ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На следующий день Клаудия уехала, забрав с собой Натали. Она и сама не знала, куда направится, просто она не могла ни минуты оставаться под одной крышей с Гордоном.

Однако даже в эту отчаянную минуту судьба отвернулась от нее: по дороге у машины спустило колесо. Автомобиль врезался в дерево, и больше — Клаудия ничего не помнила. После аварии она две недели провела в реанимации, а придя в себя, увидела у своей постели Гордона, который со слезами на глазах сообщил ей, что Натали погибла. Клаудия потеряла сознание. Врачи опасались за ее рассудок, но все обошлось. Всепоглощающее чувство вины охватило ее. Смерть Натали произошла по ее вине: останься она дома, ничего бы не случилось. Ее дочь была бы жива!

Выписавшись из больницы, Клаудия бросилась к тете Лючии, как только почувствовала в себе силы выдержать такое дальнее путешествие. Узнав, что Гордон подал на развод, она не испытала ровным счетом ничего и велела своему адвокату уплатить сумму, оговоренную брачным контрактом, хотя на это ушли почти все ее деньги. Клаудии было все равно.

По иронии судьбы буквально через несколько дней ей сообщили, что ее кузина Амелия умерла, оставив ее, Клаудию, единственной наследницей огромного состояния Вебстеров. Но и это уже не имело никакого значения. Подавленная чувством вины, в отчаянной попытке забыться, Клаудия пустилась во все тяжкие, хотя это было совсем не в ее характере. Ища забвения, она совершала безумные поступки, которые сделали ее притчей во языцех. Но не зря говорят, что время — лучший лекарь. Постепенно Клаудия притерпелась к своему горю и могла жить дальше, если можно было назвать жизнью ее безрадостное существование…

Вздрогнув, Клаудия вернулась из путешествия в прошлое. Сколько лет потеряно! Только Гордон с его извращенным умом мог додуматься до такого. Слава Богу, шестилетний кошмар кончился. Гордон больше не будет стоять между ней и Натали. Подумать только, что своим счастьем она обязана Тайлеру!

Клаудия улыбнулась своему отражению в стекле иллюминатора. Ее глаза сияли. Наконец-то она увидит Натали после такой долгой разлуки. Она попыталась представить себе первые минуты их встречи, но ничего не Получалось. Когда она видела Натали в последний раз, девочке было чуть больше года, а сейчас ей около восьми лет, и Клаудия, как ни старалась, не могла представить себе, как же выглядит ее дитя.

Тень пробежала по ее лицу. О Боже, она же не узнает собственную дочь! За этой мыслью последовала другая: ведь и Натали не узнает свою мать! Обрадуется ли она? Клаудию охватил страх. Что Гордон наговорил Натали? Клаудия нервно закусила губу. Какую картину нарисовал он за эти годы, имея неограниченные возможности чернить Клаудию, как ему угодно. А что, если он…

Немедленно прекрати, приказала она себе, так можно соитие ума. Подожди, решай проблемы в порядке поступления, ничего другого не остается. Что бы ни натворил Гордон, теперь время работает на нее.

Протяжный вздох заставил ее отвернуться от иллюминатора. Синие глаза Тайлера в упор смотрели на нее. О Господи, она же совсем забыла о нем! А он успел проснуться, поднял голову с ее плеча и, естественно, теперь злится на нее.

— Почему ты меня не разбудила? — буркнул он, приглаживая волосы.

Клаудия вздохнула и поправила помявшийся жакет.

— Ты так устал, а мое плечо оказалось рядом. Не беспокойся, ты сделал это нечаянно, твое достоинство не пострадало. — Она украдкой наблюдала из-под опущенных ресниц, как он потягивается, напрягая сильные мышцы бедер. Во рту у нее пересохло. Картины не такого уж далекого прошлого вновь встали перед ее глазами, и она с усилием прогнала их. Желать любви Тайлера — все равно что желать луну или звезды. И то, и другое одинаково недостижимо.

— Не надейся вернуть то, что было, Клаудия, — резко заявил Тайлер. Клаудия вскинула на него глаза и густо покраснела от мысли, что он заметил ее состояние. — Я не связываюсь с недостойными женщинами.

Кровь отхлынула от ее лица.

— Напрасно ты так стараешься оскорбить меня, Тайлер. Ты давным-давно окружил себя красными флажками, и я не собираюсь заходить за черту. Меня интересует только Натали. — Клаудия понимала, что говорит неправду, но между ее желаниями и действительностью лежала непроходимая пропасть. Ей бы возненавидеть Тайлера, но увы… это невозможно. Если нельзя любить по заказу, то ненавидеть и подавно.

— Так сильно интересует, что ты напрочь забыла о ее существовании?

— С какой легкостью ты меня обвиняешь во всех смертных грехах… Ты целиком на стороне Гордона, — с горечью сказала Клаудия. — Он же обманул меня, сказал, что Натали умерла! Выходит, один из нас лжет, и ты предпочитаешь думать, что лгу я. Тебе так удобнее, твой черно-белый мир полутонов не терпит. Но ты упустил кое-что из вида, Тайлер. Гордон ловко пользовался человеческими слабостями. Он и тебя видел насквозь и сумел подчинить своей воле. Ты глубоко заблуждаешься, Тайлер, и не только насчет меня. В данную минуту я не знаю, кто из нас двоих больше достоин жалости, ты или я.

Тайлер вспыхнул от гнева.

— Прибереги свою жалость для себя! Мне она ни к чему.

Клаудия печально покачала головой.

— Почему ты отказываешь себе в том, в чем так отчаянно нуждаешься?

Тебе следовало бы научиться относиться к людским несовершенствам с сочувствием и, состраданием, быть терпимее к окружающим, а не презирать их.

Тайлер коротко рассмеялся.

— Неоценимый совет, особенно если учесть, что он исходит от тебя!

Ей бы понять, что она зря теряет время, но она все же решила попытаться переубедить его, хотя бы ради его же блага.

— Я хотела бы познакомиться с твоей матерью, — сказала Клаудия ровным голосом.

Тайлер резко повернулся к ней:

— Это еще зачем, черт подери?

Клаудия потянулась за своей сумочкой и встала.

— Хочу с ней поговорить. Думаю, у нас много общего. Гораздо больше, чем ты думаешь. Впрочем, тебе этого не понять: ты слишком примитивно смотришь на вещи. Извини, мне надо привести себя в порядок. — Переступив через вытянутые ноги Тайлера, Клаудия вышла в проход между креслами и направилась к ближайшему туалету, желая хоть минуту побыть в одиночестве.

Заперев дверь кабинки, Клаудия прижалась пылающим лбом к холодному стеклу зеркала. Почему она так волнуется из-за Тайлера? Разве мало того, что судьба вернула ей Натали? Но она все еще любит его, а любить означает бескорыстно помогать любимому, не надеясь что-то получить взамен. А Тайлер явно нуждается в помощи, ненависть разрушает его, не дает ощутить радость жизни во всей ее полноте. Ну а если он станет мягче и терпимее, может, он простит ее? В глубине души Клаудия надеялась на это вопреки здравому смыслу.

Чистое безумие с ее стороны! Однако разве она смела надеяться на то, что снова обретет дочь? И тем не менее это случилось, судьба сделала ей царский подарок. Может, и Тайлер со временем изменится?

Следует проявить Терпение и осторожность, научиться сосуществовать с ним бок о бок, исподволь влиять на него. Он, подобно ей самой, пал жертвой интриг Гордона. Доказать это почти невозможно, но попытаться стоит.

Послышался деликатный стук в дверь. Кто-то вежливо напоминал ей, что она слишком долго занимает туалет. Клаудия поспешно протерла лицо влажным бумажным полотенцем, поправила макияж и вышла, смущенно улыбнувшись молодой женщине, ждущей своей очереди.

Пока Клаудии не было, Тайлер успел снять пиджак и заказал две чашки кофе. Глотая обжигающую жидкость, Клаудия поблагодарила Тайлера. Она очень рано позавтракала и только теперь поняла, что ее мучит жажда. Тайлер не ответил, и некоторое время оба молча пили кофе.

Мысли Клаудии, естественно, снова вернулись к дочери. Она так давно не видела Натали и ничего не знает о ней… Удастся ли наверстать упущенное? Вопросы, вопросы… Захочет ли Тайлер ответить на них? И все же один вопрос был таким важным, что она осмелилась обратиться к своему молчаливому спутнику:

— Тайлер… — Ее хриплый голос вывел его из задумчивости.

8
{"b":"4647","o":1}