1
2
3
...
19
20
21
...
64

Кэтрин покраснела, обнаружив, что ей не хочется говорить о своем положении военного трофея. Она чувствовала, что Джон быстро использует эту информацию в своих целях, но он требовал ответа, и она не могла солгать.

– Мы не обвенчаны, – ответила Кэтрин, гордо выставив вперед подбородок.

– Вот как? – Темная бровь взлетела вверх, и Джон задумчиво прищурился. – Значит, вы дали ему слово?

– Нет, – покачала головой Кэт. Она не хотела встречаться с пронзительным взглядом этих темных глаз, зная, что Джон, безусловно, неправильно понимает ее положение, а она ничего не может поделать с тем, что уготовила ей судьба.

– Странно, вы не похожи на лагерную женщину, – протянул Джон и быстрым движением обнял Кэт за талию. Держа одну руку у нее на талии, он положил другую ей на спину и, несмотря на ее сопротивление, прижал Кэт к своему телу. Смехом, отвечая на сопротивление Кэт и на ее требование убрать руки, Джон снова грубо поцеловал ее. – Мой брат должен научиться делиться, – с неприязнью сказал он и, подняв голову, взглянул на Кэтрин полными желания глазами.

Безжалостно подталкивая ее к широкой кровати, Джон поцелуем заглушил ее протест. Опрокинув Кэт на кровать, он всей тяжестью навалился на нее и потянулся к ее одежде. Плача от ненависти и испуга, Кэт отбивалась от него, заработав удар кулаком по голове, а когда попыталась закричать, Джон зажал ей рот рукой.

– Тихо! – рявкнул он. – Какая вам разница, если у вас будет одним мужчиной больше? Я давно не видел таких очаровательных девушек.

Потная рука Джона, зажимавшая Кэт рот, не давала ей дышать, она уже подумала, что потеряет сознание, но в этот момент рядом с ней раздался громкий звук удара. Кэт, защищаясь, вытянула вперед руки и постаралась прийти в себя.

– Нет! – Кэтрин снова стала сопротивляться, пристально глядя в лицо наклонившегося над пей Джона. – Не трогайте меня!

Затем раздался низкий смех, и Кэт, повернувшись, увидела Джона, стоявшего в ногах кровати и с насмешкой смотревшего на нее. Или это был Роберт? Тряхнув головой, чтобы прочистить мозги, Кэт в конце концов в человеке, который тянул ее к себе, узнала Роберта и коснулась его бархатной темно-красной куртки.

– Милорд, – с облегчением прошептала она и, словно сомневаясь в его реальности, протянула руку, чтобы дотронуться до лица Девлина. – Вы нужны мне.

– Я здесь, – Роберт послал уничтожающий взгляд своему двойнику, – но, видимо, чуть не опоздал.

– Девушка сказала, что вы не обвенчаны, – беспечно пожал плечами Джон. – Как я мог догадаться, что она для тебя что-то значит? Это было бы впервые за много лет.

– Есть собственность, которую я не отдам добровольно, – спокойно ответил Роберт. Он стоял прямо перед братом в вызывающей позе, положив руку на рукоять меча, его глаза пылали яростью, а тело напряглось от негодования. – Эта девушка одна из тех вещей, которыми я не желаю делиться.

– Предупреждаешь, брат? – съязвил Джон, вытирая топкую струйку крови в углу рта. – Значит, удар, который ты только что нанес мне, был предупреждением? В гневе ты ударил меня, а я должен думать, что это не был вызов?

– Думай что хочешь. Я готов встретиться с тобой, если таково твое желание.

– Ах, опять брат против брата. Таково твое желание? – В темных глубинах прищуренных глаз Джона горела ненависть.

– Нет, Джон, но именно это произойдет когда-нибудь. Давным-давно я пообещал, что убью тебя, и сделаю это.

– Посмотрим, кто умрет, брат, – засмеялся Джон, сделав ударение на слове «брат». – Ты считаешь себя непобедимым?

– Нет, брат, просто считаю, что я лучше тебя. Ты предпочитаешь удары в спину, а как ты поведешь себя, встретившись с противником лицом к лицу?

Джон замер, опустив руку к висевшему у него на боку мечу, и его лицо превратилось в злобную маску.

– Так познакомься с моим мечом, – в бешенстве прорычал он, быстро выхватив клинок из ножен, – и ты очень скоро увидишь, как я поведу себя!

Когда меч Роберта сверкнул в ответ на вызов Джона.

Кэтрин застыла, широко раскрыв глаза и в ужасе наблюдая за двумя мужчинами, кружившими по маленькой палатке, словно два осторожных кота. Она не осмеливалась вмешаться и очень обрадовалась, услышав раздавшийся с порога палатки громовой голос. Загораживая собой вход, на пороге стоял озабоченно нахмурившийся Роджер Монтроз.

– Вы что, сошли с ума? – прорычал он. Откинув изумрудно-зеленый плащ, он выхватил из ножен меч и прижал к земле скрещенные клинки, своим неожиданным движением обезоружив обоих братьев.

– Это не твое дело, Монтроз, – первым опомнился Джон и с жаждой крови в глазах пристально посмотрел на Роберта.

– В одном я согласен со своим братом, – готовый к предательству со стороны брата, Роберт ни на мгновение не сводил глаз с Джона, – это не твое дело, Монтроз.

– Почему бы вам не встретиться на турнире, вместо того чтобы навлекать на себя гнев короля и, возможно, заработать изгнание? – предложил Роджер, не очень надеясь, что его послушают. – Это было бы гораздо разумнее.

Наступила пауза, во время которой Кэтрин отчетливо слышала стук своего сердца, а затем Роберт, отрывисто кивнув, сказал:

– Если он согласен.

– Я согласен, – тоже кивнул Джон, скривившись в холодной ухмылке. – На арене я докажу, кто из нас лучше. – Он перевел взгляд на Кэтрин, и глаза его загорелись. – А чтобы бой стал по-настоящему интересным, пусть твоя девушка, Роберт, будет частью награды.

– Нет! – взорвался Девлин. – Она не будет частью приза!

– Боишься потерять ее, брат? – ехидно усмехнулся Джон. – Опасаешься, что она достанется мне, а не тебе? И правильно делаешь, потому что я обещаю доставлять си удовольствие.

Роджеру стоило труда не дать Роберту наброситься на Джона, и только выразительное напоминание об изгнании остановило Девлина.

– Ты знаешь, как Вильгельм относится к тем рыцарям, которые устраивают между собой драки; и особенно это касается тех, кто ссорится с рыцарями, которые, как твой брат, служат церкви.

– Сейчас ему следовало быть с церковью, а не здесь, – фыркнул Девлин. – Что занесло тебя обратно в Англию, Джон?

– Я только воюю на благо церкви, – смеясь, покачал головой Джон. – Я не священник, а воин, как и ты, брат. Но у меня нет собственных владений, поэтому я должен отказываться от большей части того, что завоевываю для церкви.

– Это благородная профессия, – вставил Роджер, – и человек может принести пользу, воюя за церковь. Вы младший сын и должны быть довольны, что имеете такую…

– Да, мне всегда так говорят! – сердито оборвал его Джон. – Но большей частью я слышу это от людей, имеющих земли и титул! – Он коротко усмехнулся. – Я одержу верх на арене, Роберт, и получу твою женщину как часть своей награды.

– Нет! – звонкий голос Кэтрин заглушил сердитые голоса мужчин. – Я не вещь, которую можно выставить на торги! Будьте прокляты вы все! Я сама выбираю себе хозяина, и я не выбираю ни одного из вас!

– Замолчите! – раздраженно приказал ей Девлин. – Вас это не касается, Кэтрин.

– Не касается? – Фиалковые глаза Кэт потемнели до цвета грозовой тучи. – Когда вы торгуете мной, словно я ваша собственность?! Кого же тогда это касается, если не меня?!

Свирепый взгляд Девлина на мгновение остановился на Кэт, но она с гордо поднятой головой смело встретила его взгляд. Кэтрин видела, что ее дерзость еще сильнее разозлила Роберта, а по усмешке Джона поняла, какое удовольствие доставила ему своим вызовом.

– Вы хотите выбрать одного из нас, миледи? – глухим голосом спокойно спросил Девлин, пронзая ее ледяным взглядом. – Которого из братьев вы выбираете? Кто вам больше импонирует?

– Я выбираю достойное положение замужней женщины. Можете вы предложить это? – с издевкой поинтересовалась она.

– Нет, – покачав головой, буркнул Роберт. – У меня нет желания попасть в эти шелковые силки! Но это не имеет значения, потому что у вас нет права выбора. Вы узница, отданная в мое распоряжение Вильгельмом, и я не отдам вас никакому другому мужчине. – Он бросил Джону колючий взгляд.

20
{"b":"4646","o":1}