A
A
1
2
3
...
21
22
23
...
41

— Верно, — согласился он с неприятным смешком. — Моему отцу он так и не представился.

Клаудия не сдержалась.

— Но он еще мог быть счастлив! У него был ты, Тайлер. Перед ним была вся жизнь, но он предпочел допиться до смерти. Не думаю, что ты задавал себе вопрос: почему это произошло? Ты утверждаешь, что он очень хотел, чтобы твоя мать вернулась к нему. А я подозреваю другое. Уж не мучило ли его сознание собственной вины?

Тайлер так резко затормозил, что машину тряхнуло, и Клаудия уперлась руками в приборную доску, чтобы не стукнуться лбом о стекло. Повернувшись, он вперил в нее взгляд, полный бешеной ярости.

— Ах ты, маленькая дрянь! Я готов убить тебя за эти слова! Мой отец жил ради этой женщины. Он боготворил землю, по которой она ступала, исполнял все ее прихоти! — Его пальцы так крепко сжимали руль, что побелели костяшки.

Клаудия вся дрожала от страха, но она слишком далеко зашла, чтобы теперь отступить.

— Если так, — с вызовом спросила она, — почему она ушла? Была же какая-то причина?

Злобная гримаса исказила лицо Тайлера.

— Разумеется. Обыкновенная жадность — вот что ею двигало. Высосав из отца все, до последнего цента, она перебралась на более зеленые пастбища.

— И бросила тебя, — тихо заключила Клаудия, думая, что он ее не слышит. Однако Тайлер уловил ее слова.

— Что ты хочешь этим сказать, черт побери?

Клаудия нервно облизала пересохшие губы. Инстинктивно она уже поняла, в чем дело, и не побоялась высказать свою догадку вслух.

— Ты уверен, что злишься на мать из-за отца? А не из-за того, что она оставила тебя?

— По-твоему, я маменькин сынок? — Голос Тайлера прозвучал неестественно спокойно.

Клаудия порывисто повернулась к нему.

— Нет, конечно, нет! Но ты был совсем ребенком и очень страдал…

Тайлер с размаху ударил кулаком по рулю.

— Хватит! Не строй из себя доморощенного психиатра! Я нисколько не страдал, она не могла обидеть меня. Напротив, она помогла мне быстро повзрослеть. За что я, вероятно, должен быть ей благодарен.

Клаудия с трудом удерживалась от слез. Ей стало бесконечно жаль того маленького мальчика, которым Тайлер был когда-то. Ему нанесли страшный удар, и рана все еще болит, даже если он и не осознает этого. Теперь ей жизненно важно встретиться с его матерью. Нэнси Уилер хранит ключ к тайникам души» своего сына, и только она сможет их открыть, чтобы правда наконец вышла наружу. Чтобы прошлое перестало терзать его, чтобы они могли обрести счастье… Неужели уже слишком поздно? Нет, она отказывалась этому верить.

В зловещем молчании они добрались до гостиницы. Тайлер высадил Клаудию у входа, пробормотав, что ему надо кое с кем увидеться, и уехал, оставив ее на мостовой. Она беспомощно глядела ему вслед, пока машина не скрылась за поворотом, и медленно побрела в холл.

Клаудия заказала обед в номер, его вскоре принесли, но она почти не притронулась к изысканно приготовленным блюдам. Включив телевизор, попыталась вникнуть в то, что происходило на экране, но тщетно. Разговор с Тайлером не выходил у нее из головы. Что он сейчас делает? Где он? Время шло, но он не появлялся. Он так разозлился… Может, решил напиться? Нет, вряд ли, этот грех за ним не водится. Тогда где он? С кем он собирается встретиться? С женщиной?

Сердце у нее упало. А почему бы и нет? Едва ли он прожил в одиночестве последние шесть лет. Тайлер молодой, полный сил мужчина, очень темпераментный. Женщины должны быть неотъемлемой частью его жизни.

Представив себе, что он сейчас проводит время с любовницей, Клаудия содрогнулась. Острая ревность пронзила все ее существо. Да, он человек свободный и вправе делать все, что ему заблагорассудится. Но мысль о том, что он ласкает в эту минуту другую женщину, повергла ее в отчаяние. Разыгравшееся воображение рисовало такие яркие картины, что она зажмурилась и бросилась в ванную. Надо принять прохладный душ, может, хоть он отвлечет ее? Но эта пытка продолжалась даже после того, как она калачиком свернулась на постели. Лежа в темноте без сна, она говорила себе, что не имеет права ревновать, ведь она потеряла Тайлера давным-давно. Но сердце отказывалось смириться с неизбежным. Может, ей тоже следует завести роман? Нет, она всегда будет хранить верность Тайлеру никем не сможет увлечься.

Мы же созданы друг для друга! — думала Клаудия. Вот почему мне надо обязательно встретиться с его матерью. Я борюсь за свое будущее, и, если проиграю, жизнь моя будет кончена.

Глава 6

На следующий день ровно без пяти час Клаудия вошла в роскошный вестибюль отеля «Ритц» и приблизилась к окошку администратора. Все, мосты сожжены, с замиранием сердца думала она. Собираясь на встречу с миссис Уилер, она надела свое любимое темно-розовое платье от Лагерфельда с жилетом «болеро», которое очень шло к ее волосам и глазам. Да и лицо, бледное после бессонной ночи, казалось ярче. Она долго ворочалась с боку на бок, прислушиваясь к шагам в коридоре, и задремала только под утро, когда вернулся Тайлер.

Встав с постели и посмотрев в зеркало, она ужаснулась и поняла, что без тщательного макияжа ей не обойтись, он создаст хотя бы внешнее подобие спокойствия и уверенности и скроет предательские признаки душевного смятения. Естественно, Тайлер не счел нужным объяснить свое долгое отсутствие, и Клаудия подавила острое желание узнать, где же он все-таки был. Он лишь смерил ее насмешливым взглядом, прекрасно понимая, что она сгорает от любопытства. Конечно, он не простил ей вчерашние комментарии и явно ждал повода, чтобы затеять ссору.

Ну уж нет, такого удовольствия она ему не доставит, угрюмо решила Клаудия и с наигранным равнодушием сообщила, что собирается на ленч с кузеном Марко. Видимо, Тайлер поверил ей, или ему было все равно. Во всяком случае, никаких вопросов он не задал, и, входя в отель, Клаудия чувствовала себя в относительной безопасности. Тайлеру и в голову не придет, с кем она на самом деле встречается.

Освободившись, администратор поднял на нее глаза. Клаудия назвала свое имя.

— Меня ожидает миссис Уилер.

Молодой человек заглянул в свои бумаги:

— А-а, да, миссис Петерсон. Пройдите наверх, пожалуйста.

Спустя несколько минут Клаудия постучала в дверь номера. При виде женщины, открывшей дверь, она не могла сдержать своего удивления. Да, это была мать Тайлера, но она разительно отличалась от того образа, который нарисовало воображение Клаудии во время телефонного разговора. Почему-то она ожидала увидеть элегантную светскую даму высокого роста с решительными и уверенными манерами, в то время как Нэнси Уилер являла собой совершенно другой тип женщины. Она была небольшого роста, довольно полная, с приятным округлым лицом.

— Миссис Петерсон? — приветливо улыбнулась она. Со стороны могло показаться, что женщины давно знают друг друга, так естественно вела себя Нэнси, но Клаудия уловила ее волнение. Под ее синими, как у сына, глазами залегли темные тени, губы сжались в тонкую линию. Бледное напряженное лицо выдавало тревогу. Непринужденная манера держаться явно давалась ей с большим трудом. — Входите, пожалуйста. — Миссис Уилер провела Клаудию в элегантно обставленную гостиную. — Садитесь, прошу вас. Я заказала ленч в номер, его принесут с минуты на минуту. Думаю, здесь удобнее, чем в ресторане, никто не помешает нам говорить.

Она опустилась на кушетку, нервным движением разгладила на коленях юбку и жестом пригласила Клаудию сесть напротив. — Я боялась, что вы передумаете, — осторожно сказала Клаудия, усаживаясь и не сводя глаз с собеседницы. Что она за человек? С кем свела ее судьба?

Нэнси взглянула ей прямо в глаза:

— Если честно, я была близка к этому… Благодарите моего мужа, Оскара. Это он убедил меня, что я поступаю правильно, решив поговорить с вами. — Ее искренность напомнила Клаудии Тайлера.

— Я понимаю, как нелегко было вам принять это решение. Поверьте, я не осмелилась бы вас побеспокоить без крайней необходимости. Для меня это вопрос жизни и смерти. Да и для Тайлера тоже.

22
{"b":"4647","o":1}