ЛитМир - Электронная Библиотека

– Неужели у тебя нет совести? – громко и сердито воскликнул лорд Ги. От гнева его лицо покрылось пятнами, а большие руки сжались в кулаки. – Ты собираешься по всей Англии оставлять своих незаконнорожденных детей?

– Я не зеленый юнец, чтобы выслушивать лекции по поводу своего образа жизни. – Девлин со злостью резко обернулся к отцу. – Вы мой отец, и я вас уважаю, но больше не собираюсь выслушивать ничего подобного! Вы гость в моем доме, поэтому я требую, чтобы вы относились ко мне как к хозяину!

– Что ж, поделом мне, – сдержанно бросил лорд Ги. – Но поскольку я не могу простить твоего недостойного обращения с девушкой, которая его не заслужила, я больше не останусь гостем в твоем доме. – Он слегка поклонился и, повернувшись, зашагал к арочному проему в стене башни.

– И я не желаю видеть, как ты увиваешься вокруг нее, Монтроз! Она принадлежит мне, и я не намерен ни с кем делиться!

– Разумеется, Девлин. Разве я когда-нибудь возражал? – Роджер приподнял брови. – Ты желаешь, чтобы я тоже уехал? Это не так уж трудно. Просто продолжай бросать слова на ветер, и я почти гарантирую тебе успех!

Не подозревая, что между стоявшими поблизости мужчинами разгорелась ссора, Кэтрин снова рассмеялась какому-то шутливому замечанию Марты. Ее смех привлек внимание мужчин, и Девлин с восхищением смотрел на ее хрупкую грациозную фигуру, гордо вскинутую голову и развевающиеся по ветру волосы, которые, казалось, излучали сияние. Против воли он был вынужден согласиться с отцом – мужчина, за которого Кэтрин выйдет замуж, может гордиться. Она красавица, благородного происхождения и умна – чего еще желать?

– Многие хотели бы заботиться о ней, – тихо заметил Монтроз, словно прочитав мысли Девлина. – Смотри не потеряй ее по небрежности.

– Почему Хантли Трусдейл все еще здесь? – Девлин тотчас же с раздражением вспомнил о красивом молодом человеке, еще остававшемся гостем в замке. – Он собирается защищать свою кузину?

Некоторое время Роджер смотрел на друга, не зная, что ответить. Он хотел не допустить конфликта между Девлином и Хантли, понимая, что эти два мужчины могут не ограничиться словесной перепалкой, но сейчас почувствовал себя неловко. Роджер прежде встречался с Хантли, и молодой человек ему нравился, а заметив, что Хантли, не испугавшись гнева Девлина, продолжаете безопасного расстояния настороженно наблюдать за Кэтрин. Роджер стал относиться к нему с еще большим уважением.

– Не знаю, почему он остается, – после долгого молчания ответил Роджер, – но, думаю, он хочет убедиться, что с его кузиной обращаются хорошо. В подобной ситуации ты, Девлин, поступил бы точно так же.

– Я хочу, чтобы он утром уехал, но Кэт должна думать, что это его собственное решение, – тихо сказал Девлин. – Проследи, чтобы Трусдейл уехал с первыми лучами солнца.

Роджер кивнул, и в его карих глазах блеснула улыбка. Ни одна женщина не была способна стать близкой Роберту, с тех пор как Джон украл его первую любовь, и Монтроз обрадовался, усмотрев брешь в закованном в броню сердце Роберта. Беззаботно насвистывая, чтобы спрятать довольную усмешку, он спустился по каменным ступеням винтовой лестницы башни во внутренний двор замка и отправился на поиски Хантли Трусдейла.

Вскоре весь Челтенхем знал, что у леди Кэтрин будет ребенок от Девлина. Несмотря на то что лорд Ги уехал, леди Энн все еще оставалась в замке и занималась тем, что бросала колючки в сторону Кэт.

– Ах, интересно, как долго вы еще будете оставаться с нами? – ядовито заметила она, остановившись рядом с бархатным креслом, где Кэтрин пряла шерсть для вязания. Стройная, одетая в дорогой шелк, расшитый золотыми нитями, поблескивавшими на длинных рукавах платья, леди Энн кокетливо повела плечами и слегка прищуренными темными глазами взглянула на Кэт. – Скоро вы станете слишком круглой для Роберта, и он отправит вас вынашивать ваше отродье в какую-нибудь темную вонючую дыру!

Не доверяя себе, Кэтрин промолчала, закусив нижнюю губу, и, глядя на руки, продолжала быстро сматывать в клубок грубую шерсть, ожидая, что еще скажет леди Энн.

– А вам известно, что ваш любовник обручен с Ровеной? – тихо спросила леди Энн, с торжествующим блеском в глазах отметив, как побледнела Кэтрин.

– С Ровеной? – спокойно переспросила Кэт. – Но она же совсем еще девочка.

– Ровена достаточно взрослая, – возразила леди Энн, – ей уже шестнадцать, и она вполне созрела для замужества. – Хитрая улыбка скривила тонкие губы Энн. – Что вы могли бы рассказать моей дочери о поведении Девлина в спальне, леди Кэтрин? Конечно, кое-что из того, что вы могли бы рассказать ей, не годится для невинной девушки, поэтому, возможно, будет лучше, если я сама дам ей несколько советов.

– Да, леди Энн, лучше всего, чтобы вы сами посоветовали ей, как вести себя в постели Девлина, – обрезала ее Кэт и, положив клубок шерсти в рабочую корзину, поднялась на ноги. – Хотите, сегодня вечером я пришлю его к вам, чтобы вы могли давать советы на основе собственного опыта? Так как я была невинной, пока Девлин не лишил меня девственности, возможно, ему для разнообразия будет приятно провести время с пожилой дамой. – Кэт повернулась и вышла из комнаты, тихо радуясь злобно перекосившемуся лицу леди Энн.

Войдя в спальню несколько часов спустя, Девлин нашел Кэт расстроенную, утирающую покрасневшие глаза.

– Чем вы так огорчены? Что-то случилось? – поинтересовался он, когда Кэт угрюмо бросила ему на тарелку кусок мяса и сыр.

– Да, лорд Роберт! – с досадой выкрикнула Кэт. – Кое-что случилось! – Ома со стуком поставила на стол чашу, так что вино выплеснулось через край.

– Тогда рассказывайте! – приказал Девлин, нахмурив брови. – Чем вы так расстроены, что стараетесь положить еду и питье прямо мне на колени?

– Уже все в Челтенхеме знают, что я ношу вашего ребенка, – набросилась на него Кэтрин, и ее нижняя губа предательски задрожала.

– Да? – К досаде Кэт, ее заявление, видимо, только позабавило Девлина. – Ну и что из того, милая? Это невозможно долго держать в секрете, особенно для такой изящной леди, как вы. Скоро вы в обхвате сможете соперничать с моим жеребцом.

– О-о-о! – В негодовании Кэтрин вцепилась пальцами в бурдюк с вином, который еще держала в руках. – Вы думаете, все так замечательно? По-вашему, я должна гордиться тем, что вы сделали мне ребенка? – Вне себя она сжимала в руках бурдюк и фиалковыми глазами пристально смотрела на Девлина, как бы предостерегая его от продолжения. Но он по глупости не внял предупреждению.

– Знаете, – скромно заговорил Девлин, – я никогда не выбирал для постели женщину, которая не была бы хорошенькой, а вы симпатичнее многих. У нас будет великолепный ребенок.

– Вот как? И конечно, он будет похож на своего отца? – Кэтрин подняла вверх бурдюк и, прежде чем Девлин догадался о ее намерении, вылила вино ему на голову, плечи и колени.

– Мерзавка! – Взревев, Девлин вскочил на ноги, тряся головой и протирая глаза от попавшего в них вина. – Что вы сделали?

– Что я сделала, милорд? – невинно переспросила Кэт. – Я решила охладить ваше самомнение. Вы слишком возгордились.

Несколько мгновений Девлин просто смотрел на Кэтрин, стараясь совладать с собой. «Известно, что беременные женщины часто бывают капризными», – в конце концов сказал он себе, смахивая с бровей оставшиеся капли вина.

– Я сменю одежду, а вы замените испорченную еду, – распорядился Девлин. Кэт покорно кивнула.

Девлин переоделся в чистую одежду, и Кэт, улыбаясь про себя, поставила на стол перед ним еду.

– Когда вы собираетесь венчаться, милорд? – спросила она, когда Девлин пригубил вино.

Едва не захлебнувшись, Девлин взглянул на Кэт поверх чаши и постарался откашляться.

– Я не ослышался? – наконец произнес он. – Венчаться? – Он недоуменно смотрел на Кэтрин.

– Да, Девлин. Мне сказали, что вы скоро женитесь на Ровене. – Кэтрин чуть не рассмеялась при виде выражения, появившегося на лице Девлина.

– На Ровене? – громовым эхом повторил Девлин и выгнул крутой дугой черные брови. – Откуда у вас такие сведения, дорогая?

54
{"b":"4646","o":1}