ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Внезапная перемена в настроении Тайлера ошеломила Клаудию.

— Не знаю, что и сказать… — Неужели она ему все-таки не совсем безразлична?

На подбородке Тайлера дернулся мускул.

— Не обижай Натали, Клаудия, будь добра к ней, не то пожалеешь, — со скрытой угрозой в голосе произнес он, резко повернулся и вышел.

Клаудия опустилась на стул, стоявший у двери. Тайлер поверил ей, но вряд ли стоит слишком обольщаться. Она буквально вынудила его выслушать ее исповедь, но о прощении говорить еще рано. Хотя почему ее нужно прощать за несуществующие грехи? Ей-то ясно, что она не совершила ничего предосудительного, а вот убедить в этом Тайлера будет очень непросто.

Он обещал ей свою дружбу, потому что она просила его об этом. Но сейчас его обещание почему-то не радовало Клаудию, казалось горькой пилюлей. Значит, его дружба ей не нужна? Выходит, так… Но, поскольку они будут часто видеться, надо скрыть свое разочарование и делать вид, что она всем довольна. Вот бы Гордон порадовался… Она снова будет страдать.

Клаудия понуро встала и приблизилась к спящей дочери. Щечки Натали порозовели, девочка казалась совершенно здоровой. Неужели ее скоро отпустят домой? Это замечательно, но тут же возникнут новые проблемы. Для Тайлера и Натали дом — это Шропшир. До сих пор Клаудия не заглядывала в будущее, тревожась за здоровье дочери. Но теперь время пришло.

Что будет с ней, когда Тайлер увезет девочку в Шропшир? Клаудия не знала, где именно находится его дом, помнила только название округа. Надо бы выяснить точный адрес и подыскать жилье поблизости. Как бы ни складывались ее отношения с Тайлером, одно несомненно: он не захочет, чтобы она жила вместе с ними.

Клаудия подавила обиду. Нужно рассуждать трезво и ценить, что имеешь. У нее будет свой дом неподалеку от имения Тайлера, где она сможет часто встречаться с дочерью. Они постепенно сблизятся. Суд, конечно, подтвердит ее законное право на опекунство, но до тех пор ей придется договориться с Тайлером, чтобы он позволил ей видеться с Натали как можно чаще. За это время она сумеет доказать ему, что относится к обязанностям матери с полной ответственностью. И тогда… может быть…

Что тогда? — резко оборвала себя Клаудия. Он простит ее? Полюбит? Она судорожно сглотнула. Да, именно этого она хочет. Любовь и прощение — вот чего жаждет ее исстрадавшееся сердце. Так странник, бредущий по пустыне, мечтает о глотке воды. Без любви ее сердце иссохнет и погибнет. Ее страстная натура восставала против уз, сковывающих ее. Заставляя себя взглянуть правде в глаза, она призналась, что любовь — это несбыточная мечта, замок, построенный на песке. Что касается прощения, возможно, Тайлер однажды и простит ее, но никогда ничего не забудет.

И все же не время думать об этом. Самое главное сейчас — найти путь к сердцу Натали, растопить лед отчуждения. Клаудия не знала, насколько глубока душевная рана, нанесенная девочке отцом, но, поклялась исправить причиненное им зло. Конечно, это займет много времени, но теперь ей некуда торопиться.

Она наклонилась и коснулась губами розовой щечки Натали. Девочка вздохнула, но не проснулась. Клаудия успокоилась и устроилась поудобнее. Чтобы скоротать время, она взяла с полки журнал и начала листать его, рассеянно просматривая иллюстрации. Одна из них привлекла ее внимание. Найдя нужную страницу, Клаудия впилась взглядом в глянцевую фотографию мужчины и женщины, сидевших в непринужденной позе на кушетке. Лицо женщины показалось ей знакомым, но она никак не могла вспомнить, кто это, пока не прочла подпись. Оказалось, что респектабельный седовласый мужчина — известный пианист Оскар Уилер, а элегантная пожилая дама рядом с ним — его жена Нэнси.

Все еще красивое лицо женщины дышало спокойствием и мудростью, которая приходит с годами. Клаудия узнала ее, однажды она уже видела это лицо… Ей вспомнился яркий солнечный день, пляж, глаза Тайлера, внезапно вспыхнувшие ненавистью… Это его мать! С бьющимся сердцем Клаудия углубилась в чтение. В статье рассказывалось о женах знаменитых людей Америки. Больше всего Клаудию поразило то, что репортер взял интервью у миссис Уилер в Лондоне, в отеле «Ритц», где она остановилась вместе с мужем, приехавшим на гастроли.

К сожалению, даты в статье не было. У Клаудии вырвался вздох разочарования. Иногда журналы переходили из рук в руки в течение долгих месяцев. Все приемные зубных врачей и терапевтов завалены ими. Клаудия совсем было отчаялась, когда ей вдруг пришло в голову взглянуть на обложку. С замирающим сердцем она закрыла журнал, не решаясь посмотреть на дату выпуска, но пересилила себя, и сердце ее радостно забилось. Журнал был совсем свежий, за последний месяц! А значит, Уилеры все еще в Англии! Руки у нее задрожали. Неужели Бог наконец сжалился над ней? Женщина, с которой она так мечтала встретиться, находится в Лондоне! Не иначе как само Провидение послало ее. Однако захочет ли Нэнси Уилер поговорить с ней? Клаудия нахмурилась и закусила губу. Раньше эта мысль не приходила ей в голову. Но она расстроилась только на минуту. Не может быть, чтобы Нэнси отказала ей! Она должна понять, как важно Клаудии узнать все о прошлом Тайлера. Клаудия стала разрабатывать план действий. Прежде всего нужно связаться с миссис Уилер. Пока Тайлер рядом, это исключено. Значит, из гостиницы звонить нельзя. У нее только одна возможность: позвонить отсюда, из больницы. Не самый лучший вариант, но ничего другого не остается. Внизу на первом этаже она видела несколько телефонных будок. Клаудия приняла решение. Когда Тайлер вернется, она отлучится на минутку под каким-нибудь благовидным предлогом.

В ожидании Тайлера Клаудия сидела как на иголках. Прошло полчаса, прежде чем в коридоре послышались его шаги. Дверь отворилась, и при виде его высокой, атлетически сложенной фигуры у Клаудии, как всегда, екнуло сердце. Ей снова вспомнились незабываемые минуты, проведенные утром в его объятиях. Кровь прилила к ее щекам. Заметив удивленный взгляд Тайлера, Клаудия покраснела еще больше. В его глазах мелькнули насмешливые искорки. Конечно, он догадался, почему она так смутилась.

Не отводя взгляда, Клаудия гордо вскинула голову. Тайлер шагнул к ней, и в это мгновение она сообразила, что журнал с фотографией его матери все еще лежит у нее на коленях. Он не должен ее увидеть! Клаудия поспешно закрыла журнал. Слишком поспешно — Тайлер нахмурился.

— Почему так долго? — с легким упреком спросила она, пытаясь отвлечь его внимание. Уловка сработала. Тайлер пожал плечами, приблизился к кровати и взглянул на Натали.

— Беседа с доктором несколько затянулась.

— Хорошие новости? — спросила Клаудия, наблюдая за ним. Он погладил Натали по щеке. Ревность снова кольнула ее. Когда-то он и с ней был нежен, ей так не хватало его ласки… Как ей не стыдно, она ревнует его к собственной дочери, несчастному одинокому ребенку. Слава Богу, что он так относится к Натали. Просто ей жаль себя, как ни ужасно это чувство. — Отличные, — ответил Тайлер. — Если все будет нормально, мы сможем забрать Натали на следующей неделе.

Клаудия просияла.

— Это замечательно! — Она вскочила и ухватилась за металлическую спинку кровати. — Я так рада!

— Это я вижу, — добродушно улыбнулся Тайлер. Их взгляды встретились. Оба замерли, чувствуя, как между ними вновь возникает напряжение. Клаудия не могла ни двигаться, ни дышать, прикованная нестерпимым светом синих глаз.

Неизвестно, что произошло бы дальше, но в этот момент в коридоре с грохотом упало что-то тяжелое, и оба вздрогнули. На лице Тайлера появилось равнодушное выражение, тревожащий блеск глаз погас. Пальцы Клаудии крепко сжали холодный металл.

Она откашлялась и, потупившись, пробормотала:

— Я… мне надо выйти. Хочу немного размяться.

Тайлер равнодушно пожал плечами:

— Делай что хочешь.

Резкие слова замерли у нее на губах. Ну почему он так груб с ней? Мгновенная смена его настроений обескураживала ее. Он словно бросает ее из холодной воды в горячую. Как на качелях: вверх — вниз. Неизвестно, где окажешься в следующий момент: наверху блаженства или в пучине отчаяния. Она молча подхватила сумку и выбежала в коридор. Очевидно, Тайлер сожалеет о своей минутной слабости. Будучи человеком слова, он не нарушит своего обещания, но в глубине души наверняка считает, что она хитростью заманила его в ловушку. Ну и пусть думает, что хочет, у нее сейчас другие проблемы.

20
{"b":"4647","o":1}