ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нет, она не твоя, пока ты не докажешь Вильгельму, что Бофор сражался с тобой нечестно. Когда ты предоставишь королю то, что узнал?

– Всему свое время, Монтроз.

С холодными глазами и сведенными в линию бровями, Девлин расхаживал перед высокими выходящими во двор окнами. Ему нелегко было принять решение, хотя он понимал, что его брат-близнец заслужил то, что его ожидало. Девлин мысленно вернулся к разговору с лордом Ги и вспомнил свое обещание не убивать брата, а привезти его обратно в Челтенхем. Казалось, его отец, скорее, поверил бы, что Роберт бездельник и негодяй, чем согласился бы с тем, что Джон может творить зло и перекладывать вину на брата. И лорд Ги, конечно, никогда не поверит, что Джон мог участвовать в заговоре против Вильгельма.

– А если ты ее не найдешь? – Услышав хриплый вздох товарища, Роджер вопросительно взглянул на него – Что тогда, Девлин? Прошло уже много времени с тех пор как ты был в своем имении, и еще больше с тех пор, как я видел свой дом. Вероятно, следует вернуться в Девлин, а потом отправиться в мои владения.

– Да, Роджер, – согласился Роберт, – пожалуй, так и следует сделать. Но я собираюсь поехать в Челтенхем.

– В Челтенхем? – Роджер уставился на Девлина. – Ты что, лишился рассудка? О, Джону это понравится! Что ж, во всяком случае, он сможет очернить тебя и поторопится доложить Вильгельму о твоем бесчестном поступке!

– Да? Думаешь; он так поступит, Роджер? – Девлин с усмешкой повернулся к Монтрозу. – И что, по-твоему, я скажу, когда Вильгельм призовет меня к ответу, – что мой брат беснуется из-за пустяков?

– Нет, Девлин! – Уловив смысл слов Дсвлина и осознав его замысел, Роджер просиял и, громко рассмеявшись, хлопнул себя по бедрам. – Думаю, у тебя найдется многое, что сказать королю и его приближенным лордам! Очень многое!

Обнаружив, что Нормандия гораздо более уязвима для внезапного нападения, чем Англия, Вильгельм уделял основное внимание войне и дипломатии на континенте. Встревоженные той властью, которую приобрел Вильгельм в последнее время, король Франции и герцоги Анжуйский и Фламандский пользовались любой возможностью, чтобы ослабить ее. Эти коварные лорды добились расположения старшего сына Вильгельма, которому никогда не разрешалось наслаждаться ни богатством, ни властью, и он стал инструментом в руках врагов Вильгельма для осуществления их заговора. Уолтер Челтенхем был в их числе и помогал окружению принца. Но Уолтера предали, он был заточен в темницу, однако существовала опасность, что его могли убедить назвать имена остальных участников заговора.

Однажды поздно ночью, когда замок затих и все уже спали, бесшумная тень проскользнула по каменной винтовой лестнице вниз, в подземелье. Стражник вытянул руку, и черный призрак передал ему бархатный кошелек, набитый золотом. Тихо зазвенели ключи, металлический замок медленно повернулся, и в тишине громкостукнула щеколда. Стражник отвернулся к противоположной стене, тяжелая дверь со стоном распахнулась, раздался хриплый крик, и затем глухая тишина снова окутала подземелье. Одетая в черное фигура исчезла, оставив позади себя разбогатевшего стражника и медленно коченеющее тело Уолтера Челтенхема.

Глубоко вздохнув, Кэтрин втянула в себя душистый запах роз, в полном запустении росших возле коттеджа. Приближались сумерки, и с отдаленных холмов доносилось протяжное мычание скота. С замиранием сердца Кэтрин думала об ожидавшем ее будущем. С тех пор как Хантли привез страшную весть, что Джон остался в живых, ей не удавалось обуздать внутреннюю дрожь. Кэт и подумать не могла о том, чтобы вернуться ко двору Вильгельма и к Джону. Это соглашение между Джоном и Робертом одобрил Вильгельм, но Кэтрин не чувствовала себя обязанной соблюдать теперь его условия. Машинально сорвав одну из роз, которые образовали вокруг беседки живую изгородь, Кэт вдыхала ее сладкий аромат. Ее любовь к Роберту напоминала ей этот чудный цветок, который поздно расцвел и которому суждено умереть. Кэтрин беспокойно поежилась, чувствуя невыносимую тоску по Девлину, – она так скучала но нему! Даже неистовая ярость Девлина и его суровый нрав теперь казались ей мягче, его отсутствие позволяло приписывать ему качества, которыми он не обладал.

Подняв голову, Кэтрин прищурилась, вслушиваясь в глухой топот копыт. «Хантли только недавно уехал, не может быть, чтобы он так быстро вернулся», – подумала Кэт. И тем не менее это был он. Схватившись рукой за горло, Кэтрин нерешительно двинулась вперед, чтобы окликнуть его, широко раскрытыми глазами глядя, как Хантли останавливает тяжелого коня.

– Кэт! – Бросив кожаные поводья на ближайшую изгородь, окружавшую небольшой садик, и перепрыгнув через каменную стену, он быстро зашагал к ней. – Кэтрин, боюсь, я привез ужасную новость. – На его лице была написана тревога. – Пойдем в дом.

– Нет! – Кэт на мгновение представила себе Девлина, оставшегося навечно неподвижно лежать в каком-то каменном склепе, и мир вокруг нее зашатался. – Говори мне сейчас – что случилось с Девлином?

Хантли поразился силе, с которой Кэтрин схватила его за локоть.

– Нет, нет, маленькая кузина! Умер не Девлин, умер твой отец! – Он не почувствовал удивления, увидев, как на лице Кэт промелькнуло облегчение, виновато сменившееся болезненным сожалением о человеке, который был ее отцом.

– Отец… Значит, в конце концов его измена стоила ему жизни, – подавленно пробормотала Кэт, не в состоянии справиться с захлестнувшим ее приливом облегчения. Ей должно было быть стыдно, что она не чувствовала печали, но Кэт ничего не могла с собой поделать. Жадность, обман и эгоизм отца дорого обошлись ей.

– Его нашли в камере мертвым с кинжалом в сердце, – сообщил Хантли.

– Как это могло случиться? – На краткое мгновение у Кэтрин мелькнула мысль, что это сделал Девлин, но она сразу же поняла, что это не его метод. Если бы он хотел смерти Уолтера, то действовал бы открыто.

Пожав плечами, Хантли отворил дверь и, пропустив Кэт вперед, быстро объяснил Джейн, что произошло.

– Стражник нашел Уолтера мертвым, и говорят, дядя предпочел лишить себя жизни, вместо того чтобы предстать перед судом Вильгельма.

– Нет, – возразила Кэтрин, – отец был не способен убить себя, в этом я абсолютно уверена. У него не хватало для этого мужества. Когда его будут хоронить, Хантли? Он должен быть погребен на нашем семейном кладбище в Челтенхеме. Я уверена, Вильгельм не запретит его семье похоронить его.

– Гнев Вильгельма не распространяется за черту жизни, Кэт. Он дал мне разрешение похоронить дядю. А почему ты заговорила об этом? – Хантли с тревогой взглянул на Кэтрин.

– Кэтрин, – осторожно вмешалась Джейн, догадавшись, что она задумала, – и не думай ехать туда! Теперь ты ничего не сможешь для него сделать, пусть Уолтера похоронят его люди.

– Нет, Джейн, я должна поехать. Я должна убедиться, что он покоится рядом с моей матерью, как она того желала. – Ясные фиалковые глаза встретились с обеспокоенным взглядом Джейн, и в их глубине не было ни намека на мягкость.

– Разве твоя мать захотела бы, чтобы ты снова оказалась пленницей Джона? Нет, кузина! Думаю, не захотела бы!

Еще не успев договорить, Джейн поняла, что Кэт глуха к ее словам, что она не откажется от своего намерения. В конечном счете, брат и сестра сдались, и Хантли сказал, что отвезет Кэтрин в Челтенхем.

– Нет, малышка Кэт! – резко прервал он возражения кузины. – Ты не можешь запретить мне это! Я не допущу, чтобы говорили, будто я позволил своей кровной родственнице одной, беззащитной отправиться в пасть льва. Это дело чести.

Опять речь о чести! Боже, Кэтрин становилось дурно от одного этого слова! Но она не сказала Хантли о своих чувствах, она была благодарна ему за то, что ради нее он рискует не только своим положением при дворе Вильгельма, но, возможно, и своей жизнью.

– Я поехала бы с вами, если бы не ожидала возвращения домой мужа, – с сожалением сказала Джейн, когда на следующее утро Кэт и Хантли седлали лошадей. – Но я представляю, что будет, если, вернувшись домой, он обнаружит, что я навлекла на себя гнев короля и заключена в тюрьму.

49
{"b":"4646","o":1}