A
A
1
2
3
...
11
12
13
...
41

Ужин был накрыт на столике в углу гостиной. Тайлер ждал ее, сидя в кресле под лампой, мягким светом озарявшей его усталое лицо. Когда-то они часто сидели вот так в каком-нибудь уютном кафе, держась за руки и глядя друг другу в глаза. Ей не забыть этих мгновений до конца жизни. Интересно, помнит ли он, как счастливы они были когда-то? Или навсегда вычеркнул ее из своего сердца? Скорее всего, так оно и есть. Клаудия вдруг пожалела, что не надела что-нибудь более строгое. Тонкая ткань халата подчеркивала женственные линии ее тела. Пожалуй, он может подумать, что она специально так оделась, желая соблазнить его, чего у нее и в мыслях не было. Чемодан собирала Серафина, она положила те вещи, которые Клаудия обычно носила. Легкое раздражение охватило Клаудию: почему она должна менять свои привычки в угоду Тайлеру? Ей безразлично, что он подумает! И стыдиться ей нечего. С гордо поднятой головой Клаудия направилась к столику.

Увидев аппетитный пышный омлет с салатом вместо тяжелой английской еды, Клаудия слегка удивилась. Омлет издавал такой восхитительный запах, что ей сразу захотелось есть.

— Странно, что ты поселился в гостинице, — заметила она, принимаясь за еду. — Ты же говорил, что живешь в Лондоне.

— Я продал свою квартиру, когда получил по наследству дом в Шропшире четыре года назад. Пожив там немного, я понял, что могу работать с тем же успехом, что и живя в Лондоне.

Утолив первый голод, Клаудия откинулась на спинку кресла, взяла бокал вина, к которому раньше не притронулась, и отпила глоток. Тонкий фруктовый вкус показался ей знакомым. Она села прямее и подчеркнутым жестом поставила бокал на столик, бросив на Тайлера укоризненный взгляд.

— Не нравится? Это калифорнийское вино, одно из лучших, — прищурившись, сказал он.

Руки Клаудии непроизвольно сжались в кулаки.

— Это любимое вино Гордона, и тебе это прекрасно известно!

Тайлер довольно улыбнулся:

— Не сомневался, что ты оценишь мою заботливость.

Клаудия с трудом сдерживала негодование.

— Вот уж не думала, что ты способен на такую низость!

— Хотел тебе кое о чем напомнить.

Клаудия стиснула зубы:

— Напрасно старался. Я и так ничего не забыла.

— У женщин короткая память. Как говорится, с глаз долой, из сердца вон. Поэтому, вероятно, ты и уехала так поспешно в Италию? — осведомился Тайлер с циничной усмешкой.

— Вряд ли ты поймешь, почему я это сделала, — парировала Клаудия.

Тайлер пропустил ее ответ мимо ушей.

— Ты вернулась на виллу своей тетки. Когда мы познакомились, ты жила у нее?

Надо же, неужели он это помнит?

— Да. Мне всегда было хорошо у тетушки Лючии.

Тайлер пристально посмотрел на нее.

— А она знала о наших отношениях? — резко спросил он.»

— Разумеется, — ответила Клаудия, ничуть не смутившись. — Я не делала из этого тайны и не стыдилась своего поведения. Тетя ничего не имела против, — добавила она.

Тайлер удивленно поднял брови, но в ту же секунду его лицо приняло прежнее холодное выражение.

— Если не ошибаюсь, ты говорила, что она художница?

— Да, — сухо подтвердила Клаудия, чувствуя, что в ней закипает гнев. — Она и сейчас занимается живописью. Думаешь, я не понимаю, к чему ты клонишь? Намекаешь, что она ведет богемный образ жизни и одобряет моральную распущенность? К твоему сведению, она очень порядочный и чуткий человек и у нее совершенно нормальный взгляд на отношения между мужчиной и женщиной. Она не считает жен рабами мужей, обязанными молча страдать и терпеть выходки своего господина и повелителя. Женщина тоже имеет право на счастье!

— Значит, клятвы, которые ты давала перед алтарем, для тебя пустой звук? — зло выпалил Тайлер.

Глаза Клаудии сверкнули. Она не заслужила такого упрека! Как он смеет судить, ничего не зная о ее жизни?

— Мужчины тоже клянутся в верности, что не мешает им с легкостью изменять своим женам.

— Я не сказал, что мы ангелы во плоти, — пожал плечами Тайлер.

— Но женщины, по-твоему, обязаны ими быть, верно? — огрызнулась Клаудия. — Как жена Цезаря, вне подозрений. — Она вскочила и пересела на диван. — Послушай, что я тебе скажу, и можешь смеяться надо мной сколько душе угодно. Я была верна Гордону… До того дня, когда встретила тебя. К тому времени мой брак превратился в фарс, пародию, но я ни разу не изменила мужу. Даже тогда, когда он раскрыл свое истинное лицо и заявил, что женился на мне из-за денег. Не знаю, что меня удерживало гордость, самолюбие, называй как хочешь, — но я помнила о своих клятвах.

Тайлера словно пружиной подбросило.

— А-а, значит, это я сбил тебя с пути истинного? — возмутился он. — Предположим, что так оно и было, но почему именно я удостоился такой чести? Что ты нашла во мне такого особенного?

Клаудия ухватилась за валик дивана, ноги у нее дрожали. Неужели он ждет, что она предаст свои чувства к нему? Нет, как ни тяжело ей сказать правду, она не станет ничего скрывать. Всю жизнь она старалась жить по совести, не станет лгать и сейчас.

— Ты знаешь ответ на этот вопрос. Я полюбила тебя.

Увы, если она ожидала, что искреннее признание растрогает его, она глубоко заблуждалась.

— Ты решила, что любовь оправдывает предательство? — холодно спросил Тайлер.

Бесполезно объяснять, что к тому времени она уже не считала Гордона своим мужем. Фактически их брак уже распался, оставалось только оформить развод… Может, все же сделать еще одну попытку?

— Тогда я не сомневалась, что ты поймешь все правильно. Пока ты не рассказал мне о своей матери…

— После чего ты быстренько разлюбила меня и вернулась к Гордону. Как трогательно! — фыркнул он.

Его бесчувственность задела Клаудию за живое.

— Я вернулась в Англию, потому что ты не оставил мне другого выхода, — горячо запротестовала она. — Ты же меня бросил!

Губы Тайлера скривились в недоброй улыбке.

— Я бы пожалел тебя, будь это правда, но, по-моему, ты лжешь. Очевидно, не так уж плохо тебе было с Гордоном, если ты продолжала с ним спать, — ядовито заметил Тайлер. — Скажи наконец правду, Клаудия. Ты любила меня?

Так сильно, что не колеблясь отдала бы за тебя жизнь, мысленно воскликнула она. Но гордость продиктовала ей другой ответ. Пожав плечами, она сказала:

— Какое это теперь имеет значение?

— Понятно… Я был для тебя всего лишь мимолетным курортным увлечением.

Этого она стерпеть не могла.

— Ничего подобного!

— Правда? — Он встал и подошел к ней. — Увидев тебя через год на приеме у родственников Гордона, я понял, почему ты лгала. Я и не подозревал, что ты жена моего двоюродного брата! Признайся, ты считала меня круглым дураком, да?

Клаудия беспомощно покачала головой.

— Никогда я так не считала, Тайлер, хотя ты мне все равно не поверишь. Я и понятия не имела, что вы с Гордоном братья. Думала, мы с тобой никогда больше не увидимся.

— Надеялась, что не увидимся, — уточнил он. — Ты же пришла в ужас, встретив меня. Боялась, что я тебя выдам!

— Почему же ты ничего не сказал?

Тайлер с отвращением покачал головой, досадуя на самого себя.

— Бог знает… А надо было сказать.

— И на том спасибо.

Тайлер вспыхнул:

— Не смей благодарить меня! Ты тут ни при чем. Просто я не люблю публичных скандалов. И потом, не хотелось огорчать Гордона. Каково было бы ему узнать, что жена обманывала его? И с кем? Со мной, его двоюродным братом!

Клаудия дернулась, словно он ударил ее по лицу.

— Вот оно что… Теперь понятно, чего стоила твоя любовь. Может, оно и к лучшему. Все уже в прошлом, — печально произнесла она. Тайлер снова предал ее. Только теперь это гораздо больнее…

Тайлер подался вперед.

— И ты не будешь оправдываться? Большинство женщин на твоем месте так бы и поступило.

Клаудия метнула на него негодующий взгляд:

— Я не большинство. Я — это я. Мне незачем оправдываться перед кем бы то ни было. Но если ты хочешь меня выслушать, я тебе все расскажу. Тайлер широко улыбнулся и опустился в кресло, положив ногу на ногу.

12
{"b":"4647","o":1}