ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Клаудия не отрывала глаз от девочки.

— Я не могла ждать… Пожалуйста, не прогоняй меня.

Тайлер тихонько выругался и встал перед Клаудией с явным намерением загородить ее от глаз девочки.

— Клаудия, послушай…

— Это она? — перебил ее звонкий детский голос. Тайлер замолчал, на его лице промелькнула нерешительность, потом, пожав плечами с видом фаталиста, он отступил в сторону. Круглые светло-карие глаза смотрели на Клаудию с такой неприязнью, что она задрожала, заставила себя улыбнуться и приблизилась к кровати.

— Привет, Натали, — тихо сказала она и наклонилась, чтобы поцеловать, дочь, но та увернулась. Клаудию будто ударили ножом в самое сердце, она слегка покачнулась — так сильна была боль. Стараясь проглотить комок, подступивший к горлу, она неловко выпрямилась.

Огромные глаза на бледном личике неотрывно смотрели на нее.

— Ты в самом деле моя мать? — равнодушно спросила девочка.

— Да.

— В таком случае знай, что папочкины деньги теперь мои. Сейчас Тайлер за ними присматривает, пока я не вырасту, да? — обратилась она к своему опекуну.

— Ты знаешь, что да, малышка, но сейчас не время и не место говорить об этом, — пробормотал Тайлер, с мягким упреком.

Натали округлила глаза.

— Почему? Пусть знает. Ведь она приехала за деньгами! — Девочка с вызовом посмотрела на оторопевшую Клаудию — Скажи, это правда?

Клаудия умоляюще взглянула на Тайлера, потом на Натали.

— Нет, неправда. Я приехала повидаться с тобой, Натали. А почему… почему ты думаешь, что мне нужны твои деньги? — с трудом выговорила она. — Потому что папочка сказал, что ты когда-нибудь явишься, но только из-за денег. На мгновение Клаудия потеряла дар речи.

— Но это ложь! — воскликнула она, с беспокойством вглядываясь в нахмуренное личико дочери. — Я приехала, потому что люблю тебя!

Натали передернула плечами:

— Папочка предупреждал, что ты так и скажешь.

Клаудия невольно попятилась, стараясь сохранять спокойствие.

— Ну и хитрец твой папочка… — хрипло прошептала она, чувствуя, что глаза наполняются слезами.

— Ты что, плачешь? — с любопытством спросила девочка.

Клаудия поспешно вытерла глаза и поймала на себе сочувственный взгляд молодой женщины, стоявшей у кровати Натали. Краска стыда застила ее щеки. Жалость незнакомки явилась последней каплей в чаше ее унижения. Клаудия горько усмехнулась.

— Какие глупости, Натали… Наверняка папочка говорил тебе, что я никогда не плачу, — сказала она дрожащим голосом. — Похоже, я здесь лишняя. Наверно, тебе хочется побыть с Тайлером. Не буду вам мешать. Спокойной ночи, Натали. — Она бросила взгляд на Тайлера. — Я подожду тебя в коридоре. — Чувствуя, что вот-вот разрыдается, Клаудия повернулась и выбежала из палаты.

Закрыв за собой дверь, она бросилась к ближайшему открытому окну и жадно Вдохнула сырой воздух, борясь с подступающими слезами. Но они все-таки хлынули у нее из глаз. Клаудия беспомощно привалилась к стене. Поступок Гордона не имеет названия! Мало того, что он обманул ее, сказав, что Натали умерла, он еще и приложил все усилия, чтобы внушить девочке отвращение к родной матери! На тот случай, если они все же когда-нибудь встретятся. Он добился своего: Натали ненавидит ее…

— Миссис Петерсон, прошу вас, присядьте.

Поглощенная своим горем, Клаудия не заметила, что уже не одна. Открыв глаза, она увидела молодую женщину, которая явилась невольным свидетелем ее унижения. Не в силах возражать, она оперлась на ее руку и опустилась на стул, стоявший у окна, прислонилась головой к стене.

— Принести вам что-нибудь? Может, выпьете чаю или кофе?

Губы Клаудии дрогнули в жалком подобии улыбки.

— Кто вы?

— Венди Николс, миссис Петерсон; гувернантка Натали. А сейчас скорее сиделка.

— Да, припоминаю… Тайлер говорил мне о вас. К сожалению, мисс Николс, мне никто не может помочь. Но я благодарна вам за сочувствие. Венди присела рядом с Клаудией.

— Вы расстроились, потому что Натали наговорила вам дерзостей. Но она так не думает, уверяю вас.

— Нет, вы ошибаетесь, — возразила Клаудия и подняла глаза на свою собеседницу. — Вы знали моего бывшего мужа?

— Да, — кратко ответила та, опустив глаза.

Клаудия пристально вгляделась в ее лицо. Внезапная догадка поразила ее.

— Понимаю… — многозначительно произнесла она.

Венди вспыхнула.

— Боюсь, вы меня неправильно поняли. Я не принадлежала к числу его… женщин, — смущенно пробормотала она.

Клаудия села прямее.

— Но он пытался добиться вашей благосклонности? — (Венди слегка покраснела.) — О, не беспокойтесь, меня это не шокирует. Мне было известно о его «увлечениях».

Венди явно стало легче.

— Я не знала, как вы к этому отнесетесь: Некоторые женщины, ну… вы понимаете.

— Эти женщины не были замужем за Гордоном. Он ничего не скрывал от меня, находя в этом особое удовольствие. Начал изменять мне сразу после свадьбы, — сухо объяснила Клаудия и с любопытством взглянула на Венди. — Не сочтите меня неделикатной, но мне очень хочется узнать, почему вы ему отказали. Он пользовался у женщин большим успехом. Перед ним никто не мог устоять. — И я в том числе, добавила она про себя.

— Как вам сказать… Мистер Петерсон был слишком красив, слишком обаятелен. Все в нем было немного «слишком» и оттого казалось фальшивым, неестественным… А что касается Натали… Ваша дочь — очень хорошая девочка, миссис Петерсон. Сегодня она проявила себя не с лучшей стороны. Не знаю, что на нее нашло. Вообще-то она неплохо разбирается в людях, несмотря на то что она еще очень мала. Натали любит меня и мистера Монро, потому что знает, что мы ее любим. К несчастью, она, так же как и я, понимала, что отец не любил ее по-настоящему. В его словах или поступках это не выражалось, посторонние считали его идеальным отцом. Просто мы чувствовали, что он не способен никого полюбить.

Клаудия искренне позавидовала интуиции Венди Николс. Какая умница и, видно, очень привязана к Натали.

— Ах, Натали… — вздохнула она.

— Не мое дело рассуждать о том, почему вы оставили Натали, — мягко сказала Венди, — но готова спорить на что угодно: вы любите ее. Примите Мой совет: не надо отчаиваться. Да, девочка встретила вас холодно, но она очень нуждается в вашей любви, даже если и не осознает этого. Она обидела вас, потому что пока не доверяет вам. Ее настроили против вас. Вам предстоит преодолеть ее отчуждение. Боюсь, это будет нелегко, но, если я права и вы действительно любите ее, у вас все получится.

Клаудия накрыла руку Венди своей.

— Спасибо вам. Вы не представляете, как важно для меня это услышать. Я очень люблю Натали и всегда любила. Какое счастье, что вы были рядом с ней, пока я отсутствовала! Вы заменили ей мать. Жаль, что Тайлер не хочет меня понять… Ему известно, что Натали знает, как Гордон на самом деле к ней относился?

— Не думаю, миссис Петерсон. Самые умные мужчины иногда не видят дальше своего носа. Кроме того, ваш муж умел заморочить голову кому угодно.

— Вас он не сумел обмануть, — улыбнулась Клаудия.

— Меня нет, — рассмеялась Венди и взглянула поверх головы Клаудии. Та обернулась.

По коридору к ним шел Тайлер. Он озабоченно хмурился.

— Венди, Натали просит тебя зайти. Я пожелал ей спокойной ночи и пообещал утром навестить ее перед операцией, — сказал он, не глядя на Клаудию.

Венди тут же встала.

— Иду. Увидимся завтра. До свиданья, миссис Петерсон. Рада была с вами познакомиться. — Она улыбнулась на прощанье и поспешила в палату, оставив Клаудию и Тайлера наедине.

С минуту оба молчали, потом Тайлер откашлялся и неловко сказал:

— Мне жаль, что Натали так обошлась с тобой.

Клаудия поднялась и посмотрела ему прямо в глаза.

— Правда? Тебе действительно жаль? Я думала, ты доволен. Разве ты не считаешь, что я получила по заслугам?

На подбородке Тайлера дернулся мускул.

— Я не ожидал, что она обрадуется, увидев тебя, но меня огорчило ее поведение. Я всегда считал ее воспитанной девочкой. Честно говоря, я никак не ожидал, что она нагрубит тебе.

10
{"b":"4647","o":1}