A
A
1
2
3
...
34
35
36
...
41

Неужели он действительно назвал меня «любимой» или мне послышалось? думала она, поднимаясь в свою комнату. Нет, он в самом деле произнес это слово! Впервые за восемь лет! Слезы радости навернулись ей на глаза. Она молитвенно сложила руки. Господи, позволь мне надеяться, что отлюбит меня…

И прошу тебя, сделай так, чтобы завтрашний день не заставил его меня разлюбить.

Клаудия изнемогала от жары. Не чувствовалось ни малейшего движения воздуха, ни один листок на деревьях не шевелился. Было так тихо, что отчетливо слышалось жужжание пчел в цветах. Время тянулось невыносимо медленно. После ленча Тайлер собираются погонять мяч, но вместо этого улегся в гамак и задремал, а Клаудия уселась в тени раскидистого бука и вот уже целый час пыталась читать выбранную наугад книжку. С того места, где она находилась, ей было хорошо видно, как Тайлер покачивается в гамаке, заложив руки за голову и свесив одну ногу. Клаудия устроилась именно здесь, чтобы наблюдать за дорогой, на которой должна была появиться машина Нэнси.

Она сможет заметить малейшее движение на дороге, ведь она же отчетливо видит на берегу горной речушки две крошечные цветные точки — Венди и Натали. Дочь звала «ее на прогулку, но Клаудия не пошла, боясь пропустить приезд Нэнси.

Вздохнув, она захлопнула книгу и озабоченно нахмурилась. За ленчем они с Тайлером почти не разговаривали, утром он встал чуть свет и до полудня работал в своем кабинете. Почему-то ей казалось, что после вчерашних событий он непременно разыщет ее, как только проснется. Однако этого не произошло. Тайлер вел себя как обычно, за столом был с ней любезен и внимателен. Как будто вчера ничего особенного не случилось! Видимо, он хотел успокоить ее, показать, что намеревается сдержать свое обещание и не торопить ход событий, и добился прямо противоположного эффекта: Клаудия впала в уныние.

До ее слуха донесся какой-то шум, она подняла голову и, напрягая зрение, заметила на дороге движущуюся голубую точку. Когда она поняла, что это машина, ее сердце учащенно забилось. Здесь так редко кто-нибудь проезжает, что ошибки быть не может: это автомобиль матери Тайлера. Решающий момент, которого она ждала с самого утра, настал. Все пути к отступлению отрезаны.

Шум мотора усилился. Краем глаза Клаудия заметила, что Тайлер проснулся и, заслонив от солнца глаза, пытается сообразить, кто это к ним едет. В эту минуту Клаудия отдала бы что угодно, лишь бы очутиться за тридевять земель отсюда, не присутствовать при встрече матери и сына, которую сама же подстроила. Увы, слишком поздно… Остается только надеяться на лучшее и молиться.

Автомобиль подъехал ближе и затормозил на площадке перед входом в дом. Клаудия вскочила и направилась к Тайлеру. Через секунду он поймет, кто приехал, и наверняка попытается сбежать. Необходимо задержать его во что бы то ни стало! Не глядя на Клаудию, Тайлер недовольно пробормотал:

— Кто бы это мог быть, черт побери? Я никого не жду, а ты?

Клаудия сочла за лучшее промолчать. Нэнси и ее муж уже вышли из машины и приближались к ним. Клаудия почти физически ощутила, как вдруг напрягся Тайлер, и приготовилась к худшему.

— Господи, не может быть! Проклятье, откуда она узнала… — Он осекся, пораженный внезапной догадкой, и круто повернулся к Клаудии. В его глазах запылала такая ярость, что она сжалась от страха. — Ты! Ты это подстроила!

Он спрыгнул на землю, и Клаудия в отчаянии схватила его за руку, не выпуская из поля зрения Нэнси и Оскара, которые пересекали лужайку.

— Поговори с ней, Тайлер, пожалуйста! Больше ей ничего не нужно. Ты должен уделить ей хотя бы несколько минут! — умоляюще заговорила Клаудия.

Он бросил на нее испепеляющий взгляд:

— Я ничего ей не должен!

Клаудию затрясло от возмущения.

— В первую очередь это нужно тебе!

Его синие глаза угрожающе засверкали.

— В самом деле? Будь ты проклята, Клаудия! Как ты посмела так поступить? Я что, должен тебя благодарить? Берегись, на сей раз ты зашла слишком далеко!

Клаудия и думать не смела о том, что ее ждет. Повиснув на руке Тайлера, она повернулась лицом к гостям. Нэнси выглядела очаровательно в небесно-голубом шифоновом платье. Любимый цвет королевы-матери, машинально отметила Клаудия. На лице Нэнси застыла напряженная улыбка, сжатые губы побелели. Она опиралась на руку Оскара, очень элегантного в темно-синем блейзере, нуждаясь, вероятно, не столько в физической, сколько в моральной поддержке. Гости подошли ближе, и Оскар ободряюще похлопал жену по руке.

Впервые за двадцать лет мать и сын увидели друг друга. Наступило тягостное молчание, которое прервал мистер Уилер.

— Вы, должно быть, Клаудия. Нэнси так много о вас рассказывала. Рад с вами познакомиться. — Он дружелюбно улыбнулся и протянул ей руку. Клаудия крепко пожала ее и почувствовала себя немного лучше.

— Позвольте выразить восхищение вашим талантом, мистер Уилер.

— Зовете меня Оскар, дорогая. Всегда приятно встретить поклонницу, тем более такую очаровательную, — он галантно поклонился ей и повернулся к Тайлеру.

— Рад, что мы наконец-то встретились, Тайлер, хотя мне кажется, что я давно вас знаю. Мы с Нэнси внимательно следим за вашей карьерой и очень гордимся вашими успехами. Счастлив с вами познакомиться.

Будучи джентльменом, Тайлер не мог не пожать протянутую руку.

— Здравствуйте, мистер Уилер. Я… тоже много о вас слышал, — сдержанно произнес он и перевел глаза на его спутницу. — Добрый день, мама. — В его тоне не было тепла, он словно обращался к совершенно незнакомой женщине.

— Привет, Тайлер! — непринужденно ответила Нэнси. — Ты живешь в прелестном уголке.

— Мне здесь нравится. — Тайлер держался с ледяной вежливостью.

— Йогу ли я предложить вам что-нибудь? Чай, кофе? — вмешалась Клаудия.

Нэнси покачала головой.

— Нет, благодарю вас, дорогая. Мы заехали на минутку. — Она устремила на сына насмешливый взгляд, который до того напомнил Клаудии Тайлера, что она поежилась. — Ты, вероятно, полагаешь, что я пытаюсь делать хорошую мину при плохой игре? — с вызовом сказала она.

Тайлер приподнял брови.

— Да? Ты так хорошо меня знаешь, что считаешь возможным судить о моей реакции?

Нэнси приняла удар со спокойным достоинством.

— Я знаю тебя лучше, чем ты думаешь, сынок. Должна сознаться, я вообще не надеялась, что ты согласишься со мной встретиться.

Тайлер холодно улыбнулся.

— Знай я о твоих намерениях, я бы с радостью избавил тебя от утомительной поездки. Благодари свою сообщницу, она умеет хранить тайны. — Он метнул на Клаудию гневный взгляд, что не укрылось от внимания Нэнси. Ее гладкий лоб прорезала вертикальная морщинка.

— Тайлер, ты зрелый мужчина, а не маленький мальчик, не способный ничего понять. Двадцать лет — слишком долгий срок, чтобы лелеять детские обиды. Я приехала, чтобы исправить зло, которое невольно причинила тебе. Интересно, как он воспримет мягкий упрек матери, с тревогой подумала Клаудия, кусая губы. Надеюсь, Нэнси знает, что делает… Тайлер может быть таким непредсказуемым.

Он хищно усмехнулся. О Господи, ну и улыбочка, содрогнулась Клаудия. Прямо-таки как у крокодила, который собирается пообедать пойманной жертвой.

— И ты полагаешь, что тебе это удастся?

Нэнси не смутилась:

— Я в этом уверена.

Она отпустила руку Оскара, который заговорщицки подмигнул Клаудии, и гордо выпрямилась. От ее первоначальной нервозности не осталось и следа. Клаудия не сводила с нее глаз. Господи, как они с Тайлером похожи!

— Почему бы нам всем не присесть? — предложила она, откашлявшись, и указала на террасу. — Я все же попрошу Мэри принести нам чаю. Сегодня так жарко, чашка крепкого чая нам не повредит. — Мне-то уж точно не повредит, добавила она про себя, даже если бы сейчас был тридцатиградусный мороз!

Распорядившись на кухне насчет чая, она вернулась и обнаружила, что Тайлер постарался отодвинуться от матери как можно дальше. Сердце у нее упало. Ну почему он такой упрямый?

35
{"b":"4647","o":1}