ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Таша доставала сковороду из духовки, когда услышала шум подъезжающей машины. Быстро убрав полотенце, которым прикрывала платье, она вынула из холодильника два коктейля и отправилась ему навстречу.

Чейз не сразу ее заметил, что дало ей возможность в очередной раз полюбоваться им. Он всегда действовал на нее завораживающе. Так будет и впредь, подумала она. Но вот он обернулся и увидел ее, она улыбнулась и шагнула ему навстречу.

— Привет! Что предложить — холодный напиток или горячий поцелуй? — пошутила она, ожидая увидеть знакомый блеск в глазах и усмешливые губы. Она не разочаровалась.

— И то, и другое. В обратном порядке. Поставив стаканы на край стола, Таша приблизилась к нему, обхватила руками за шею и подставила губы. Поцелуй был долгим и очень-очень горячим, так что, когда они наконец оторвались друг от друга, оба тяжело дышали.

— Думаю, мне надо выпить, — сказала Таша, высвобождаясь из его объятий.

— Мы можем взять коктейли в постель, — предложил Чейз, многозначительно приподнят бровь.

Если бы не заранее продуманный ею план, Таша бы моментально согласилась. Однако она покачала головой.

— Нет уж. Ужин почти готов. Тебе осталось время принять душ и переодеться.

Чейз заметил ее платье, и в его глазах вспыхнул огонек. Потом он взглянул на обеденный стол, освещенный пламенем свечей, и поднял бровь.

— Мы что-то празднуем?

Таша поняла, что он судорожно пытается угадать повод, и еле сдержала смех.

— Не волнуйся, ты не забыл мой день рождения. Сегодня наш восьмимесячный юбилей, и я решила приготовить что-нибудь особенное, твое любимое.

Серые глаза улыбались.

— Восемь месяцев, целая вечность.

— Это хорошо или плохо?

— А ты как думаешь? — пошутил он.

Таша вместо ответа удовлетворенно вздохнула.

— Думаю, тебе стоит поторопиться, иначе придется есть угли, — предупредила она, и улыбающийся Чейз отправился наверх.

Когда он спустился, еда была уже на столе. Он достал вино из холодильника, и Таша наблюдала, как он разливает его в бокалы, радуясь тому, что он тоже оделся соответственно — в шелковую белую рубашку и черные брюки от костюма.

— За прекраснейшую жену в мире, — провозгласил он, поднимая бокал, и Таша подхватила:

— За прекраснейшего из мужей.

Они улыбнулись друг другу, прежде чем приступить к еде.

Они уже пили кофе, когда Таша подошла к истинной причине торжества.

— Кстати, стоит вернуть декораторов, — сказала она многозначительно, и Чейз нахмурился.

— Что такое? Я думал, тебе нравится дом, — заметил он.

— Теперь мне не нравится цвет маленькой спальни.

Чейз удивленно воззрился на нее.

— Мы говорим о спальне, для которой ты сама месяц с лишним подбирала приятный оттенок зеленого?

Она покраснела.

— Каюсь. Подбирала, но теперь он не подходит.

Чейз страдальчески вздохнул.

— И какой же цвет нужен теперь? — спросил он с поразительным терпением. Ее губы изогнулись.

— Розовый или голубой, — сказала она, гадая, поймет ли он. Не понял.

— Розовый или голубой? Не лучше ли решить, прежде чем мы заплатим людям деньги? А то мне придется защищать кого-то из них по обвинению в убийстве! — произнес он иронически, что было вполне объяснимо.

Таша выразительно развела руками, призывая его понять.

— Но я не могу решить заранее, потому что не знаю, что будет, — пояснила она.

— Не знаешь, что будет? — Его терпение подходило к концу, и Таша с трудом сдерживала смех.

— Не что, милый, а кто. Не знаю, мальчик будет или девочка.

Чейз все понял, и первоначальный ужас на лице сменился радостью.

— Ты говоришь, у тебя будет ребенок? — спросил он робко, и ее сияющая улыбка была лучшим ответом. Он протянул ей руку. — Иди ко мне, женушка. — Таша поднялась и обогнула стол, чтобы устроиться у него на коленях. — Вот хитрюга! Не могла сказать прямо.

Она заметила слезы у него в глазах.

— Я не знала, как ты воспримешь, обрадуешься ли. Мы ведь никогда не говорили о детях.

— Как я могу не обрадоваться! — удивился он и покачал головой. — Господи, ребенок. Ты уверена?

— Все подтвердилось сегодня.

Он подарил ей нежный взгляд.

— Так вот почему ты долго валялась в постели! Только не говори, что тебя тошнило по утрам, а я не заметил.

Таша знала, что он не простит себе подобной невнимательности.

— Нет, — произнесла она мягко. — Все нормально. Иногда чуть-чуть подташнивает, и все. — Она зажала ладонями его лицо. — А насчет декораторов я пошутила. Я и сама справлюсь, если ты не против.

— При условии, что разрешишь мне поучаствовать.

Таша уткнулась лбом в его плечо.

— И насколько ты хорош в этом?

— Понятия не имею, заодно узнаем. А теперь, миссис Калдер, как вы отнесетесь к нежной любви?

Она чмокнула его в щеку.

— Не знаю. А насколько ты хорош в этом случае? — Раз ты беременна, мне следует вести себя соответствующим образом. Пойдем и проверим, — предложил он и, легко подняв ее на руки, понес в спальню.

Они много смеялись и мечтали в последующие дни. Чейз относился к ней как к фарфоровой кукле, пока она не разозлилась и не пригрозила запустить в него чем-нибудь, если он не прекратит. Потом жизнь вошла в привычное русло. Она занималась своим маленьким бизнесом, зачастую появляясь дома незадолго до прихода Чейза. Мадж, узнав о ребенке, позаботилась о том, чтобы в доме в любое время суток была здоровая пища.

В следующий четверг Таша вернулась домой позже обычного и нашла записку от Мадж, в которой та сообщала, что ушла, поскольку сегодня награждают ее внучку, и что ужин в микроволновке. Устало потянувшись, Таша убрала портфель в шкаф, бросила пиджак от своего темно-синего костюма на стул и отправилась в кухню. Она накрыла на стол и просматривала почту, когда услышала, что вошел Чейз. Отложив письма в сторону, она вышла ему навстречу.

— Привет. Трудный день? — спросила она, как обычно, обвивая руками его за талию. И тут заметила, что он отстранился. Одного взгляда на его хмурое лицо хватило, чтобы ее улыбка исчезла. Вероятно, проблемы в офисе. — Что случилось, милый?

Какая-то тень промелькнула во взгляде Чейза, прежде чем он улыбнулся и взял ее за руки.

— Что могло случиться, милая? — произнес он спокойно и поцеловал ее с непривычной грубостью, подтвердившей ее подозрения.

Закусив губы после столь неласкового поцелуя, Таша отошла в сторону и взглянула на него. При виде настороженности в его серых глазах холодок пробежал у нее по спине. Почему он смотрит на нее так сердито?

— Как же я узнаю, если ты не говоришь мне? — ответила она рассудительно.

— А как узнают другие? Друзья говорят, что у меня есть все, о чем можно мечтать. Уютный дом и потрясающе красивая жена, которая меня любит. — Он замолчал, окинув ее еще одним полным подозрения взглядом. — Ты ведь правда любишь меня, Таша?

Не понимая, куда он клонит, Таша нахмурилась, разозлившись. Что такое случилось? Что-то действительно плохое, если ему необходимо обрести уверенность.

— Конечно, я люблю тебя. Ты ведь знаешь, — подтвердила она тихо. Он начинал пугать ее. — Ради Бога, Чейз, скажи, что произошло!

— Что произошло? Я встретил выгодного клиента, вот и все, — сказал он со странной усмешкой, прошел в холл к бару, плеснул виски в стакан и залпом опустошил его.

Идя следом, Таша не сводила с него глаз. Что особенного в знакомстве с новым клиентом? Ведь Чейз возглавляет юридическую компанию. Она не могла найти разумных объяснений поведению мужа, разве что новый клиент наставил ему пару синяков.

— У клиента есть имя? — спросила она, ожидая, что оно будет ей знакомо.

— Ну да, — подтвердил Чейз хмуро. — Джордж Терлоу.

— Терлоу? — переспросила она озадаченно. — Я вроде бы не знаю его.

— Вряд ли, если ты не знакома с кинобизнесом. У него своя студия. Они с женой снимали Новую Англию, у них возникли проблемы, и потребовалась моя консультация.

15
{"b":"4648","o":1}