ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сколько живут донжуаны
Все, что мы оставили позади
Крах и восход
Час расплаты
Хюгге, или Уютное счастье по-датски. Как я целый год баловала себя «улитками», ужинала при свечах и читала на подоконнике
Жестокая красотка
Максимальный репост. Как соцсети заставляют нас верить фейковым новостям
Последние гигаганты. Полная история Guns N’ Roses
Рыжий дьявол

– Да, я хотела бы видеть его живым. – Кивнув, Кэтрин глазами, наполненными болью, посмотрела в лицо Джона.

– Значит, вы должны убедить Роберта, что предпочли меня ему. Тогда, насколько я знаю своего брата, он оставит вас мне.

Содрогнувшись, Кэтрин закрыла глаза. Джон не станет бросать пустых угроз; он, безусловно, убьет Роберта, если она не сделает так, как он приказывает. Чтобы сохранить жизнь Роберту, она должна выбрать его брата, а Роберта, который возненавидит ее за это, отослать прочь.

– Хорошо, сэр. – Кэтрин беспомощно кивнула, соглашаясь с требованиями Джона, и слезы хлынули по ее избитому лицу. – Я выберу вас.

И пока Джон отвязывал ее от кровати, у Кэт в ушах звучал его победоносный смех.

Девлин в напряженном ожидании безостановочно ходил взад-вперед по залу замка Росуэлл. Он скорее почувствовал, чем увидел, как его брат вместе с Кэтрин появился на лестнице, и обернулся лицом к ним. Положив руку на бедро Кэт, Джон рядом с ней спускался по широкой лестнице, насмешливо и дерзко глядя на брата. Но Девлин смотрел только на Кэтрин, а она, боясь, что выдаст себя, не могла решиться взглянуть в сторону Роберта.

– Откуда у вас такие синяки, миледи? – Резкий вопрос Девлина заставил Кэт остановиться прямо перед ним.

– Я… я упала с лошади, – запинаясь, ответила Кэтрин, все еще не осмеливаясь встретить его пронизывающий взгляд.

Сердито сжав губы, Роберт насмешливо хмыкнул, не веря ей, – Кэт была слишком опытной наездницей, чтобы упасть из седла, какой бы горячей ни была лошадь, и его мрачный взгляд остановился на Джона.

– Вот мы и встретились снова, брат.

– Да, встретились. Это публичный вызов? Или ты приехал засвидетельствовать почтение своей улетевшей пташке? – поддразнил его Джон.

– Улетевшей? Лучше скажи, попавшейся в сети, брат. – Девлин с такой силой сжал меч, что у него на руке побелели пальцы. – Ты украл ее у меня, брат, и я собираюсь ее вернуть.

– Вот как? – хрипло рассмеялся Джон. – Спроси-ка у своей голубки, хочет ли она вернуться к тебе! – Джон опустил руку, лежавшую на бедре Кэт, и подтолкнул девушку вперед. – Давайте, миледи, скажите ему, кого вы выбрали. Если я скажу ему это, он не поверит.

Собравшись с духом, Кэтрин подняла голову и посмотрела в лицо Девлину. У нее несколько поубавилось решимости, когда она увидела выражение его затуманенных глаз, но Кэт знала, что должна быть убедительной, чтобы удержать Девлина от стычки.

– Я не хочу идти с вами, лорд Роберт. Я с удовольствием останусь здесь с… Джоном. – При этих словах у Кэт комок застрял в горле, и она чуть не задохнулась.

Ледяная маска скрыла мысли Девлина, но его сухощавое тело сжалось, словно он получил удар. Он стиснул зубы, и только дрожание мускула на щеке выдавало его чувства.

– Отвечайте мне, леди Кэтрин, – тихо сказал он, сверля ее взглядом, – вам угрожали причинить зло, если вы не скажете так? Или это ваше искреннее желание?

– Да, господин, я говорю это добровольно, без какого бы то ни было принуждения. – Кэт внутренне содрогнулась при этой лжи, и боль от презрения, исказившего суровые черты Девлина, чуть не лишила ее сознания.

– Тогда пусть свинья лежит со свиньей! Я оставляю вас! – Развернувшись, Девлин широкими шагами направился к двери, но его остановил голос брата-близнеца.

– Постой, брат! Через месяц мы все же встретимся на поле боя, чтобы решить это дело…

– Нет, брат! – Девлин коротко рассмеялся. – Я не стану биться за шлюху! Ты подходишь ей – и можешь оставить ее себе.

Когда тяжелая дверь закрылась за Робертом и его свитой, Джон, понимая, что его планы рухнули, в раздражении выругался. Он заманил Роберта в этот замок, далекий от Челтенхема и владений брата, чтобы втянуть его в битву. Здесь можно было бы убить его и сказать Вильгельму, что Девлин сам искал встречи. Тогда земли, принадлежащие Роберту, перешли бы следующему в роду, и Джон наконец-то получил бы их все.

– Это вы виноваты в том, что все пропало, черт бы вас побрал! – С ненавистью, глядя на рыдавшую рядом с ним Кэт, Джон набросился на девушку за то, что она ранила его и лишила возможности устроить поединок.

Из-за своего несчастья Кэт почти не замечала ничего вокруг себя. Милостивый Боже, сможет ли она вынести эту боль? Даже понимая, что она поступила так, чтобы спасти жизнь Роберту, Кэт чувствовала, что не сможет жить, зная, что он думает, будто она предпочла ему Джона.

Джон потащил за собой Кэтрин обратно вверх но лестнице. Его гнев все распалялся, и, распахнув дверь спальни и грубо втолкнув Кэт внутрь, он с мрачным удовлетворением наблюдал, как она, упав на пол, съежилась в комок.

– Интересно, леди Кэтрин, ваш любовник оценил вас? Наклонившись вперед и потирая рукой больное бедро, Джон тяжелым взглядом прищуренных глаз смотрел на блестящую макушку Кэт. Проклятие, против его воли эта девушка вызывала у Джона уважение, несмотря на его твердое решение сломить ее дух. Затем, нагнувшись и намотав на руку волосы Кэт, он грубо потянул назад ее голову и был напуган взглядом фиалковых глаз, таких же темных, как синяки на лице Кэтрин. Не было сомнения, что девушка любила Девлина, хотя и не признавалась в своем чувстве, и это еще сильнее разозлило Джона. Роберт опять просто так, мимоходом оказался победителем и легко завоевал сердце этой очаровательной саксонки, которая сейчас смотрела на Джона с одной лишь ненавистью в глазах.

– Я близнец вашего любовника, милочка. По-вашему, я не буду равен ему в постели? Уверяю вас, на меня еще никто не жаловался.

– Равен? – Аметистовые глаза смерили Джона взглядом, как какого-то отвратительного слизняка. – Вы льстите себе, Джон де Бофор! Вы не достойны даже коснуться подола его плаща! – Губы Кэтрин сложились в презрительную улыбку, которая оскорбила Джона до глубины души. – Вы просто ничтожный трус, который стремится получить богатство нечестным путем! Вы всегда во всем будете вторым, Джон!

Окончательно выйдя из себя, Джон больно потянул Кэт за волосы, заставив встать на ноги. «Это уже чересчур! – Джон пришел в бешенство. – Чтобы эта девка говорила то, чего я всегда боялся, – что Роберт всегда будет лучше, а мне придется довольствоваться остатками!» Обезумев от злости, Джон бросил Кэт на высокую кровать. Несмотря на боль, которую причиняла ему рана в бедре, ему удалось схватить руки и ноги Кэт, которыми она молотила по нему, и придавить девушку весом своего тела. И вскоре Кэт нагая лежала под ним, а Джон, изрыгая проклятия, возился с завязками своей одежды.

Крепко зажмурив глаза, Кэтрин сжалась, приготовившись к натиску Джона. «Я не стану плакать или молить его оставить меня», – сказала себе Кэт, однако при его первом же грубом стремительном движении с ее уст чуть не слетела мольба о пощаде. Кэтрин до крови прикусила себе губу и ощущала во рту вкус крови, но не чувствовала боли. Ей хотелось мысленно унестись в сумрачную чащу леса, где можно спрятаться под сенью деревьев. Становилось все темнее и темнее, пока свет вообще не исчез, и Кэтрин, уже ничего не сознавая, по извилистому туннелю заскользила вниз в небытие.

После отъезда из замка Росуэлл Девлин не произнес ни слова, он ехал, крепко стиснув зубы и не отрывая взгляда от дороги. Ярость бурлила в его сухом теле, как адская смесь, стремящаяся вырваться наружу; ветер раздувал полы его плаща и стегал ими Девлина с громким звуком, напоминавшим щелканье кнута.

Следуя за своим господином по ухабистой дороге, Роджер Монтроз не переставал удивляться, как мог Девлин поверить такой очевидной сказке. Нетрудно было понять, что Кэтрин вынудили так говорить, синяки на ее лице свидетельствовали о насилии, однако Девлин без возражений проглотил ее слова. «Такая доверчивость не в характере Девлина», – размышлял Монтроз, искоса поглядывая в сторону друга.

Когда его жеребец споткнулся в третий раз, Девлин сердито выругался и, недовольно натянув поводья остановил коня. Было очевидно, что лошадям нужно отдохнуть, а взглянув на своих усталых спутников, Девлин понял, что люди тоже нуждаются в отдыхе, и резко махнул рукой. У него было такое чувство, что сам он больше никогда не будет знать, что такое отдых. В глазах у Девлина помутилось, ему хотелось задрать голову и завыть, как раненый волк, и он проклял судьбу, которая свела его с этой девушкой. «Эту коварную тварь точно так же, как и всех других, интересовало только собственное удовольствие, а не мужчина. Глупая доверчивость сделала меня слепым и не дала увидеть истинную натуру этой девки. Я был одурманен нежными формами и сладкой улыбкой леди Кэтрин, ее дерзким мужеством и пылкостью, с которой она наслаждалась моим телом. Да, – с горечью сказал себе он, – вы, лорд Роберт, могущественный граф Девлин, оказались круглым дураком!»

35
{"b":"4646","o":1}