ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что он сегодня убит, это Божья воля. В конце концов суд свершился.

Роберт освободил Кэт от уз, и она, дрожа, крепко прижалась к нему и спрятала лицо у него на груди.

– Поторопитесь, Роберт! Мы должны найти Алекса, пока леди Энн не убила его!

– Энн хочет убить нашего сына? – в удивлении воскликнул Девлин, обхватив пальцами руки Кэт выше локтя. – Но почему?

– Она участвовала в заговоре с Джоном и даже с моим отцом! Прошу вас, поторопитесь!

– Проклятие! Даже моя жена оказалась изменницей! – Подняв седую голову, лорд Ги с болью в затуманенных глазах смотрел на них. – Я поеду с тобой, Роберт, потому что не могу допустить, чтобы в моем доме оставался еще один предатель.

Они отнесли тело Джона в хижину, накрыли одеялами, положили сверху его щит, а затем все вместе отправились по следам леди Энн. Их вел лорд Ги с мрачным, превратившимся в маску страдания лицом, и только с наступлением сумерек, когда на твердо утрамбованной дороге уже невозможно было отличить следы леди Энн от других следов, они решили прекратить преследование и остановили усталых лошадей.

– Завтра мы найдем его, – успокоил Девлин жену, которая была готова расплакаться, хотя сам был в таком же горе, как и она.

– Я думал, к этому времени нам удастся нагнать их, – ссутулившись, проворчал лорд Ги. – Когда мы найдем эту вероломную тварь, я убью ее собственными руками! А если она причинит вред ребенку… – Его голос замер в напряженной тишине, и он понял, что Роберт разделяет его намерение.

Несчастная, с разбитым сердцем, Кэтрин не могла думать ни о чем другом, кроме того, что не вернется в Челтенхем без своего сына.

– Я не поеду обратно без Алекса, – тихо сказала она и, подняв голову, встретилась с хмурым взглядом Девлина. – Вероятно, здесь неподалеку есть монастырь, где мы могли бы остаться до утра.

Неожиданно лорд Ги громко выругался и, стегнув поводьями лошадь по холке, галопом пустил вперед испугавшееся животное. Девлин и Кэтрин в изумлении смотрели ему вслед, пока он не крикнул им через плечо, чтобы они следовали за ним. Они тронули лошадей с места, и Девлин, вдруг поняв, о чем подумал лорд Ги, повернулся, чтобы объяснить Кэт его план.

– Дорогая, всего в нескольких лье впереди нас монастырь Кентербери! Где еще может Энн искать убежища? Она знает, что мой отец готов убить ее, и я тоже… – Он помолчал и угрюмо добавил: – И если он не сможет этого сделать, я не стану колебаться.

Прошло больше часа, прежде чем они добрались до большого города Кентербери, основанного еще во времена римлян. В Кентербери находилась главная христианская церковь Англии, с тех пор когда святой Августин прибыл, чтобы обратить англичан в эту веру. Те, кто желал получить убежище, могли просить помощи у церкви, и она им не отказывала. Теперь и леди Энн надеялась найти спасение внутри собора.

Громко стуча копытами, лошади проскакали по тихим улицам, и всадники остановились перед величественным зданием. Закинув голову, Кэтрин смотрела вверх на башню и молилась, чтобы ее сын оставался живым и здоровым за этими стенами.

– Подождите, – приказал лорд Ги и, бросив Девлину поводья своей усталой лошади, пошел в темноте к тяжелым деревянным дверям.

Звон серебряных шпор отмечал путь лорда Ги, и когда он смолк, Кэтрин и Роберт обменялись встревоженными взглядами. Для них обоих ожидание было невыносимым. Наконец раздались тяжелые шаги на дорожке, Дев-лин вскинул голову и, прищурившись, вгляделся в темное пространство, едва освещенное единственным тусклым факелом, закрепленным на поросшей плющом стене. Радостно вскрикнув, Кэтрин спрыгнула с седла и, подбежав к лорду Ги, взяла у него извивающийся сверток, который он бережно нее в руках.

– Он здоров? Ему не сделали ничего плохого?

– Нет, ему не причинили зла. – Лорд Ги ласково улыбнулся Кэтрин, хотя его голос прозвучал устало, и погладил рукой ее блестящие волосы. – Дочь моя, вы простите меня за то, что я позволил такому случиться? – глухим от переживаний голосом обратился он к Кэт. – Я чувствую, что это моя вина.

– Нет, господин, вы не виноваты! – заверила Кэтрин лорда Ги, – Это касается только леди Энн, она сама мне так сказала. – Улыбаясь, Кэтрин нежно прижимала к себе ребенка, ни о чем не беспокоясь теперь, когда Роберту и Алексу больше ничто не угрожало.

– Да, у леди Энн больше не будет возможности совершить еще какое-либо предательство!

– Что вы хотите сказать? – Девлин и Кэт обменялись взглядами, стараясь понять, какой суд свершил лорд Ги, а затем, приблизившись к отцу, Роберт при тусклом свете увидел гнев и страдание, светившиеся в его глазах.

– Я предоставил Энн сделать выбор. Она может остаться в обители, а я прослежу, чтобы ее дочь отправили обратно в имение ее матери, или я добьюсь, чтобы ее казнили за то, что она совершила!

В наступившей тишине Роберт и Кэтрин думали о женщине, которая вместе с Джоном причинила им столько страданий. По мнению Роберта, приговор был слишком милосердным, а в Кэт теперь, когда ее сын снова был с ней, проснулось сострадание.

– Мы едем в Челтенхем, милорд, – наконец заговорил Роберт. – Вы поедете с нами? – Сочувствие смягчило его строгие черты, когда он обратил взгляд на отца.

– Нет, – покачал серебряной головой лорд Ги. – Я должен похоронить сына, и мне нужно побыть в одиночестве, чтобы найти успокоение. – Потянувшись, он обеими руками сжал руку Роберта. – Я скоро вернусь в твой гостеприимный дом, сын мой, но сначала я должен обрести душевный покой.

– Да, милорд. Я уважаю ваши желания. Двери моего дома остаются открытыми. – Посадив Кэт с сыном на спину лошади Джона, Девлин оседлал собственную лошадь и тронулся в путь, но потом, задержавшись, повернулся в седле и, окинув Кэтрин нежным взглядом, улыбнулся жене: – Вы готовы, дорогая? До Челтенхема далеко, а я хотел бы быть дома еще до окончания ночи.

– Да, господин. – Кэтрин ответила ему полным любви взглядом, в который она вложила всю душу. – Куда бы вы ни пошли, я последую за вами, будь то Челтенхем или сами врата рая! – В глубине ее аметистовых глаз вспыхнул огонь, и нежных губ коснулась улыбка.

Девлин подъехал ближе; протянув руку, обнял Кэт за шею, привлек к себе и, прежде чем прижаться к ее жадно приоткрывшемуся рту, шепнул:

– Для меня Челтенхем и рай – это одно и то же.

64
{"b":"4646","o":1}