ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я хочу дать Роберту еще один, последний, шанс благородно сдаться. – Джон пожал плечами и, холодно улыбаясь, немного помолчал для большего эффекта. – Вильгельм разрешил битву, и победитель получит трофеи.

Кэт в отчаянии тихо вскрикнула, а Джон со злорадной улыбкой направился к выходу, все же с опаской поглядывая на Руфуса.

Кэтрин окаменела, понимая, что Джон говорил правду. Инстинкт подсказывал ей, что он замышляет коварство против Девлина. Но зачем он утруждал себя, предупреждая ее? Надеялся, что она снова станет подыгрывать ему, отдав себя как выкуп за спасение жизни Девлина? Нет, на этот раз она останется верна Дсвлину – и себе.

К тому времени, когда Девлин вернулся, Кэтрин уже приняла ванну и переоделась в новую одежду, и теперь служанка расчесывала ей длинные горящие огнем волосы. Войдя во внутренние покои, Девлин при виде ее просиял от удовольствия.

– День был приятным, крошка Кэт? – Остановившись рядом с Кэт, он с нежностью окинул ее взглядом, и улыбка смягчила обычно суровую линию его рта. Кэтрин вздрогнула, словно он коснулся рукой ее тела, и, заметив ее реакцию, Девлин с нетерпением отослал служанку и снова устремил взгляд на Кэт.

– Настолько, насколько может быть приятным день без вашего общества, – ответила Кэт, протягивая кошелек, который он раньше дал ей. – Вы слишком щедро тратите деньги, милорд. Здесь гораздо больше денег, чем мне было нужно. – Она прикусила нижнюю губу, не зная, как рассказать Девлину о посещении Джона, чтобы не вызвать у него гнев.

Отбросив кошелек в сторону, Девлин поднял Кэт на ноги и, заключив в объятия, нежно коснулся губами ее губ, а его следующие слова прогнали Джона у нее из мыслей.

– Сегодня вечером мы обедаем с Вильгельмом, дорогая. Он желает встретиться с девушкой, которая превратила мой мозг в кашу, так что я почти перестал что-либо соображать.

– Вильгельм настаивает на этом? – Кэтрин улыбнулась, и ее фиалковые глаза потемнели. – Было бы гораздо приятнее пообедать нам одним.

– Это большое искушение, – хмыкнул Девлин, крепче сжав объятия, – но вряд ли Вильгельм благосклонно отнесется к тому, что я пропущу подряд две вечерние трапезы с ним. Уверен, ему особенно хочется поговорить с вами.

Кэтрин была смущена этим персональным приглашением. Она помнила приглушенные голоса в коридорах Чел-тенхема и тихие рассказы о нормандском короле, который разоряет английские дома и фермы и вынуждает всех землевладельцев клясться ему в верности. Именно королевский эдикт предписывал каждому человеку в обязательном порядке прежде всего присягнуть на верность королю. «Отец не желал покоряться, но его заставили, и за свои выступления он поплатился всем», – грустно подумала Кэтрин.

– Где вы витаете, крошка Кэт? – Откинув назад ее голову, Девлин заглянул ей в глаза: – Заблудились в собственном мире?

– Роберт, вам что-нибудь известно о моем отце? – серьезно спросила она.

– Он давал о себе знать, после того как покинул Челтенхем, миледи? – Роберт замер, и нежное выражение на его лице сменилось настороженностью.

– Нет, господин, вы же знаете, что я о нем не слышала. – Она сжала губы в ответ на полный недоверия взгляд Девлина. – Он умер или заключен в тюрьму?

Единственным ответом на ее вопрос был неопределенный жест плечами. Выпустив Кэт, Девлин повернулся к стоявшему рядом столу и налил себе чашу вина. Кэтрин поняла, что ему что-то известно об Уолтере, но он просто не хочет говорить ей, и, когда Девлин снова обернулся к ней, она спокойно встретила его взгляд.

– Уолтер Челтенхем сделал все, что мог, чтобы обеспечить собственную гибель! – раздраженно и резко бросил Девлин, подняв темные брови. – Он отлично понимал безрассудность мятежа. Вильгельм и собственного брата отправил бы в тюрьму за открытое неповиновение. Так что же ему оставалось делать с саксом, который одной половиной рта клянется в верности, а другой в это же время призывает к восстанию?

– Характер Вильгельма хорошо известен всем, – согласилась Кэтрин. – Я просто пытаюсь хоть что-нибудь узнать о судьбе своего отца. Разве вы не поступили бы точно так же, если бы вашего отца обвинили в подобном преступлении? Пусть он слабый и неумный человек, но все же он мой отец и единственный, кто остался у меня на белом свете. Вы отказываетесь рассказать мне о нем?

Немного смягчившись и взглянув на Кэт, Девлин почувствовал, что она говорит искренне, и на его холодном, замкнутом лице промелькнул намек на сочувствие. Но Дсв-лину было страшно сказать ей то, что он знал, – Роберт боялся, что Кэтрин отвернется от него, узнав, какую роль он сыграл в судьбе ее отца.

Глава 12

Стоя у окна, из которого открывался вид во двор, Кэтрин чувствовала, как взгляд Девлина буравит си спину. Протянув руку, он коснулся ее плеча, и она с надеждой обернулась к нему. Девлин про себя выругался, ему очень хотелось скрыть от Кэт правду, но он понимал, что она все равно узнает о судьбе отца – при дворе Вильгельма это было только вопросом времени.

– Миледи, вы действительно хотите узнать о своем отце? Предупреждаю, вы ничего не сможете изменить.

– Да, господин, я хочу знать, что с ним, – ответила Кэт, чувствуя, как ее сковывает страх. Она нащупала край стола и крепко ухватилась за него, чтобы не упасть, услышав то, что ей предстояло узнать.

– Уолтер находится внизу, в подвале, – напрямик сообщил Девлин, понимая, что нет способа смягчить эти слова.

Фиалковые глаза Кэт, ставшие похожими на огромные синяки, выступившие на побелевшем лице, смотрели в упор на Девлина.

– Могу я увидеться с ним? – наконец спросила она ровным голосом, несмотря на то что губы у нее слегка дрожали. – С ним все нормально?

– Да, в его положении вполне нормально. Но сколько это будет продолжаться, зависит от настроения Вильгельма. – Кэт чуть заметно вздрогнула, и это движение не осталось незамеченным. «Хорошо, что она узнала правду сейчас, без лишних свидетелей», – подумал Девлин и продолжил: – Многое зависит от сподвижников Уолтера. Если найдутся люди, которые уговорят его снова принести клятву верности, возможно, удастся убедить Вильгельма быть снисходительным.

– Но вы не верите, что такое возможно. – Это был не вопрос, а утверждение.

– Нет, не верю, – тяжело вздохнул Девлин. – Лишь немногие из знатных друзей Уолтера согласятся принять участие в таком деле, потому что всем известно, как быстро и жестоко действует Вильгельм, когда возникает угроза его власти. Именно так он покоряет мятежных саксов.

– Успешнее всего Вильгельм справляется с глупыми саксами! – обрезала Кэтрин с горькой ноткой и голосе. – Ведь норманны прибрали к рукам почти все английские земли, И теперь главные землевладельцы поставляют королю необходимое количество рыцарей для службы в армии! А кого завоевывает Вильгельм? О, он завоевывает Англию! А любой барон, набравшийся смелости или от отчаяния решившийся восстать, вскоре оказывается раздавленным королевским каблуком!

– Да, это отчасти верно! – проворчал Девлин, постепенно приходя в негодование. – А что, вместо этого вы предпочли бы снова нескончаемые войны между отдельными баронами? Или вам больше нравится, чтобы, как прежде, феодальные войны разрывали страну на части? Во всяком случае, под управлением Вильгельма Англия наслаждается относительным спокойствием!

Это было правдой, и Кэтрин нечего было возразить. На короткое мгновение в ней пробудилась ненависть к отцу за то, что он бросил ее в таком трудном положении, за то, что, не предупредив ни словом, отдал свое единственное дитя норманнам, за то, что его не было, когда умерла его жена, а дом захватили.

– Я хотела бы увидеться со своим отцом, – холодно произнесла Кэт, встретившись с рассерженным взглядом Роберта.

Нахмурившись, Роберт смотрел на Кэт из-под полу прикрытых век, и отказ готов был слететь с его губ, но затем он смягчился и отрывисто кивнул.

– Я отведу вас, красавица, но сначала мы должны отобедать с королем. Вильгельм ожидает нас.

41
{"b":"4646","o":1}