1
2
3
...
46
47
48
...
64

– Скажи мне, чего ты хочешь? – быстро спросил Монтроз, стараясь изменить ход его мыслей.

– Хорошо, Роджер, – пробормотал Девлин, криво усмехнувшись. – Мне придется предоставить тебе сделать то, что должен был сделать я сам. Теперь время – мой враг, так что следует поторопиться. – Он обратил к верному другу искаженное болью от раны лицо. – Есть дна человека, которых нужно найти и, скажем так, убедить заговорить. Один из них известен под именем Линдан, живет в Лондоне и занимается изготовлением лучших мечей. Я вспомнил, что мой брат близко знаком с ним. Этого человека не волнует честь, и за кошелек золота он вполне мог ослабить меч. Второй – это лорд Айэи Стенбери. С этим человеком будь осторожен, Роджер, он очень опасен. Он знает и Уолтера Челтенхема, и моего брата и часто поддерживал Джона. Если найти к нему правильный подход, Стенбери мог бы добровольно рассказать Вильгельму то, что ему известно, и, думаю, это принесло бы большую пользу. Но он хитер, как лис. Его нужно убедить, что это в его же собственных интересах. Ты меня понял?

– Да, Девлин, – усмехнувшись, Роджер застегнул перевязь с мечом, – думаю, я смогу быть убедительным.

Дверь спальни закрылась за Роджером, а Девлин остался беспомощно лежать на диване, проклиная свое ранение.

Тихо сидя у огромного каменного очага в спальне Джона, Кэт надеялась, что он слишком пьян, чтобы требовать от нее какого-либо внимания. Она чувствовала себя уставшей, ее щека все еще горела от безжалостного удара Джона, нижняя губа распухла, а глаз заплыл и болел. Сжав губы, Кэтрин осторожно взглянула в сторону Джона. Должен же он уснуть от того количества вина, которое выпил по возвращении в свои апартаменты! Но нет, туманный взгляд Джона был обращен к ней, и омерзительная улыбка играла у него на губах.

– Притаились, миледи? Ничего хорошего из этого не выйдет. – он глупо подмигнул ей и приподнял одну темную бровь точно так же, как это сделал бы Роберт. – Идите сюда, милочка. – Кэт не двинулась с места, и Джон, повысив голос, рявкнул: – Я сказал, сюда!

Вынужденная повиноваться, Кэтрин неохотно поднялась из своего скорченного положения у огня и медленно направилась к нему. Ей нестерпимо хотелось погладить рукой спрятанный под платьем кинжал, но она устояла против этого желания, понимая, что ее жест насторожил бы Джона.

– Да, господин? – кротко спросила она, остановившись на расстоянии вытянутой руки и не поднимая взгляда от пола.

Джон знал, что Кэтрин ненавидит его и мечтает о его брате. Он подумал, что, быть может, используя эту девушку, ему еще удастся окончательно разделаться с Робертом, заявив, что брат пытался отобрать у него Кэт даже после указа Вильгельма. Джон решил, что идея определенно заслуживает внимания.

– Тоскуете по моему брату, леди Кэтрин? – слегка прищурившись, ухмыльнулся Джон. – Знаете, можно устроить встречу с ним. Если бы вы послали Роберту записку с просьбой принять нас в Челтенхеме, возможно, мы смогли бы прийти к соглашению.

– Нет, Джон де Бофор! – Лицо Кэт исказилось от боли. – Я отлично понимаю, какое соглашение у вас на уме! Вы не только вероломны, но и легко предсказуемы! Я не стану помогать вам заманивать Роберта в ловушку, даже если за это вы меня убьете!

– Сами того не подозревая, вы подошли близко к истине, – спокойно заметил Джон. – Конечно, я могу убить вас.

От его циничных слов у Кэтрин кровь застыла в жилах, а по спине побежали холодные мурашки страха, и ее рука скользнула вниз, к придававшему ей уверенность оружию, которое лежало в кожаном чехле у ее бедра.

– Если вы решите убить меня, я не смогу помешать вам – вы гораздо сильнее.

Простой довод Кэт и ее холодный тон насторожили Джона, и его одурманенный вином мозг осознал, что для женщины, оказавшейся в такой опасности, она ведет себя слишком самоуверенно. Неужели она надеется, что его брат освободит ее от него? Одной рукой Джон схватил Кэт и притянул ближе, а другую грубо запустил в спадавшие ей на плечи медные локоны.

– Правильно, миледи. Вы не сможете помешать мне, если я решу убить вас. – Джон больно дернул длинные блестящие пряди, откинув голову Кэт назад под острым углом.

У Кэт в мозгу мгновенно вспыхнуло воспоминание о том, как Джон насиловал ее в замке Росуэлл. «Нет, Джон де Бофор больше такого со мной не сделает. Если я не убью его, то убью себя», – поклялась себе Кэт и, просунув руку под мягкие складки юбки, нащупала острый кинжал. Выхватив его и занеся вверх, Кэтрин почти плавным движением хладнокровно вонзила клинок глубоко в бок Джона, потом еще раз. Реакция Джона была замедлена выпитым вином, он тяжело повалился на Кэт, и теплое липкое пятно проступило на его бархатной куртке.

Кэтрин удалось выбраться из-под неподвижного тела Джона и подняться на нетвердые ноги. «Я убила человека, – была ее первая мысль. – Теперь я убийца. Хотя он и заслуживал смерти, но ценой за убийство будет моя душа, – сказала себе Кэт и, наклонив голову, взглянула вниз на Джона. То, что она увидела, было ее неминуемой погибелью. – Как я смогу прийти к Девлину с руками, обагренными кровью его брата?» Медленно, очень медленно она подняла кинжал, который все еще сжимала в руке. Было так легко, так просто вонзить клинок в человека – и убить его.

– Кэтрин!

Кэт в испуге резко обернулась к двери и растерялась, узнав своих кузенов.

– Джейн? Хантли? – Она в замешательстве смотрела на остановившихся у двери сестру и брата.

– Кэт, – тихо сказала Джейн, протянув к ней руку, – отдай мне кинжал, дорогая. Все будет хорошо. Клянусь, больше никто не будет тебя обижать!

Оцепенев и плохо соображая, Кэт стояла, держа кинжал у самой груди, как будто собиралась испробовать его на себе. Хантли бросился вперед и, железной хваткой схватив Кэт за запястье, заставил выпустить кинжал. Не проронив ни звука, Кэтрин провалилась в глубокий обморок, устремившись в спасительную бездну, где никто не сможет до нее добраться.

Кэтрин беспокойно металась, ей чудилось, что она бежит по темному лесу и ее преследуют топот тяжелых сапог и резкие голоса, окликающие ее по имени. Кэт не понимала, где она и почему Роберт не поможет ей.

– Роберт, любимый, где вы? – в отчаянии звала она, с болью понимая, что он не может ее услышать. – Отец! Это вы? Почему вы покинули меня? Вы знаете, что мама умерла, когда рядом с ней никого не было? Вам жаль, что ее больше нет?

– Кэтрин, – тихий голос ласково позвал се, пытаясь увести из нереального мира безумия. – Кэтрин…

– Нет! Я узнаю вас, Джон де Бофор! Я знаю, это вы ослабили меч Девлина – вы хотели нечестно забрать то, что не принадлежит вам!

– Кэтрин?

– Мне так жарко… Я уже в аду? Знаете, я убила человека. Он обижал меня… О Роберт… Где вы? Неужели вы ни капли не любите меня? Неужели я всегда должна любить вас без всякой надежды? О, как здесь темно! Я не знала, что в аду будет так темно…

Вздрогнув, Кэтрин открыла глаза и увидела перед собой испуганное лицо своей кузины Джейн.

– Джейн? – произнесла она слабым прерывающимся голосом, и ее ресницы задрожали, когда она постаралась сосредоточиться.

– Слава Господу и всем святым! – Слезы хлынули по щекам Джейн, и она стиснула руку Кэт. – Мы боялись, что ты не переживешь воспаление мозга. Как ты себя чувствуешь, Кэт?

Кэтрин на минуту задумалась и облизала пересохшие губы – даже это потребовало от нее неимоверно много сил.

– Устала. Хочу спать. И пить. Найдется немного вина? Кивнув, Джейн поднялась из небольшого кресла, стоявшего возле кровати, а Кэтрин закрыла глаза и еще до возвращения Джейн снова погрузилась в сон, но теперь это был спокойный сон, в котором ее не преследовали образы из прошлого.

Когда она опять проснулась, то увидела склонившегося над ее постелью Хантли.

– Это действительно ты, Хантли?

– Да, кузина, это я. – Он радостно улыбнулся. – Ты нас ужасно напугала своей болезнью. Как ты себя чувствуешь?

– все еще хочу пить, – улыбнулась Кэт, – так что, если можешь, принеси мне вина, на этот раз я уже больше не усну.

47
{"b":"4646","o":1}