ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тени прошлого
Тьерри Анри. Одинокий на вершине
Гридень. Из варяг в греки
Изобретение науки. Новая история научной революции
Рожденный бежать
Как вырастить гения
О рыцарях и лжецах
Буревестники
Стэн Ли. Создатель великой вселенной Marvel
A
A

— О Господи! — вырвалось у Тайлера.

Вздрогнув, Клаудия посмотрела на него и поразилась холодному блеску его глаз.

— Кто это?

— Кто он, не знаю, но дама — моя любвеобильная мамочка.

От изумления Клаудия не нашлась что сказать. Но Тайлер еще не закончил.

— Женщины, подобные ей, не заслуживают ничего, кроме презрения!

— А что она такого сделала? — отважилась спросить Клаудия. Неизвестно почему, сердце ее сжалось от предчувствия беды.

— Что сделала? Нарушила все клятвы и обещания, которые с легкостью слетали с ее прелестных лживых губ. Бросила меня, когда мне не было еще и десяти. Клялась, что никогда не покинет меня, и тем не менее ушла и больше не вернулась, — прорычал Тайлер, вставая.

В одно мгновение он изменился до неузнаваемости. Клаудия поднялась вслед за ним.

— Но почему она так поступила? Наверно, была какая-то причина?

Тайлер стиснул зубы.

— Потому что она предательница по натуре. Клятвы для нее пустой звук.

Презираю ее и таких, как она!

Кровь застыла у Клаудии в жилах. Прерывисто вздохнув, она неуверенно пролепетала, тщательно подбирая слова:

— Ты хочешь сказать, что женщина должна оставаться с мужем, несмотря ни на что? Но ведь бывают разные обстоятельства. Может же случиться так, что…

— Не может! — отрезал Тайлер. — Для меня клятвы священны. Браки заключаются на всю жизнь. Женщины, обманывающие своих мужей, недостойны уважения. Я никогда не связывался с замужними, Клаудия, потому что считаю, что порядочная женщина, имеющая мужа, не имеет права вступать в отношения с другими мужчинами.

Клаудию трясло от волнения, но она упрямо продолжала:

— Это очень упрощенный взгляд, Тайлер. В жизни все гораздо сложнее…

— Для меня все просто.

В отчаянии она попыталась найти уязвимое место в его рассуждениях, чтобы было проще сказать то, что она собиралась сказать. Неужели это происходит наяву? Больше похоже на дурной сон…

— А если бы я была замужем, Тайлер? — тихо спросила она. Сейчас он скажет, что она — это другое дело, но вместо этого он бросил взгляд на ее руки.

— Ты же не носишь обручального кольца.

Клаудия инстинктивно спрятала за спину левую руку, на которой совсем недавно красовалось кольцо, подаренное Гордоном.

— Но ведь я могла его снять… — охрипшим голосом прошептала она. Его пронзительный взгляд словно пригвоздил ее к месту. Казалось, все вокруг замерло.

— Что ты пытаешься мне сказать, Клаудия?

Внутренний голос приказал ей замолчать, но она уже не, могла остановиться.

— Я задала тебе вопрос, Тайлер. Мы любим друг друга… Если бы я сказала, что я замужем, что тогда?

В наступившей мертвой тишине его слова обрушились на нее как свинцовые гири.

— Тогда между нами все было бы кончено.

— Так просто?

— Именно так. Возможно, тебе это не нравится, но так уж я устроен.

Ладно, давай забудем об этой злосчастной фотографии и…

— Я замужем, Тайлер.

От неожиданности Тайлер замолчал.

— Что? — Он смертельно побледнел. — Что ты сказала?

Клаудия с трудом сохраняла спокойствие.

— Я замужем. Я собиралась сказать тебе об этом…

Теперь он перебил ее:

— Когда? После того как сделала бы из меня дурака? Да ты, маленькая лгунья!..

Клаудия схватила его за рукав. — Тайлер, позволь мне объяснить!

Он стряхнул ее руку. Взгляд его потемневших глаз обдал ее арктическим холодом.

— Не желаю ничего слушать. Собирайся, мы уходим.

Это был конец. На обратном пути он не проронил ни слова. Высадив Клаудию у виллы тетушки Лючии, он, даже не взглянув в ее сторону, развернулся и уехал. Клаудия не могла поверить, что все кончилось так быстро. Хуже всего то, что Тайлер отверг ее, даже не предоставив ей возможность объясниться, а ведь он любит ее, в этом она не сомневалась…

Тетя Лючия, выслушав сбивчивый рассказ племянницы, дала ей разумный совет:

— Сага, дай ему время, пусть немного успокоится. Сейчас он слишком зол. Позвони ему вечером и все объясни.

Клаудия немного успокоилась, надежда вновь вспыхнула в ней, но, когда она позвонила, ей сказали, что Тайлер уехал, не оставив адреса.

Все чувства в душе Клаудии замерли, словно река, скованная льдом. Она вернулась в Англию. Несмотря на разрыв о Тайлером, ее решимость добиться развода окрепла; теперь она знала, что такое настоящая любовь, даже безответная.

Однако все сложилось иначе, потому что ее встретил совсем другой Гордон. Из наглого донжуана он превратился в нежного и заботливого мужа. Эта перемена застала Клаудию врасплох. Гордон сказал, что, пока ее не было, он много размышлял и понял, как она ему дорога. В последнее время они перестали понимать друг друга, но их брак еще можно спасти, если приложить определенные усилия.

Растерявшись, Клаудия не отвергла сразу его предложение начать все сначала. Гордон истолковал ее колебания как согласие и стал за ней ухаживать, как когда-то в самом начале их знакомства: приглашал в лучшие рестораны, дарил ее любимые красные розы и драгоценности. Ему удалось усыпить ее бдительность, и в один прекрасный вечер она не оттолкнула его, когда он пришел к ней в спальню.

Ее решимость развестись с ним несколько поколебалась, и она оставила все как есть. Пусть события развиваются естественным путем, а там видно будет. Их отношения стали лучше, чем когда бы то ни было. Вскоре Клаудия обнаружила, что беременна. Это открытие вызвало у нее смешанные чувства: она всегда хотела иметь ребенка, но не от Гордона. Неизвестно, как сложилась бы ее дальнейшая жизнь, если бы не пришло письмо от Амелии, которое раскрыло ей глаза.

В письме сестра сообщала, что ей стало лучше и врачи надеются, что она скоро совсем поправится. За завтраком Клаудия прочитала письмо мужу, и туг он взорвался. Обругав Амелию, он с ироническим видом уставился на жену.

— Будьте вы все прокляты! — закричал он. — Вы, Вебстеры, даже умереть не можете, когда от вас этого ждут. Подумать только, ведь я уже чувствовал запах денег! — Он злобно рассмеялся, заметив, что до Клаудии начинает доходить смысл его слов. — Да-да, верно, я знал, что она умирает. В твое отсутствие я получил от нее письмо. А иначе зачем бы я стал так расстилаться перед тобой, дорогая?

С того дня он превратился в прежнего Гордона. Потеряв надежду заполучить большие деньги, он больше не считал нужным притворяться. Дважды он сумел обмануть меня, но третьего раза не будет, решила Клаудия. Однако нужно было подумать о ребенке. Что станет с ним? Из-за ребенка ей придется остаться с мужем. Она на себе испытала, что значит расти без родителей. Ее ребенок должен иметь настоящую семью.

Шло время. У Клаудии родилась девочка. Натали озарила радостью жизнь Клаудии. Впервые Клаудия была счастлива. О Тайлере она старалась не думать. Что толку вспоминать, ведь они больше никогда не увидятся.

Однако судьба распорядилась иначе. Когда Натали было около года, Клаудию и Гордона пригласили на семейное торжество, и первый, кого они там увидели, был Тайлер! Пока Гордон представлял их друг другу, Клаудия оправилась от шока, вызванного неожиданной встречей.

— Тайлер, старина, не думаю, что ты знаком с моей женой Клаудией. Дорогая, это мой кузен из Африки. Мы познакомились в Оксфорде много лет назад.

Позже Клаудия никак не могла вспомнить, что ответила. В памяти остался только холодный, презрительный блеск синих глаз Тайлера, когда он пожимал ей руку, после чего извинился и тут же отошел. Вскоре он простился с хозяевами и уехал домой раньше остальных. Клаудии пришлось выслушать насмешливые комментарии Гордона: это она, мол, прогнала беднягу. Интересно, чем она его так напугала? Встреча с Тайлером вызвала в душе Клаудии бурю чувств. Оказалось, что она не способна ненавидеть его и бессильна забыть. Домой она вернулась в полном смятении, и когда Гордон вознамерился овладеть ею, она отказала ему. Последовала ужасная реакция. Клаудия никогда не видела мужа в таком гневе. Он осыпал ее проклятьями, обзывал последними словами. Не на шутку рассердившись, Клаудия приказала ему убираться вон и тут же поняла, что совершила непростительную ошибку: Гордон схватил ее и бросил на кровать лицом вниз. Унизительная сцена, которая последовала за этим, послужила последней каплей, переполнившей чашу ее терпения.

7
{"b":"4647","o":1}