ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 1

Апрель 1076 года

Серый замок Челтенхем стоял, как безмолвный каменный часовой, на гребне невысокого холма в южной Англии, возвышаясь над деревенскими хижинами, теснившимися внизу, в долине.

Напевая незамысловатый мотив, восемнадцатилетняя Кэтрин Челтенхем, приподняв вышитую шелковую юбку, сбежала по широкой каменной лестнице в Большой зал. Снаружи светило солнце, дул легкий ветерок, и она улыбнулась ожидавшему ее чудесному дню. За высокими стенами, окружавшими каменные и деревянные постройки, лежали просторные луга, пестревшие полевыми цветами, а леди Элизабет, болевшая уже несколько месяцев, мечтала увидеть весенние цветы, и Кэт – так ее называли в семье – решила собрать для матери душистый букет.

– Куда это вы собрались, миледи? – окликнула девушку служанка, когда Кэт проходила мимо нее. – Лорд Челтенхем предупредил, чтобы мы не выходили за стены замка, потому что поблизости остановились норманнские бандиты.

– Я только выйду на луг за воротами, Марта, и не задержусь надолго, – пообещала Кэт.

День был еще таким же юным, как и девушка, и сиял свежей красотой. Грациозной походкой Кэт шла по дорожке, ведущей к внешним воротам, и солнце играло в длинных медных локонах, свободно ниспадавших ей на плечи. Она дружески помахала охранникам и, минуя решетчатые опускные ворота, сказала страже, куда идет. Стражники, знавшие ее с тех пор, как она родилась, добродушно улыбнулись ей, но в их улыбках чувствовалось уважение, ведь она была дочерью их хозяина. Как большинство девушек ее возраста, Кэтрин была обучена домоводству, она умело управляла кладовыми, кухнями, складами и большим штатом слуг, у нее было значительных размеров кольцо с многочисленными ключами от складов и чуланов, и она их никогда не путала, а во время частых болезней леди Элизабет Кэт вместо нее выполняла обязанности хозяйки огромного замка. В последние годы, после восшествия на престол Вильгельма, у саксов была нелегкая жизнь. По всей стране вспыхивали мятежи и бунты, а год назад было крупное восстание. После этого восстания Уолтер, отец Кэт, редко бывал дома. Кэт очень боялась, что отец навлек на себя гнев короля Вильгельма за участие в мятеже, а после того как он неожиданно уехал ночью, не сказав никому о своих планах, она предчувствовала, что их ожидают неприятности. Слегка нахмурившись, Кэт медленно брела по лугу к расположенным невдалеке густым зарослям и, нагибаясь, срывала росшие у ее ног нежные фиалки. Решив, что в такой чудесный день глупо беспокоиться о том, чего нельзя изменить, она загнала подальше свои страхи. Набрав душистых цветов, Кэт легла на поросший травой бугорок, так чтобы видеть стены замка. Теплое солнце проникало сквозь густую листву высоких дубов, на ветвях весело распевали птицы, и свежий запах травы и цветов успокоительным бальзамом проливался на душу Кэт. Она лежала на траве, прищурив от яркого солнца фиалковые глаза, и аметистовый шелк ее платья искрился, как драгоценный камень, в солнечных лучах.

«Замечательный день, – сонно подумала Кэт, глядя на воздушные облака, неторопливо плывущие по голубому куполу неба, – такому дню нужно только радоваться». Благородная линия ее рта сложилась в мягкую улыбку при мыслях об Эдварде – красивом, нежном Эдварде, с которым девушка была помолвлена еще с детства и с которым вскоре должна была обвенчаться. Таково было решение их отцов, но, к счастью, Кэт всегда любила Эдварда. Да и почему не любить его? Он был стройный, светловолосый, с ангельскими чертами лица и порой казался почти неземным. Сейчас Кэт чувствовала себя особенно счастливой оттого, что помолвлена с молодым человеком, на которого приятно смотреть и который может писать такие замечательные письма. Эдвард много раз присылал в Челтенхем свои сочинения, и, хотя отец Кэт всегда уходил из комнаты при появлении трубадура, Кэтрин доставляло удовольствие внимание молодого человека. Вздох удовлетворения вырвался у Кэт при мысли о том, сколько платьев и пар обуви приготовлено в качестве свадебного приданого. Весь прошедший год ее портнихи шили платья замысловатых фасонов, и на каждый день года у Кэт была заготовлена пара обуви – Уолтер Челтенхем заботился, чтобы его дочь ни в чем не нуждалась. С приятными мечтами о замужестве Кэт, как маленький ребенок, подложила одну руку под щеку, опустила густые ресницы, спрятавшие фиалковые глаза, и погрузилась в сон, а ее изящное тело само собой приняло грациозную позу. На высоком холме, с которого был виден Челтенхем, появилась группа всадников. Их боевые лошади нетерпеливо били копытами по молодой траве и беспокойно ржали.

– Милорд, могу я теперь дать сигнал?

– Да, – последовал решительный ответ, – пора. Рука в доспехах ударила по луке седла, солнечный луч блеснул на латах, и рыцари Вильгельма, пришпорив лошадей, понеслись с холма вниз, к замку. Какое-то мгновение в замке царило смятение, и стражники в замешательстве смотрели на стремительно приближавшееся войско, но затем многолетняя тренировка взяла свое, и они, опомнившись, опустили решетчатые ворота и подняли деревянный мост. Челтенхем не был большой крепостью и не мог долго противостоять атаке или осаде, но он был построен надежно, а его защитники хорошо тренированы. Огромные котлы с разогретой смолой были наготове, и кипящее масло можно было в любой момент вылить со стен. Раздалась громкая команда, и мужчины с мечами и натянутыми луками быстро заняли свои места.

Незамеченный защитниками замка какой-то человек проскользнул к задним воротам, скрытым среди густых кустов. Он бесшумно отодвинул тяжелый засов и откинул щеколду – дорога захватчикам была открыта. Обнаружив, что их атакуют с тыла, защитники решили, что нападающие нашли проход, но затем поняли, что ворота были открыты изнутри. Защитников была всего горстка, а нападающих во много раз больше, воины Вильгельма рубили и кромсали направо и налево, прокладывая себе путь сквозь линию обороны, и вскоре битва была завершена. Когда последнего из сопротивляющихся пронзили мечом, а несколько человек сложили оружие, на землю опустилась гробовая тишина. Перед нестройным рядом побежденных саксов стоял высокий воин в доспехах, держа в одной руке окровавленный меч и засунув под мышку другой руки шлем. Ветер шевелил его влажные от пота черные как смоль волосы, густые брови нависали над проницательными черными глазами, губы были сжаты в жесткую линию, разрезавшую лицо, и мышцы худощавого лица подергивались, когда он смотрел на побежденных саксов.

– Я пришел от имени короля Вильгельма и приказываю вам подчиниться его власти. Вы подчиняетесь? – резко спросил он и без малейшего намека на снисхождение ждал ответа.

– Да, господин, – наконец прозвучал в ответ нестройный шепот, и стоявшие медленно опустились на одно колено, покоряясь своим победителям.

Испытав горечь поражения, саксы были растеряны и злы, Их хозяина в замке не было, и они не понимали, почему на них напали воины Вильгельма. Десять лет назад они воевали вместе с Уолтером Челтенхемом и были свидетелями его клятвы в верности Вильгельму Завоевателю. Так почему же теперь на них напали? Кто-то из стариков напомнил о тайных разговорах в коридорах, разговорах об измене, и глухой ропот прокатился среди саксов.

– Я забираю этот замок по приказу короля Вильгельма, – объявил высокий рыцарь, – и он вместе с его обитателями переходит под мое управление. – Он замолчал, обвел пристальным взглядом ворчавших саксов, а затем продолжил: – Теперь вы считаетесь пленниками графа Девлина, и я требую, чтобы вы поклялись в верности Вильгельму и мне, иначе вас ждут страдания.

Один из мужчин, оказавшийся смелее остальных, шагнул вперед и спросил:

– Почему Вильгельм послал войска атаковать замок, который уже служит ему? Уолтер Челтенхем принес клятву верности еще десять лет назад.

Когда стоявший впереди высокий граф засмеялся, другой вооруженный рыцарь, подойдя к нему, откинул назад шлем и забрало.

– Да, он дал клятву, чтобы нарушить ее! – горячо воскликнул нормандец, глядя в лицо саксу. – Даже сейчас Уолтер скрывается от правосудия короля Вильгельма, он бросил вас, чтобы вы столкнулись с нами вместо него!

4
{"b":"4646","o":1}