ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Из ниоткуда. Автобиография
Кровные узы
Бодибилдинг и другие секреты успеха
Разбойник с большой дороги. Кадетки
Бородатая банда
#Одноклассник (СИ)
Изумрудный атлас. Огненная летопись
Во имя Империи!
Поварская книга известного кулинара Д. И. Бобринского
A
A

Аманда Браунинг

Заслужить любовь

Глава 1

Через стеклянную дверь-турникет Таша Ларсен влетела в приемный покой больницы и побежала по коридору к регистратуре. Мокрый плащ подобно крыльям развевался за ней. Бросив в пробке такси и промчавшись оставшиеся несколько кварталов пешком, она насквозь промокла под дождем.

— Мне сообщили, что сюда привезли мою сестру. Фамилия — Ларсен, — произнесла она спокойно, несмотря на сильное волнение. Слава Богу, умение сохранять хладнокровие, никогда не подводившее ее в суде, не подвело и на этот раз.

Невозмутимый клерк все же заметил испуг на ее лице, но деловито, в тон ей объяснил:

— Она в реанимации. Можете подняться на лифте на шестой этаж.

В реанимации? Боже мой! Почему же ей не сообщили, что дела так плохи? Успокаивая себя, Таша кинулась к лифту. Оказавшись на нужном этаже, она огляделась по сторонам. Спросить было не у кого, но она привыкла быстро принимать решения. Повернув направо, пошла по коридору, заглядывая в палаты, и, заметив наконец в одной из них знакомую фигуру, вбежала внутрь.

Ее сестра бродила из угла в угол небольшой приемной.

— Мне сказали, что ты в реанимации, и я ожидала увидеть тебя серьезно раненной, — сказала Таша напряженно.

— Разочарована? — Сестра ехидно взглянула на нее.

Двадцатисемилетние близнецы Наталья и Наташа Ларсен как две капли воды походили друг на друга. Очень красивые, с выразительными голубыми глазами, высокие, стройные и необычайно женственные. Фарфоровая белизна их кожи оттенялась черным цветом волос.

Единственным видимым отличием была короткая стрижка Наташи (обычно ее называли Ташей). Впрочем, при внешнем сходстве между сестрами существовали глубокие внутренние различия, поэтому пути их давно уже разошлись.

Наталья работала личным ассистентом и достигла определенных успехов на этом поприще, однако для достижения своих целей предпочитала использовать свою внешность, а не ум. Она придерживалась той точки зрения, что мужчины думают вовсе не головой, а потому их можно контролировать. Именно так она и поступала, быстро добиваясь желаемого.

Таша, напротив, замечала, что внешность мешает ей в адвокатской деятельности. Для того чтобы убедить окружающих, что она не просто хорошенькая куколка, приходилось прикладывать дополнительные усилия.

Сестры виделись не часто. Таша смирилась с таким решением Натальи, но продолжала волноваться за единственную свою родственницу.

— Ты, кажется, в порядке, — сказала она сухо.

— В порядке? — взвизгнула Наталья. — Взгляни, у меня же останется шрам! Точно тебе говорю, — воскликнула она, показывая на небольшой порез на левой щеке, уже обработанный врачами, которые даже не сочли нужным накладывать швы.

Слишком хорошо зная сестру, Таша оставила ее жалобы без внимания.

— Что все же случилось? — поинтересовалась она. — Патрульный сказал лишь, что произошла авария. — В памяти снова вспыхнуло мгновение, когда она подумала, что лишилась сестры. В детстве оставшись сиротами, они росли вместе, именно поэтому Таша так дорожила их родственной связью.

Игнорируя табличку с просьбой не курить, Наталья затянулась и на вопрос ответила не сразу:

— Бог мой, это было ужасно. Я подумала — все, конец. Машина чинила тротуар; когда мы выходили из ресторана, у нее отказало управление и она поехала прямо на нас. Чейз оттолкнул меня в сторону, а сам попал под колеса. Я же ударилась о стену и заработала вот это. — Она снова указала на порез.

Эгоизм сестры не разозлил Ташу; если она хочет узнать подробности, нужно набраться терпения.

— Кто такой Чейз?

Наталья выдохнула дым и стала пристально разглядывать его кольца:

— Чейз Калдер.

У Таши перехватило дыхание.

— Чейз Калдер, адвокат? — спросила она недоверчиво. Когда сестра кивнула, она совсем потеряла дар речи. Конечно, она слышала о нем. Да и кто не слышал! Выступления в суде принесли ему громкую славу. Живая легенда в возрасте тридцати четырех лет! — Где ты ухитрилась его встретить?

— Однажды он заглянул в оздоровительный центр. Мы разговорились. Он вел какое-то дело, теперь уже закончил. К твоему сведению: сегодня мы с ним обручились, — сообщила она как бы между прочим.

Обручились? Сказать, что Ташу поразило это известие, — значит ничего не сказать. Она и понятия не имела, что Чейз Калдер в Денвере, а он, оказывается, к тому же обручен с ее сестрой. Обручены. Ей и в голову не могло прийти такое! Она привыкла к тому, что Наталья лишь использует мужчин в своих целях. Но чтобы влюбиться? Видимо, произошло чудо. И причиной этого чуда стал Чейз Калдер.

Она разглядывала сестру, стараясь понять ее чувства. Должно быть, ей сейчас нелегко. В трудных ситуациях люди зачастую ведут себя странно. Вот и Наталья, вероятно, скрывает свои страхи под маской безразличия.

Таша растаяла.

— Как он? — спросила она нежно. Сестра затушила сигарету и взяла пальто:

— Ступай посмотри сама.

И она распахнула дверь в палату, где, невидимый за разнообразными мониторами, контролирующими его состояние, лежал Чейз Калдер. Таша смогла разглядеть лишь темные волосы и смертельную бледность лица. Да ведь она не знает, какой он из себя, ей не приходилось видеть даже его фотографий, подумала вдруг Таша.

— А родственников оповестили? — участливо поинтересовалась она.

— Боже, не спрашивай меня! У меня и так забот полон рот. Его только что привезли из операционной. — Наталья поежилась. — Бабушка надвое сказала, выживет ли он, того и гляди, останется калекой на всю жизнь!

Расстроенная, Таша взяла сестру за руку:

— Мне так жаль. Наталья пожала ее руку.

— Да ладно. Я-то этого не увижу. Таша замерла. Сочувствия к сестре как не бывало. Влюбленный не может быть таким черствым.

— Как это понимать?

— Удача отвернулась от меня. Наконец-то удалось подцепить симпатичного богатого парня, а он чуть не погиб, — заявила Наталья с горькой усмешкой.

Эта усмешка была до того неуместной в этой комнате, рядом с человеком на грани жизни и смерти, что Таша удивленно воззрилась на сестру.

— А я подумала, ты его любишь.

— Люблю? Да брось ты, Таша, такое лишь в сказках бывает. Мне нужны деньги, положение в обществе и мужчина, который сможет дать мне все, чего я захочу. Неужто я свяжусь с калекой!

Таша с трудом сдержала отвращение и гнев, прежде чем заговорить.

— Он спас тебе жизнь. Ты не можешь его бросить!

Сестра приподняла тонкую бровь:

— Не могу? Сейчас увидишь.

— Ты нужна ему, Нат! — воскликнула Таша в бешенстве.

— Зато он мне не нужен, — возразила Наталья и, сняв сверкающее обручальное кольцо, опустила его на кровать. — Пустая трата времени, приятель.

И это говорит ее родная сестра? Таша не верила своим ушам.

— Ты невозможна! Я годами находила оправдания твоим поступкам, но этому оправдания нет.

Сестра приблизилась к ней вплотную.

— Послушай, мисс Благочестие, мне плевать, что ты обо мне думаешь. Но если ты так заботлива, почему бы тебе не остаться с ним? Ты же ледышка, так что какая тебе разница, сможет он тебя удовлетворить или нет. Я же в такие игры не играю! В море осталось достаточно другой рыбы. Думаю для разнообразия податься в Лос-Анджелес.

Таша смотрела вслед своей сестре-близняшке, которая, не обернувшись, исчезла за дверью, и не могла избавиться от чувства стыда. И в дурном сне невозможно было себе представить, что Наталья на такое способна. Ее поведение не укладывалось ни в какие рамки.

Таша приблизилась к кровати раненого, не в силах отвести от него взгляд. Он выглядел таким слабым, его лицо было сплошь в синяках и ссадинах… При виде его беспомощности сердце у Таши сжалось, во рту пересохло.

Такая реакция удивила ее. «Я просто благодарна ему за Нат, и мне жаль его», — подумала она.

Итак, перед ней был сам Чейз Калдер, лежащий без сознания. Даже сейчас лицо его выражало внутреннюю силу характера, целеустремленность, в нем не чувствовалось ни слабости, ни мягкости. Интересно, какого цвета у него глаза под длинными, необычно длинными для мужчины ресницами? Форма губ говорила о чувственности и страстности. Быть может, эта страстность никогда уже ни в ком не разожжет огня…

1
{"b":"4648","o":1}