ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нет, господин. Я не знаю, как это делается, позвольте, я позову служанку, хорошо знакомую с этим делом, – отказалась Кэт, не решаясь взглянуть на него.

– Идите сюда.

Его приказ был абсолютно ясен, и Кэт, встав с кровати, подошла и остановилась на таком расстоянии, чтобы Девлин не мог до нее дотянуться.

– Ближе! – нетерпеливо прикрикнул Роберт. – Вы не сможете помыть мне спину, стоя на противоположном конце комнаты.

С трудом решившись поднять голову, Кэт приблизилась и, взяв кусок полотна, который Девлин протягивал ей, несмело провела им по широкой спине. Сначала она терла спину осторожно, а затем, видя, что ничего не происходит, принялась ожесточенно тереть ее, пока он не возмутился ее грубостью.

– Постарайтесь не содрать с меня кожу, девушка! Я не намерен менять ее. – Девлин крепко схватил Кэт за руку, не позволив ей отойти, и насмешливые искорки заплясали в его темных глазах. – А теперь помойте мне грудь.

Кэт снова взяла полотно и окунула его в воду, с трудом устояв против желания шлепнуть им рыцаря. Она осторожно протерла заросшую волосами грудь, с горечью подумав, что он, очевидно, наслаждается ее унижением, и пожалев, что у нее нет с собой маленького острого кинжала – она без сожаления вонзила бы его под ребра этому рыцарю! Должно быть, ее желание отразилось у нее в глазах, потому что Девлин, снова схватив ее за запястье, впился в нее взглядом.

– Осторожно, девушка, меня нелегко убить.

Насмешливо скривив губы, он отбросил ее руку и раздраженным жестом освободил Кэт от ее обязанности. Кэт с благодарностью отошла, было очень заманчиво ускользнуть из комнаты, но она понимала, что у норманна слишком быстрая реакция. Выйдя из ванны, Девлин провел рукой по влажным густым темным волосам. Честно говоря, он совершенно не знал, что делать с девушкой. Ее следовало наказать за побег и оскорбление, нанесенное ему в присутствии его воинов, однако ему почему-то не хотелось этого делать. Возможно, на него подействовало мужество девушки перед лицом несчастья. «Но все же ее нужно наказать, иначе она не будет уважать ни меня, ни моих людей, – решил Роберт. – И хуже того, я сам перестану уважать себя, если не сдержу своего обещания. Но подождем до завтра». Набросив на плечи меховую накидку, Девлин опустился в резное кресло и взял со стола кубок с вином. Даже не замечая слуги, который молча прибирал комнату, Роберт, не отрываясь, смотрел на саксонскую девушку, лежавшую в его постели, и его мысли целиком были поглощены ею.

Время пролетело быстро. Наконец Девлин встал и потянулся, как большой гибкий барс. Завтрашний день обещал быть длинным и тяжелым, и судьба этой дочери изменника будет не единственным делом, которое предстоит решить графу. Он подошел к кровати и откинул меховую накидку. Кэтрин, в конце концов задремавшая, пошевелилась, в тусклом свете Роберт увидел голую ногу цвета слоновой кости, высунувшуюся из-под задравшегося платья, и замер, ощутив знакомый приступ острого желания. Мог ли он лечь в постель к этой девушке и не тронуть ее? При одном только взгляде на нее его мужское желание требовало удовлетворения. Мог ли он приказать своему телу не реагировать?

Тихо выругавшись, Девлин опустил мех и отошел от кровати. Проклятие! Только уважение к своему королю и планы, которые Вильгельм мог иметь в отношении этой непокорной саксонки, удержали его от того, чтобы лечь рядом с Кэтрин и удовлетворить свое желание. Долг повелевал Девлину дождаться королевского решения, – но, ради Господа Бога, он хотел поскорее получить эту девушку!

Завернувшись в меховую шкуру, лорд Роберт, граф Девлин, лег на холодный каменный пол у очага. Прошло много времени, прежде чем его охватила тяжелая дрема, и до первого крика петуха на рассвете он беспокойно метался во сне.

Глава 3

Во сне Кэт снова была ребенком и ехала верхом на любимом пони по душистому лугу позади замка Челтенхем. Солнечный луч плясал на лохматой шкуре пони и ярко искрился в густых светлых волосах старшего брата Кэтрин Томаса – веселого, смеющегося Томаса, наследника Челтенхема и гордости отца. Кэт безгранично любила его, ничуть ему не завидуя, и восхищалась своим старшим братом. Кэт потянулась во сне, выпрямила одну руку и что-то пробормотала. Сон продолжился: теперь она и Томас ехали верхом по темному лесу, и их пони шли почти бок о бок. Было темно, так темно, что деревья превратились в какие-то зловещие призраки, и маячившие наверху.. неясные тени, казалось, грозили обрушиться на них. Кэт в ужасе увидела, как пони Томаса, споткнувшись о торчавший из-под земли корень, сбросил через голову своего седока. Томас падал, раскинув руки, чтобы сохранить равновесие, его последней мыслью, перед тем как удариться о толстый пенек, была мысль о сестре.

– Осторожно, Кэт! – успел крикнуть он до того, как упасть и сломать себе шею.

– Томас! Томас! – причитала Кэт в безмерном горе, пытаясь оживить брата. – Томас, дорогой, не умирай!

Затем грубая рука встряхнула ее, и низкий голос проворчал, чтобы Кэт вела себя тихо. Открыв глаза, она в утреннем свете увидела склонившегося над ней норманна.

– Я… я спала, – запинаясь пояснила Кэт. – Мне снился сон.

– Я это понял, – кивнул Девлин и, выпрямившись, несколько секунд пристально смотрел на нее холодными темными глазами. – Кто такой Томас? – наконец спросил он, – Ваш жених?

– Нет, – покачала головой Кэт, – Томас – мой брат. Мой жених – Эдвард Келленвик.

– Эдвард? – Девлин еще пристальнее посмотрел на девушку. – Он на стороне короля? Или, как ваш отец, только заявляет так, а сам точит меч, чтобы нанести Вильгельму удар в спину?

– Вы не представили мне доказательств измены моего отца, господин. – Кэт не могла молча стерпеть такое оскорбление, от возмущения ее глаза превратились в узкие темные щелочки. – Где этот заговор против короля Вильгельма, в котором, как вы говорите, участвовал мой отец? Приведите мне доказательства! – Разве? отсутствие здесь вашего отца не достаточное доказательство? – с усмешкой огрызнулся Девлин. – Он сбежал, как жалкий трус, когда его предупредили о нашем приближении. Уолтер бросил женщин одних, отлично зная наше отношение к нему! Считайте, вам повезло, что вы не погибли, – иронически хмыкнул он.

– Существуют гораздо более страшные вещи, чем смерть, норманн. – Кэт встала на колени, сжимая перед собой мех, и ее длинные локоны рассыпались по голым плечам. – Я предпочла бы умереть, а не иметь дело с норманнами!

– Вы меня испытываете, красавица? – спокойно спросил Роберт; от его тона Кэтрин мгновенно замолчала, осознав, что из-за своей горячности снова необдуманно дала волю языку. – Скоро мы увидим, действительно ли вы предпочитаете смерть общению с норманнами. – Лорд Роберт заставил ее встать с кровати. – Приготовьтесь.

– Как это понимать, господин? – Сдерживая дрожь в руках, Кэт дерзко вздернула подбородок и повернулась лицом к Девлину.

Но Роберт лишь ответил, что она скоро все узнает и что ей следует одеться, как подобает хозяйке замка, а не служанке.

После того как Марта принесла чистую одежду и приготовила теплую ванну, Кэт позволила себе задуматься над тем, что ждет ее впереди, и мысленно перебрала все возможные варианты. Безусловно, Девлин не осмелится убить дочь такого известного человека, как ее отец, так как это вызовет возмущение знатных саксов, которые присягнули в верности Вильгельму. Но он и не позволит ей уехать. Так что же он задумал? В последнее время Вильгельм устраивал браки между норманнами и саксами, чтобы таким образом подчинить себе последних, но Кэт почему-то не думала, что лорд Роберт будет стремиться к такому завершению событий. А Эдвард… что с ним? Почему он не пришел спасти се? Ведь к этому времени он, несомненно, знал, что с ней случилось! Где же ее жених?

Кэт все еще размышляла над этим, пока Марта расправляла последнюю складку ее накидки, свободно спадавшей поверх расшитого шелкового платья. Застегнув вышитый золотом пояс на изящных бедрах Кэт, Марта с довольной улыбкой отступила и замерла, потому что дверь внезапно распахнулась. На пороге стоял Девлин с уже знакомым Кэтрин блеском в темных глазах. Не обращая внимания на Марту, он подошел к Кэт и, остановившись перед ней, поднес к губам рыжеватый блестящий локон.

9
{"b":"4646","o":1}