ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я стар, чтобы слушать сказки, Клаудия. Твоя жизнь подробно описана в газетах, черным по белому. При желании я могу в любой момент узнать все, что мне надо.

Клаудия сдалась. Говорить с ним — все равно что биться головой о стену. Вздохнув, она привалилась к спинке дивана, поджав под себя ноги.

— Ты безусловно веришь всему, что написано в газетах? — насмешливо спросила она.

— А что, репортеры тебя оклеветали?

Его самодовольный вид подействовал на нее как красная тряпка на быка. — Не совсем так. Кое-что соответствовало действительности. Я и правда совершала некоторые поступки, о которых потом сожалела. — Только никто никогда не спрашивал, почему она так себя вела. Тайлера это тоже совершенно не интересует.

Он бросил на нее уничтожающий взгляд, но Клаудия уже привыкла к его презрению.

— Нечем тут гордиться. Если ты намереваешься хоть изредка видеться с Натали, тебе придется обуздать свою любовь к ночным эскападам. Вряд ли это придется ей по вкусу, да и тебя не приблизит к желанной цели. Если твое имя будет метровыми буквами напечатано в желтой прессе, Натали возненавидит тебя еще больше.

Уязвленная в самое сердце, Клаудия не сразу нашлась что ответить.

Собрав все силы, она подняла на него глаза.

— Этого не случится. Странно, что ты до сих пор этого не понял. Натали мне так же дорога, как и тебе. Ей будет трудно привыкнуть ко мне слишком неожиданно я появилась в ее жизни, но я не собираюсь навязывать ей свою любовь. Да, она очень нужна мне, но я хочу, чтобы она полюбила меня, а не просто примирилась с моим присутствием.

Тайлер смотрел на нее в упор.

— А если она не захочет?

— Я подумаю, что делать, если… когда это случится, — спокойно ответила Клаудия.

Тайлер не сводил с нее глаз. Если он и пришел к какому-то выводу, то сообщить ей о своем решении не счел нужным. После долгого молчания он бросил взгляд на часы.

— Уже поздно. Нам обоим необходим отдых. Можешь первой занять ванную.

Я подожду здесь.

Клаудия вздохнула и подавила зевок.

— Спасибо, я так и сделаю. — Она встала. — Спокойной ночи.

Пройдя в спальню, она плотно притворила за собой дверь и на секунду привалилась к стене, чувствуя огромную усталость. Потом вынула из шкафа ночную рубашку и направилась в ванную, чтобы переодеться. Еще не хватало, чтобы Тайлер застают ее раздетой.

Однако Тайлер, видимо, и сам не желал этого, потому что появился, когда Клаудия уже лежала в постели. Сквозь опущенные ресницы она видела, как он расстегивает пуговицы на рубашке. Какие у него красивые руки… Пальцы длинные, сильные… Руки художника или музыканта. Она хорошо помнила нежность этих рук, когда он ласкал ее.

В глазах у нее защипало, и она крепко зажмурилась, чтобы не расплакаться. Не время предаваться воспоминаниям. Наступит ли оно когда-нибудь? Тайлер скрылся в ванной, пройдя совсем рядом с ее кроватью. Клаудия уткнулась лицом в подушку и разрыдалась. Неужели ей никогда не удастся забыть его? Нет, наверно, она обречена всю жизнь страдать и терзаться.

Долгий мучительный день подошел к концу. Клаудия закрыла глаза, и сон постепенно сморил ее.

Глава 4

Клаудия не помнила, как заснула, но разбудил ее шум льющейся в ванной воды. Какое-то время она не могла сообразить, где находится. Потом память вернулась — Тайлер, путешествие в Англию, Натали… Клаудия села в постели. Именно в этот момент в комнату вошел обнаженный до пояса Тайлер в джинсах, обтягивающих узкие бедра. Его влажные после душа волосы блестели.

Не обращая на Клаудию никакого внимания, он подошел к гардеробу и достал чистую рубашку. Клаудия не могла оторвать взгляда от его мощного торса — ни одной унции лишнего жира, — и кровь застучала у нее в висках. Она желала его с той же страстью, что и в первые дни их знакомства. Но еще больше ей хотелось, чтобы он обнял ее, приласкал и утешил. Она жаждала любви, которой он не мог ей дать, а одной страсти недостаточно. Застегнув последнюю пуговицу, Тайлер закатал рукава рубашки. Глаза Клаудии жадно следили за каждым его движением, скользя все выше, и наконец наткнулись на ироничный взгляд его синих глаз. Поняв, что выдала себя, Клаудия закусила губу от досады. Ее волнение не укрылось от его внимания.

— Проголодалась? — ухмыльнулся он.

Глаза Клаудии расширились.

— Что?

Присев на край кровати, Тайлер не торопясь натянул носки, надел туфли и бросил на нее взгляд через плечо.

— Завтракать будешь?

Он имел в виду совсем другой голод, и они оба знали об этом. Нелепо обижаться на шутку, пусть даже дурного тона, и все же Клаудия почувствовала себя задетой. Тут уж ничего не поделаешь: Тайлер имеет над ней безграничную власть, и так будет всегда. Стремясь скрыть обиду, она закинула руки за голову и запустила пальцы в свои роскошные волосы, отметив с некоторым злорадством, что Тайлер невольно перевел взгляд на ее пышную грудь, едва прикрытую шелком и кружевом.

— Пожалуй, нет. Выпью чашку кофе, и все.

Их взгляды встретились.

— Уверена, что больше ничего не хочешь? Не могу ли я предложить тебе еще что-нибудь? — настаивал Тайлер.

Принимая вызов, Клаудия улыбнулась ледяной улыбкой.

— Благодарю, но я не настолько голодна.

Тайлер встал и засунул руки в карманы джинсов. — Притупилось обоняние? Не чувствуешь вкуса? Это часто бывает результатом невоздержанности.

Клаудия среагировала на очередное оскорбление с чисто итальянской горячностью. Ее карие глаза негодующе сверкнули.

— Ты, вероятно, судишь по себе, исходишь из собственного опыта, так сказать! Помнится, у тебя всегда был отменный аппетит.

В улыбке Тайлера появилось что-то волчье.

— Верно, но однажды я случайно отравился, съел какую-то гадость, и с тех пор аппетит у меня пропал.

Зачем она позволила втянуть себя в эту перепалку? Клаудия обхватила колени руками.

— Обмен колкостями на голодный желудок никогда не казался мне идеальным началом дня, но для меня это не новость. Так что можешь продолжать в том же духе. Тебе не удастся уязвить меня.

Тайлер оживился.

— Думаешь, я этого добиваюсь?

Клаудия взглянула ему в глаза.

— А разве нет? Ты же брат Гордона, хоть и неродной, так что меня это не удивляет. Садизм у вас в крови.

Улыбка исчезла с лица Тайлера.

— Тебя послушать, так он просто дьявол какой-то.

— Гордон был дьявольски умен, в каждом умел найти уязвимое место и ловко пользовался человеческими слабостями. Он и тебя охмурил, только ты отказываешься признать очевидное.

— Вероятно, потому, что Гордон, которого я знал, разительно отличается от ужасного образа, созданного твоим воображением.

Клаудия вздохнула.

— Никто не знал его лучше меня. Гордон был настоящим хамелеоном.

Тайлер усмехнулся:

— Он умел расположить людей к себе.

— Вот именно. А как иначе он смог бы заставить окружающих плясать под свою дудку? В этом ему не было равных. Но ответь мне на один вопрос: ты доверил бы Гордону свои деньги?

Тайлер хотел было что-то сказать, но передумал и промолчал. Его глаза сузились.

— Очень умно!

Клаудия пожала плечами. Она все-таки заставила его задуматься, затронув близкую ему область — финансовую. В делах Тайлер руководствовался здравым смыслом, а не эмоциями, и она хотела, чтобы он так же беспристрастно оценил Гордона. Ладно, на первый раз достаточно, решила она.

— На какое время назначена операция?

— На десять. Поторопись, — коротко приказал Тайлер. Ее выпады против Гордона явно вывели его из равновесия. Он вышел в гостиную, и через несколько секунд она услышала, что он говорит по телефону.

Встав с постели, Клаудия достала из шкафа одежду и побежала в ванную, где еще пахло лосьоном Тайлера. Приняв душ, она надела элегантный летний костюм кремового оттенка: облегающий жакет и короткую узкую юбку. В нем будет не так жарко, подумала она, оглядывая себя в запотевшем зеркале. Костюм придавал ей строгий, уверенный вид. Довольно хлипкая защита от двух близких людей, которых она любит больше всего на свете и которые словно сговорились обижать ее как можно больнее.

13
{"b":"4647","o":1}