ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Похоже, ты считаешь, что с тобой ничего не может случиться, — холодно заметил Тайлер. — Ты что, заколдована?

Клаудия горько рассмеялась.

— Заколдована? Может, и так… — Правда была куда хуже. Ей придется жить еще очень долго, чтобы заплатить страданием за все свои грехи. Поэтому она не может умереть завтра.

— Один раз ты чудом избежала гибели, — гнул свое Тайлер. — В следующий раз все может кончиться гораздо хуже.

Клаудия побледнела еще больше. Тайлер разбередил старую рану, которая, похоже, никогда не затянется… С огромным трудом она скрыла отчаяние под маской высокомерия.

— Зачем ты приехал, Тайлер? — спросила она в третий раз.

Тайлер взглянул на нее с откровенным презрением.

— Будь я проклят, если знаю. Я с удовольствием забыл бы о твоем существовании. Если бы не Натали…

Это имя как громом поразило ее. Сердце на секунду остановилось. Похолодев, она повернулась к Тайлеру с совершенно белым лицом.

— Кто? — еле слышно прошептала она, не веря своим ушам.

— Будь ты проклята! — закричал Тайлер с внезапно прервавшейся ненавистью. — Неужели ты так легко все забыла? Натали! Попробуй вспомнить, кто это, Клаудия. Вспомни свою дочь!

Клаудия покачнулась, боль пронзила все ее тело. Мир словно раскололся на миллионы осколков. Ее лицо исказила ярость.

— Как ты смеешь! Негодяй! Да ты…

Она не договорила. Оборвав себя на полуслове, за которым последовал сдавленный стон, она резко повернулась и бросилась вверх по лестнице. Она бежала так быстро, что вскоре ей стало тяжело дышать, горло сдавила судорога, сердце готово было выпрыгнуть из груди. Ее душили слезы, ступеньки дрожали и расплывались перед глазами. Ничего не видя перед собой, спотыкаясь и падая, Клаудия кое-как вставала и бежала дальше, желая только одного — спрятаться, скрыться, ничего не видеть и не слышать. Рыдания, сотрясавшие ее тело, заглушили звук шагов Тайлера, бросившегося вслед за ней. Когда Клаудия уже добралась до террасы, две сильных руки схватили ее сзади за локти. Ее слабые попытки вырваться оказались тщетны: Тайлер отличался необычайной физической силой. В конце концов она сдалась и затихла. Ее грудь вздымалась от рыданий, глаза были крепко зажмурены, чтобы удержать обжигающие слезы.

За спиной она услышала насмешливый голос своего мучителя:

— Все убегаешь, Клаудия? Всю жизнь?

— Я тебя ненавижу! — закричала она. Губы ее дрожали.

— Взаимно, дорогая. Тем не менее я приехал поговорить о Натали и отступать не намерен, — сказал он, подчеркивая каждое слово.

Клаудия вздрогнула. Что он с ней делает? Он же убьет ее!

— Натали умерла! — выкрикнула она. — Умерла… — повторила она. Ее голос упал до шепота.

— Не сомневаюсь, что ты предпочитаешь так думать. Очень удобная позиция, — презрительно отчеканил Тайлер.

Сердце у Клаудии снова бешено заколотилось. С ужасающей медлительностью смысл его слов наконец дошел до ее потрясенного сознания. Она слегка повернула голову, не смея поверить.

— Что… что ты имеешь в виду?

— А как ты думаешь, что я имею в виду? — передразнил он ее, отпуская.

Клаудия повернулась к нему.

— Черт тебя побери, прекрати издеваться надо мной! Откуда такая жестокость? Раньше ты был другим. Натали умерла. Уж я-то знаю. Ведь это я убила ее…

Тайлер застыл на месте. При виде слез, струившихся по ее бледному лицу, его глаза сузились.

— Ничего подобного. Натали жива.

У Клаудии перехватило дыхание. На лбу выступил холодный пот, перед глазами заплясали черные точки. Пробормотав что-то нечленораздельное, она пошатнулась и провалилась в бездонную пропасть.

Сознание медленно возвращалось к ней. Она застонала, выбираясь из темноты небытия и изо всех сил пытаясь вспомнить, где она и что с ней случилось. Кто-то легонько шлепнул ее по щеке, и она снова застонала. В ту же секунду чья-то рука приподняла ее голову и прижала к губам холодный стакан. Знакомый голос приказал ей пить. Она послушно глотнула и закашлялась. Коньяк обжег горло, и через секунду бодрящее тепло разлилось по ее телу.

Открыв глаза, она увидела затылок Тайлера, отвернувшегося, чтобы поставить стакан на столик. Сквозь туманную пелену, застилавшую глаза, она смотрела на густые черные волосы, лежащие на воротнике рубашки, и словно горячая волна окатила ее. Кровь быстрее побежала по жилам, в голове немного прояснилось. Она вспомнила, как когда-то перебирала эти волнистые пряди, и ее рука словно сама по себе потянулась к ним. Она ничего не могла с собой поделать. Тайлер притягивал ее к себе подобно мощному магниту.

— Тайлер… — прошептала она внезапно охрипшим голосом, с наслаждением ощущая тепло его руки под головой. Огромная радость затопила ее сердце. Сладкая истома разлилась по телу. Тайлер рядом с ней, она любит его, желает его так, как никогда не желала ни одного мужчину.

— Что ты делаешь, черт возьми? — Резкий окрик Тайлера нарушил очарование минуты и вернул Клаудию к действительности.

Кровь бросилась ей в лицо и тут же отхлынула. Тайлер вскочил на ноги, отошел на несколько шагов. Клаудия с трудом села, пытаясь восстановить картину происшедшего. Она потеряла сознание, Тайлер принес ее в гостиную и уложил на диван. Почему она упала в обморок? Потому что ее потрясли слова Тайлера. Он сообщил ей что-то такое, чего она не могла вынести… А когда пришла в себя, сладкие воспоминания нахлынули на нее, и на мгновение она забыла о суровой реальности. Забыла, что…

— Натали! Натали жива?! — с трудом выговорила она, страшась, что все это ей померещилось и он сейчас ответит отрицательно, откажется от своих слов. Тайлер стоял у камина и в упор смотрел на нее. Его губы сжались в тонкую линию.

— Да, — подтвердил он. — Она жива.

Клаудия закрыла лицо руками, и слезы неудержимым потоком хлынули из ее глаз. Ее душа, умершая шесть лет назад, начала оживать, а это, оказывается, очень больно. Натали, ее прелестная обожаемая девочка, жива! Клаудия боялась поверить в эту чудесную новость. Но Тайлер не станет ее обманывать, он вообще не способен лгать. Он честен даже в своей ненависти к Ней.

Внезапная мысль обожгла ее. Значит, Гордон, ее бывший муж, обманул ее! Когда он появился в больничной палате и со слезами на глазах сказал, что Натали погибла в автомобильной катастрофе по вине Клаудии, он лгал! После этого Клаудия тоже хотела умереть, уйти вслед за дочерью, которую любила больше всего на свете. Гордон на это и рассчитывал. Лишив ее дочери, он обрек ее на шесть долгих лет скорби и отчаяния.

Как он мог так поступить? Невероятно! И все же она понимала, что это вполне в его характере. Слишком хорошо она знала Гордона. Он отнял у нее Натали не потому, что любил девочку, а оттого, что не хотел, чтобы она осталась с матерью. Разве можно простить такое? Нет, никогда…

Клаудия подняла глаза и вдруг поняла: здесь что-то не так…

— Почему Гордон передумал? — резко спросила она, с подозрением глядя на Тайлера.

— Гордон? — удивился Тайлер.

Клаудия опустила ноги с дивана и осторожно встала. Мир, к счастью, остался на месте. Ее мозг лихорадочно заработал.

— Должна же быть какая-то причина! Шесть лет назад он сказал мне, что Натали погибла. Теперь он вдруг присылает тебя и просит сообщить, что она жива. Зачем? Хочет помучить? Повернуть нож в рану, так сказать? Я знаю, что он садист, но не до такой же степени!

— Гордон меня не присылал, да и не мог этого сделать. Он погиб в авиакатастрофе полгода назад.

— Полгода назад?.. — От этой новости у Клаудии закружилась голова.

Глаза Тайлера сузились.

— Тебе незачем изображать такое изумление. Я же писал тебе о его гибели.

И тут Клаудия поняла, как все получилось, вспомнила, что на столе у нее валяются письма, которые она так и не удосужилась прочитать. В течение нескольких месяцев ее не было в Италии, а вернувшись недавно домой, она никак не могла заставить себя просмотреть почту.

— Я не читала твоего письма. Меня долго не было в Италии. Письмо, наверно, лежит на моем столе… Расскажи мне о Натали… Где она?

3
{"b":"4647","o":1}