1
2
3
...
45
46
47
...
64

– Я снова получил вас в свое распоряжение, леди Кэтрин, – нежно проворковал Джон, совсем не так нежно взяв ее за руку.

– Сэр Бофор! – прогремел строгий голос Вильгельма, – Я поручил леди вашим нежным заботам, и если узнаю, что вы с ней плохо обращаетесь, то сурово накажу вас. Вы поняли меня?

– Да ваше величество. Уверяю вас, вы ничего не услышите о плохом обращении с леди. – Пальцы Джона вонзились в тело Кэт, противореча его словам и безмолвно говоря ей, чего именно следует ожидать от сэра Джона де Бофора.

– Вы и не предполагали, что снова окажетесь со мной, не так ли, моя прекрасная леди? – Растянувшись перед ярко горящим огнем, Джон издевался над Кэтрин, прекрасно понимая, о чем она думает. – Но я же когда-то сказал вам, что я – лучше! – Откинув назад голову, Джон влил себе в горло вина из почти опустошенного бурдюка.

– Так ли? – тихо откликнулась Кэт, и Джон, повернув голову, взглянул на ее пепельно-серое лицо. – Я все еще сомневаюсь в этом, сэр де Бофор! Лучшим остается милорд Девлин, а не вы! – Она встала с жесткой скамьи у огня и подошла к Джону. – Думаете, я не помню, какие коварные планы вы строили в замке Росуэлл? Как вы обманом хотели заманить Девлина в смертельную западню? В конце концов вы добились своей цели, Бофор! – Она стояла прямо перед Джоном, холодная улыбка кривила мягкую линию ее рта, а в глубине глаз горела безрассудная решимость. – Мечи Девлина сделаны из самой лучшей толсдской стали и не ломаются так легко, как сломался этот. Что вы сделали? Кого вы нашли для того, чтобы так искусно ослабить меч брата?

Резко выбросив вперед руку, Джон ударил Кэтрин по щеке так, что она упала на пол.

– Болтливый язык не доводит до добра, милая, – спокойно заметил Джон, хотя его лицо потемнело от гнева. – Будете давить на меня, и я наставлю вам синяков в таких местах, где Вильгельм их не увидит… – Он угрюмо задумался над тем, как заставить Кэт молчать, чтобы она ни с кем не поделилась своими подозрениями. Ему было совсем ни к чему, чтобы длинные носы совались не в свое дело. Он победил и теперь имел собственные земли, которые будут приносить ему доход и наполнят пустые сундуки, он не собирался позволить Кэт лишить его победы. – Ах, – наконец с улыбкой заговорил Джон, – боюсь, вы обладаете слишком богатой фантазией. Мне кажется, вы слегка тронулись умом, миледи. Неужели это дело довело вас до сумасшествия? Быть может, вас нужно изолировать, чтобы вы не причинили никому вреда, в том числе и себе? – Он громко расхохотался, когда Кэтрин вздрогнула от удивления и испуга. Осознав его намерения, она широко раскрыла фиалковые глаза. – Да, вероятно, именно так и придется сделать. Я вспоминаю сумасшедшую жену одного друга, которая, как и вы, миледи, страдала подобным недугом. Это было жалкое, полудикое создание, кричавшее в бреду о злых делах и мрачных заговорах, которых никогда не существовало. Знаете, ее несчастный муж был вынужден в конце концов запереть ее в одной из башен своего замка. Позже я слышал, что она много лет томилась там, жалуясь на мерещившихся ей крыс и бегающих в темноте неведомых созданий. Это был ужасный позор. Вам нехорошо? – Он наклонился вперед и, приподняв Кэт голову, взглянул в ее исказившееся лицо.

Некоторое время Кэтрин стояла не двигаясь. Она прекрасно понимала, о чем говорит Бофор, – он запрет ее как умалишенную, если она хоть кому-нибудь заикнется о своих подозрениях. Это было подлое насилие: она должна была либо молчать, либо остаток дней провести в адской тьме камеры одной из башен. Кэтрин была вынуждена сдаться, чтобы выиграть время.

– Нет, милорд, со мной все в порядке, – удалось ей наконец ответить. – Просто день был очень длинным, и я устала. «Я убью его, – поклялась себе Кэт, скромно опустив взгляд в пол. – Дождусь, пока он поверит, что я сломлена и сдалась, и тогда заколю его своим кинжалом». Перед турниром Кэтрин предусмотрительно вооружилась, и сейчас, чтобы убедиться, что ее оружие при ней, Кэт через ткань платья прижала руку к бедру и нащупала украшенную драгоценными камнями ручку спрятанного кинжала. Она готова была без колебаний применить против Джона свое оружие, хотя отдавала себе отчет в том, что, если убьет человека, поклявшегося в верности Вильгельму, ее ожидает смерть, – но что за жизнь будет у нее в другом случае? Крепко сжав руки, Кэтрин, вскинув голову, встретила настороженный взгляд Джона.

Далеко от того крыла замка, где Джон играл с Кэт в кошки-мышки, Девлин тихо бесился. «Проклятый Джон!» – выругался он про себя, чувствуя, как беспомощность волнами накатывает на него. Чертыхнувшись, Девлин нетерпеливо оттолкнул хирурга, обрабатывавшего его рану.

– Рана не маленькая, милорд, – возмущенно выпрямившись, холодно предупредил оскорбленный доктор. – Вам повезло, что вы остались живы! – С осуждением покачав головой, он закрыл сумку с инструментами и лекарствами.

– Однако я жив, – язвительно заметил Дсвлин, – и отнюдь не благодаря вашему сомнительному искусству! – Он кивнул расхаживавшему по комнате Роджеру Монтрозу. – Монтроз, покажи ему дорогу!

– Я прекрасно знаю дорогу, – сдержанно ответил невысокий мужчина и, взяв свою сумку, с негодованием вышел из комнаты.

– Несносный идиот! – пробурчал вслед хирургу Девлин. Его рана нестерпимо болела, но это было ничто по сравнению с болью от потери Кэтрин. – Как будем возвращать ее? – прямо перешел к делу Роджер, понимая, что сильнее всего мучит Девлина. – Может быть, опротестуем исход поединка?

– Нет, это бесполезно. – Роберт задумчиво нахмурился, прищурив темные глаза. Пошевелившись, чтобы занять более удобное положение на подушках, он скривился от боли и еще раз проклял свое ранение.

Видимо, не было способа с честью вернуть Кэтрин, но Роберту стало стыдно, что он даже на короткое мгновение допустил мысль о возможности вернуть ее без согласия Вильгельма. Крепко прижав к глазам ладони, Роберт подавил мученический стон, и мрачная тишина наполнила комнату. Он мечтал вернуть Кэтрин даже ценой всего того, что приобрел за свою жизнь, но ни за что в этом не признается. «Как ей удалось так круто изменить мою жизнь? – В каждом углу Девлин видел Кэт, слышал ее легкие шаги и тихий смех, чувствовал, как ее теплые руки нежно касаются его щек. – Проклятие! Как мне это вынести? И как пережить воспоминания о тех жестоких словах, которые я так бессердечно бросал ей время от времени?»

– Милорд!..

– Да, Роджер, в чем дело? – Обратив страдальческий взгляд к Роджеру, Роберт увидел на лице друга отражение собственных горестных чувств от потери.

– Роберт, остается только мне вместо тебя вызвать Джона, – твердо сказал Роджер. Широко расставив ноги и взявшись за рукоять меча, он стоял перед Робертом и ожидал его ответа. Когда же Девлин медленно покачал головой, отказываясь от его предложения, Роджер насупился, сведя брови на переносице. – Ради всех святых… – начал Монтроз, но Роберт резко оборвал его.

– Нет, Роджер, друг мой, я не могу согласиться, хотя благодарен тебе за предложение. Это лишь увеличит претензии Джона.

– Будь он проклят! Он же просто низкий предатель! – Роджер выругался, стукнув кулаком по столу. – Девлин, я подозреваю, что Джон принимал участие в заговоре против Вильгельма, до меня дошли слухи о связи Джона с Уолтером Челтенхемом. – Что ты сказал, Роджер? – Девлин слегка приподнялся на подушках дивана и пронзительным взглядом влился в друга.

На мгновение Роджеру захотелось вернуть свои необдуманные слова, ведь Джон все-таки был братом Девлина, и преданность Роберту требовала от Монтроза защищать честь семьи Бофоров.

Но Девлин только улыбнулся с мрачным удовлетворением, когда Роджер, пересказал ему то, что слышал о Джоне, Уолтере и о связи между ними. Девлин ничего этого не знал, но он был уверен, что мало кто осмелился бы сообщить ему такие сведения о его брате.

– Да, Роджер, теперь все начинает становиться на свои места. До сих пор многие вещи оставались мне непонятными. Например, почему так вовремя сломался клинок моего меча. И почему я решил, что Джон будет честно соблюдать условия поединка?! – Но хуже всего Роберту было оттого, что oн не прислушался к словам Кэт, которая пыталась предупредить его. Нервничая, Девлин хотел встать, но, задохнувшись от боли, пронзившей его, снова рухнул на подушки дивана. – Проклятие, у меня совершенно нет сил! Кто бы мог подумать, что потеря капли крови превратит меня в беспомощного щенка!

46
{"b":"4646","o":1}