ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На террасе, вдоль которой тянулись цветочные клумбы, послышались шаги. Клаудия подняла голову и увидела Венди Николс с подносом в руках, на котором стояли несколько стаканов и запотевший графин с лимонадом, собственноручно приготовленным Мэри Барретт, экономкой Тайлера.

— Меня прислала Мэри. Она уверена, что вы умираете от жажды, — сообщила гувернантка, ставя поднос на металлический столик.

Клаудия рассмеялась и, отложив в сторону тяпку, сняла холщовые перчатки.

— Как это она догадалась? Наша Мэри — просто сокровище! — Клаудия поднялась на террасу, налила в стакан лимонаду и с наслаждением выпила. — Мэри — самая лучшая реклама своим кулинарным талантам, — подхватила Венди, рисуя в воздухе округлые контуры женской фигуры.

— Это точно, — кивнула Клаудия и перевела глаза на Тайлера и Натали. — Вы довольны Натали? — спросила Венди, проследив направление ее взгляда. — Посмотрите, как она посвежела, окрепла. О болезни, слава Богу, и думать забыла. Между прочим, к вам она стала относиться гораздо лучше. Даже Мэри заметила, что Натали прямо-таки расцвела, и дело тут не только в том, что она выздоровела.

Это была правда, хотя Клаудия избегала таких разговоров из суеверных соображений, боясь сглазить свое счастье. Слишком рано утверждать что-то определенное. Натали все еще немного дичилась матери, но от прежней открытой неприязни не осталось и следа. Похоже, им удалось найти общий язык, пусть и под влиянием обстоятельств: ведь они были почти неразлучны. За что, между прочим, Клаудии следовало благодарить Венди Николс. Гувернантка тактично держалась в тени, чтобы дать Клаудии возможность почаще бывать с дочерью наедине.

Большую часть дня Клаудия играла с Натали в ее любимые игры, читала ей вслух сказки, иногда рассказывала о своих итальянских родственниках.

Как ни странно, Натали могла слушать ее часами, забрасывая вопросами. Девочку интересовало буквально все, и Клаудии порой приходилось делать над собой усилие, чтобы прерваться, иначе эти беседы грозили затянуться далеко за полночь. Каждый такой разговор все больше сближал их. О своем отце, однако, Натали говорила очень редко, ничего о нем не спрашивала, а если невзначай и упоминала о нем, то с явной неохотой. Венди оказалась права: Натали знала, что отец не любил ее, но она также сомневалась и в любви матери.

Разве можно винить ее в этом? — думала Клаудия. Конечно, нет. Она должна доказать дочери свою любовь. О-о, она готова горы свернуть, чтобы Натали поверила ей!

От этих мыслей Клаудию отвлекла дочь, вбежавшая на террасу. Ее разрумянившееся личико сияло, глаза искрились веселым смехом.

— Тайлер говорит, что ему надоело сидеть дома. Он хочет подышать свежим воздухом и собирается устроить пикник. Он и меня обещал взять, если я буду готова через десять минут! — сообщила девочка, прыгая вокруг матери. — Можно мне поехать, Клаудия? Ну пожалуйста! — Она умоляюще заглянула Клаудии в глаза.

Назовет ли она меня когда-нибудь мамой? — подумала Клаудия, переводя взгляд на Тайлера. Ей было приятно, что дочь обратилась к ней за разрешением, это уже кое-что. Она улыбнулась девочке.

— Почему бы и нет? Если Венди считает, что ты достаточно хорошо себя чувствуешь…

— Я не возражаю, — отозвалась гувернантка. — У Натали столько энергии, что ей будет полезно побегать по лесу.

— Ой, вот здорово! — обрадовалась Натали и со всех ног бросилась навстречу Тайлеру, который направлялся к ним. — Они согласны! — возбужденно воскликнула она, повисая на его руке.

При виде ее счастливого личика Тайлер невольно улыбнулся.

— Вот и прекрасно. Тогда беги собирайся.

Натали пулей понеслась в дом.

Венди встала.

— Пойду помогу ей. — Она направилась вслед за своей воспитанницей.

Оставшись с Тайлером наедине, Клаудия особенно остро ощутила близость его полуобнаженного тела. В горле у нее пересохло, она нервно облизнула губы и, глядя в сторону, сказала:

— Вы возьмете еду с собой?

Тайлер холодно взглянул на нее сверху вниз. Похоже, он уже раскаивался в своей минутной слабости.

— Купим что-нибудь по дороге. Поторопись, мы не будем тебя ждать, коротко бросил он.

— Меня? — изумилась Клаудия. Неужели она тоже входит в число приглашенных?

— Ты что, не хочешь ехать? — усмехнулся Тайлер. — Я-то пойму правильно, если ты скажешь, что у тебя неотложные дела, но боюсь, Натали обидится. Она сама предложила пригласить тебя.

Ты-то, конечно, предпочел бы оставить меня дома, подумала Клаудия, раздраженная его ироническим тоном.

— Извини, что доставляю тебе столько неприятностей, но это была твоя идея. Если ты раскаиваешься…

— Что бы я ни думал, договоренность остается в силе. Натали хочет, чтобы ты поехала с нами. Так что, если не хочешь ее огорчить, поспеши, сухо посоветовал Тайлер.

Клаудия промолчала и направилась в дом. Ее радость оттого, что Натали пожелала поехать с ней на пикник, омрачалась реакцией Тайлера. Понятно, почему он так злится: никак не может справиться со своим влечением к ней и не скрывает, что винит в этом ее, а не себя. Она быстро приняла душ, надела джинсы и майку, положила в объемистую соломенную сумку блузку, темные очки и прочие необходимые мелочи, провела щеткой по волосам, сунула ноги в удобные босоножки и заторопилась к выходу.

Натали уже устроилась на заднем сиденье машины. Тайлер открыл Клаудии Переднюю дверцу, и ей ничего не оставалось, как сесть рядом с ним.

Их путь лежал в живописный старинный городок Лудлоу, главной достопримечательностью которого был полуразрушенный средневековый замок из красного песчаника, построенный на вершине холма по приказу графа Шрусбери. К удивлению Клаудии, Тайлер уступил просьбе Натали и свернул к замку, не забыв, правда, напомнить девочке, что она была там уже раз двадцать.

Глядя вслед Натали, вприпрыжку бежавшей впереди, Клаудия с улыбкой заметила:

— Она из тебя веревки вьет.

Тайлер добродушно усмехнулся. Похоже, он находился в отличном настроении.

— Может быть, но имей в виду, тебе придется обойти замок от подвала до чердака, а лестницы там очень крутые.

Так оно и вышло. Клаудия терпеть не могла маленьких тесных помещений, испытывая в них необъяснимую тоску и тревогу, но готова была забраться в любое самое мрачное подземелье ради удовольствия ощущать в ладони теплую ручку дочери. Натали вряд ли понимала, что чувствует ее мать, но от внимательного взгляда Тайлера не укрылся влажный блеск глаз Клаудии. Он не принимал участия в разговоре, просто молча шел сзади, небрежно засунув руки в карманы джинсов. Осмотрев замок, они решили погулять по городу. Тайлер заглянул в булочную, из которой доносились аппетитные запахи, и через некоторое время появился на пороге, нагруженный бумажными пакетами и картонной коробкой. Клаудия несла бутылки с прохладительными напитками. Купив все необходимое, они вернулись на стоянку, где оставили машину.

Выехав из Лудлоу, они направились в горы, отделяющие одно графство от другого, и выбрали для пикника живописную зеленую долину, откуда открывался прекрасный вид на горную гряду западного Уэльса. На лугу мирно пощипывали травку белые кудрявые овцы. Расстелив одеяло на земле, путешественники разложили свои припасы и принялись с аппетитом уплетать бутерброды, купленные Тайлером.

Натали доела пончик с вареньем и облизала пальцы.

— Как вкусно! Тайлер всегда покупает все самое лучшее! Ты, наверно, не ездила на такие пикники, когда была маленькая, — сказала она, гладя на мать с чувством некоторого превосходства.

Клаудия приняла вызов. — В детстве у меня вообще не было ничего подобного, — честно ответила она. — Это считалось неприличным. Моя гувернантка придерживалась очень строгих взглядов относительно того, что следует делать хорошо воспитанной девочке.

Натали скорчила смешную гримаску.

— Как скучно… А я думала, ты жила как настоящая принцесса. Папа говорил, что у тебя был огромный дом и очень много слуг. Неистощимая фантазия Гордона не переставала удивлять Клаудию. Интересно, что еще он наговорил дочери?

29
{"b":"4647","o":1}