ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Но ведь ты не разговариваешь со мной в последнее время, — возмутилась Таша.

Серые глаза, сузившись, рассматривали ее бледное лицо.

— Думаю, я проявил необычайную выдержку, — пояснил он хрипло, отставляя пустой стакан.

— Избегая меня? Чейз улыбнулся.

— Не лишив тебя жизни! А теперь извини, мне нужно поговорить с кузиной, с Алекс. — И ушел.

Таша в отчаянии смотрела ему вслед. Он отгородился от нее и не собирался сдавать позиции ни на дюйм. Ее одиночество становилось невыносимым. Ей так не хватало его. Если такая жизнь продлится до бесконечности, она не выдержит.

Прежде чем Таша успела придумать, как теперь быть, один из двоюродных братьев Чейза пригласил ее на танец. Давид, высокий красивый блондин, был безумно влюблен в женщину, даже не подозревавшую о его существовании. Тем не менее он любил пофлиртовать, а именно это и было нужно сейчас ее израненной душе.

— Надеюсь, Чейз простит мне, если я украду на время его жену, — пошутил он, когда они уже кружились в танце, и Таша натянуто улыбнулась:

— Разумеется. Он доверяет тебе. — И при этом подумала: он не доверяет только одному человеку — своей жене.

Глава 7

Отражение луны в озере казалось сказочным. Оно успокаивало, настраивало на лирический лад, поэтому дом и построили на берегу — здесь можно наслаждаться ласковыми лучами солнца и веселым блеском водяных капель под легким ветерком. Так думала Таша, отправившись погулять после вечеринки, ведь заснуть все равно не удастся.

Обогнув дом, она вошла на веранду и, облокотившись на перила, вдыхала влажный воздух, в котором словно растворена была умиротворенность.

— Ждешь Давида?

Неожиданный вопрос испугал ее и заставил оглянуться. Когда глаза привыкли к темноте, она увидела сидевшего на стуле Чейза. Интересно, давно ли он здесь?

— Итак?.. — спросил он. Таша нахмурилась.

— Зачем мне ждать твоего брата?

— Здесь ведь можно пококетничать с ним без свидетелей, — предположил он, и она задохнулась от возмущения.

Кокетничать? Да как же… Она с ним танцевала, вот и все. Не знай она Чейза так хорошо, могла бы решить, что он ревнует! Тем не менее сердце ее учащенно забилось. А может, она знает его не так уж хорошо? Может, он способен ревновать? Если да, надо воспользоваться этим, чтобы вернуть его. Во всяком случае, стоит рискнуть.

Таша облизала губы, удары сердца отдавались в голове.

— А если и так? — спросила она спокойно.

Одним плавным движением Чейз приблизился к ней, и она заметила, что с момента их последней встречи он успел снять пиджак и ослабить галстук. Рукава рубашки были завернуты, что придавало ему более домашний и более мужественный вид.

— Тогда я напомню, что ты все еще моя жена, — ответил он резко, и она вздрогнула.

Что бы ни чувствовал, Чейз не отпустит ее, пронеслось у Таши в голове. Он в самом деле ревнует! Но стоит быть осторожнее, ведь он не отдает себе отчета в истинном смысле своих слов.

— Я знаю, что я — твоя жена, Чейз, — произнесла она невозмутимо.

— Неужели? — спросил он с насмешкой. — Но все обернулось не так, как тебе хотелось? Может, ты решила пофлиртовать с Давидом в поисках острых ощущений?

Гнев душил ее. Она не заслуживает таких выпадов. Она не сделала ничего предосудительного.

— Я не флиртовала с Давидом, — возразила она. Ревнует он или нет, обвинять ее не имеет оснований.

Чейз словно не слышал ее слов.

— Я предупреждаю тебя, Таша, не вздумай дурачить меня.

Злость распирала ее.

— Это смешно! Зачем мне флиртовать с Давидом, когда всем известно, что он без ума от другой женщины, а я — от тебя!

— Ты прикрываешься своей любовью, как талисманом. Но это лишь слова, Таша, и мы оба знаем, как успешно ты их используешь, чтобы получить желаемое. Ложь из твоих уст струится обольстительно и сладко, будто мед.

Таша окончательно разозлилась.

— Моя любовь — не ложь, — заявила она, подбоченившись. — Все, что я сделала, я сделала из любви к тебе и из страха тебя потерять.

— Влюбленная женщина не способна на такое, — сказал он резко, и она рассмеялась.

— Ты не прав, ох не прав! Влюбленная женщина способна на все, — возразила она, чувствуя, что ей никогда не достучаться до его сердца.

В этот момент подул легкий ветерок, и прядь волос соскользнула Чейзу на лоб. Таша по привычке потянулась, чтобы убрать ее. Пальцы коснулись его щеки — и словно электрический разряд пронзил ее ладонь.

В ту же минуту Чейз тоже поднял руку, чтобы убрать волосы, и их пальцы, соприкоснувшись, замерли. Он стиснул зубы, Таша, затаив дыхание, смотрела в глубину его серых глаз.

— О, Чейз… — Его имя сорвалось с ее губ как шелест листвы, и она ждала, что он снова ее оттолкнет.

— Господи! — воскликнул он и прикрыл глаза. Через мгновение открыл их — и уже не мог отвести от нес взгляд. Воздух вокруг стал густым и вязким.

Таша забыла о своей злости. Она хотела лишь одного — чтобы он поверил в ее любовь.

— Ты же знаешь, я люблю тебя, — прошептала она, и ни один звук в ночи не помешал Чейзу услышать ее.

— Зачем ты пришла сюда? — простонал он.

— Ты позвал меня. Ты же знаешь, я без тебя — ничто, — вздохнула она, ее пальцы ласково касались его.

— Не смей! — Чейз оттолкнул ее так грубо, что она бы упала, если бы он не поймал ее в свои объятия.

Таша прижалась к его груди с легким вскриком, вызванным накалом страсти. Она чувствовала, как вздымается его грудь, как его пальцы все крепче сжимают ее руки. Трепеща, она подняла голову, чтобы снова утонуть в его глазах. И увидела там многое. Все, что он пытался отрицать. То, что происходило между ними, потрясло его так же сильно, и в этот вечер он оказался безоружным.

— Таша.

Ее имя прозвучало едва слышно, но каждая клеточка ее души откликнулась. Желание окончательно лишило Ташу воли. Его голова склонилась к ней, его губы коснулись ее губ со знакомой жадностью.

Страсть росла с каждой секундой их сближения. Важным было лишь наслаждение, которое они могли подарить друг другу. Таша будто обрела цветущий оазис посреди Сахары. Чейз вернул ей радость жизни, и ей было все мало, и казалось, что она может дать ему еще больше. Они задыхались в объятиях, глаза их были полны страсти, сердца бились в унисон.

— Боже правый! — Внезапно Чейз с резкостью оттолкнул ее, его лицо выразило отвращение. Он отвернулся, схватившись руками за голову и вдыхая спасительный воздух. — Что я делаю?

Таша облизнула губы, еще помнившие его недавний поцелуй.

— Предаешься со мной любви, — произнесла она четко.

Ее слова заставили его повернуть голову.

— Любовь не имеет к этому никакого отношения, — огрызнулся он.

Она нахмурилась, но сейчас Чейз злился на себя, а не на нее.

— Как бы то ни было, ты хочешь меня. Он сжал зубы.

— Да, — против воли сорвалось у него с языка.

— Я тоже, Чейз, — признала Таша то, что ему необходимо было знать.

Чейз выпрямился и засунул руки в карманы брюк.

— Ты думаешь, по этой причине я буду меньше себя презирать? — бросил он с вызовом, причиняя ей сильную боль.

Господи, его слова попали в цель; Таша почувствовала, как кровь прилила к голове.

— Черт тебя побери, Чейз! Как я хотела бы сейчас возненавидеть тебя! — крикнула она и отвернулась от него. Надо во что бы то ни стало убраться отсюда. Нельзя больше позволять ему выплескивать на нее свою злобу.

Пошатываясь, она медленно пошла прочь. У него найдется масса способов причинить ей боль, ведь она безоружна из-за своей любви к нему. А она так хотела бы ненавидеть его, но при этом знала: что бы ни случилось, ее чувства не изменятся.

Таша заворочалась, тяжело вздохнув. Спальня была окутана занавесью из ласковых лучей утреннего солнца, достаточно яркого, чтобы заметить, что половина постели всю ночь так и оставалась нетронутой. Она не знала, где Чейз провел ночь, но ее это вовсе не удивило. Он все объяснил ей на озере.

21
{"b":"4648","o":1}