ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В ответ Тайлер подхватил ее на руки и легко, словно пушинку, перенес на диван. Потом снял рубашку и прилег рядом. Теплый ночной воздух вливался в раскрытые окна; кожа Тайлера золотилась в мягком свете лампы. Клаудия никогда не соглашалась с теми, кто не признавал мужской красоты. Мощное тело Тайлера, покрытое причудливыми узорами, создаваемыми игрой света и тени, притягивало ее как магнит. Она не могла отвести от него восхищенных глаз. Все преграды рухнули, природная страстность ее натуры вырвалась на свободу. Гладя плечи Тайлера дрожащими пальцами, она млела от наслаждения. Тайлер не останавливал ее, только слегка постанывал, откликаясь на ласку подрагиванием напрягшихся мышц.

Лежа на боку лицом к Клаудии, он положил руку ей на бедро и как завороженный следил за каждым ее движением. Глубоко вздохнув, закрыл глаза и запрокинул голову.

— Боже, весь вечер я ждал этой минуты! Твои пальцы — это чудо! Не останавливайся, прошу тебя…

Однако, услышав его тихий шепот, Клаудия замерла. Тайлер почувствовал ее оцепенение, открыл глаза, и их взгляды встретились.

— Да, я знаю, — шепнул он и с бесконечной нежностью снял с нее жакет, под которым была шелковая блузка, застегнутая спереди на множество мелких пуговок.

Способность мыслить окончательно покинула Клаудию. Взгляд Тайлера воспламенил ее кровь, и, когда его руки легли на ее бедра и медленно двинулись вверх, она часто задышала, словно ей не хватало воздуха. Да, он угадал, чего она жаждет. Ее грудь напряглась в предвкушении прикосновения, но Тайлер не торопился.

Его медлительность невыносима, она сойдет с ума, если он сейчас же не дотронется до ее груди. Когда наконец его пальцы сжали ее отвердевшие соски, натянувшие тонкий шелк блузки, из груди Клаудии вырвался протяжный вздох.

— Тайлер! — вскрикнула она. Ее глаза широко раскрылись, и Тайлер почувствовал, что тонет в их зовущей бездонной глубине.

— Господи, как я тосковал по тебе, Клаудия, — признался он, придвигаясь ближе, и припал к ее губам в поцелуе, который не утолял, а только разжигал ее жажду.

Они были так поглощены друг другом, что не сразу услышали настойчивый трезвон телефона.

— Нет!.. — в отчаянии простонал Тайлер. — Нас нет дома!

— Лучше возьми трубку, пока никто не проснулся, — посоветовала Клаудия, первой сообразив, чем им грозит этот неожиданный звонок. Пробормотав что-то неразборчивое, Тайлер направился к телефону и схватил трубку. Клаудия приподнялась на локте и, не сводя с него глаз, стала прислушиваться к разговору.

Тайлер обернулся:

— Это тебя.

Ее брови удивленно взлетели.

— Меня? Ты уверен?

Она спрыгнула с дивана и, бесшумно ступая босыми ногами по пушистому ковру, подошла к телефону, с удовольствием отметив, что Тайлер пожирает глазами ее соблазнительную полуобнаженную фигуру. Взяв у него трубку, она вздрогнула, ощутив щекочущее прикосновение его губ на плече.

— Слушаю вас, — сказала она, слегка запыхавшись.

— Клаудия? Привет, дорогая. Говорит Нэнси Уилер, — пропел хорошо знакомый приятный голос. — Извините за поздний звонок… Это Тайлер взял трубку? — запинаясь, спросила Нэнси.

Уловив напряжение своей собеседницы, Клаудия встревожилась:

— Да. Вы себя хорошо чувствуете? — Прекрасно, дорогая. Просто разволновалась, услышав голос сына после стольких лет. Мне показалось, он тоже чем-то взволнован? Я не помешала? — с чисто женским лукавством спросила миссис Уилер.

Клаудию охватило отчаяние. Что же делать? Тайлер потерся щекой о ее шею. Если бы он только знал, что она говорит с его матерью!

— Да нет, ничего, не беспокойтесь, — пробормотала она. Тайлер начал слегка покусывать мочку ее уха.

— Скажи, чтобы позвонили завтра, — недовольно пробурчал он.

Клаудия легонько шлепнула его по руке, слишком вольно блуждавшей по ее телу.

— Прекрати! — яростно прошептала она и, сообразив, что Нэнси все слышит, поспешно прикрыла трубку ладонью. — Ради Бога, Тайлер, веди себя прилично! — Он послушно разжал пальцы, и она отошла на несколько шагов, предостерегающе подняв руку. — Прошу тебя, Тайлер, не мешай, разговор очень важный. Свари пока кофе, — предложила она.

Тайлер засунул руки в карманы.

— Хочешь от меня избавиться, да? С кем это ты говоришь? — подозрительно прищурился он.

— С одной знакомой, по личному делу. Подожди пять минут, пожалуйста, — умоляюще сказала она.

Он пригладил волосы и вздохнул.

— Ладно, даю тебе пять минут, но не больше, — согласился он и направился в кухню, у двери оглянулся и бросил на нее недоумевающий взгляд. Клаудия облегченно вздохнула и убрала руку с трубки.

— Извините, Нэнси. Вам передали, что я звонила?

— Да, дорогая, поэтому я и звоню так поздно. Видите ли, в последний момент наши планы изменились, так что я не могла предупредить вас заранее. Дело в том, что мы приезжаем в Манчестер завтра.

— Завтра? — Клаудия опустилась на стул. — Понятно…

Теперь вздохнула Нэнси.

— Вы, наверно, думаете, что это несколько преждевременно, но, честно говоря, я не рассчитываю на теплый прием, когда бы это ни произошло. В общем, теперь у меня нет выбора. Я могу прийти к вам только завтра. Клаудия лихорадочно обдумывала сложившуюся ситуацию.

— Может, это и к лучшему. В последнее время Тайлер… немного смягчился. От души надеюсь, что он не откажется вас выслушать.

— Тогда договорились. Дайте мне ваш адрес, а об остальном я позабочусь, — деловито сказала Нэнси.

Спохватившись, что их разговор затянулся и они беседуют больше пяти минут, Клаудия скороговоркой назвала адрес и повесила трубку. Ее взгляд упал на скомканный жакет, валявшийся на полу возле дивана. Она подняла его и надела, чувствуя, что немного озябла. Предстоящий визит Нэнси отбил у нее всякую охоту заниматься любовью. Вряд ли завтра все пройдет гладко. Интуиция подсказывала ей, что добром их затея не кончится. А уж о том, как Тайлер отнесется к ее участию в «заговоре», она и думать боялась.

И все же нет худа без добра. Звонок Нэнси дал ей возможность еще раз все обдумать. Ясно, чем закончился бы этот вечер, если бы миссис Уилер невольно не помешала им. Конечно, Клаудия не раскаялась бы в этом, и все-таки не следует забывать, что Тайлер ни слова не сказал о любви. Их толкнула друг к другу страсть, которой они не могли противиться. Пожалуй, все действительно получилось слишком быстро.

Когда появился Тайлер, она застегивала жакет. Увидев, что она успела одеться, он задержался в дверях, и улыбка медленно сползла с его лица. Поставив на столик поднос с двумя чашками кофе, он взял одну из них и протянул Клаудии.

— Замерзла или передумала? — холодно спросил он.

Клаудия сжала в пальцах чашку, чувствуя, как краска заливает щеки.

— И то, и другое… Извини.

Его губы дрогнули в чуть заметной усмешке.

— Тебе не за что извиняться. Я же сказал, что все будет зависеть от тебя. Просто я думал… — Он помолчал и пожал плечами. — Видимо, я действительно несколько поторопился, — сухо закончил он.

Клаудия шагнула к нему.

— Дело не в том, что я не хочу… — смущенно начала она.

— А в том, что ты заколебалась, — продолжил за нее Тайлер. — Не знаешь, можно ли мне доверять, так? Я тебя не виню. Сам во всем виноват. Клаудия не знала, радоваться ей или огорчаться, но возражать не паля, хотя он угадал только половину правды.

— Мне нужно время, чтобы все обдумать, — беспомощно пролепетала она.

На этот раз в его улыбке было дольше тепла.

— Согласен. Что ж, еще один холодный душ с тех пор, как мы снова встретились. Придется смириться.

Кусая губы, Клаудия с виноватым видом поставила недопитую чашку на стол.

— Мне правда очень жаль, Тайлер. — Она лукаво улыбнулась. — У нас был трудный день. Если не возражаешь, я пойду спать.

Тайлер подошел к ней и, взяв за плечи, нежно поцеловал в лоб.

— Спокойной ночи, Клаудия, приятных тебе снов, любимая, — пробормотал он и, развернув ее, легонько подтолкнул к двери.

34
{"b":"4647","o":1}