ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты возненавидишь себя, — напомнила она, чувствуя, как горят ее пальцы с каждым прикосновением к нему. И как она жаждет прильнуть к его телу — вот оно, совсем близко…

— Знаю, — согласился он кротко, склоняя голову.

Ноги у нее стали ватными.

— Ты обвинишь меня.

— Возможно, — простонал Чейз и коснулся ее губами.

Теперь не имело значения, кого он будет винить в этом, — ее мечта сбылась. Губы их слились, и каждое прикосновение его языка дарило ей райское наслаждение.

Думать Таша не могла, только чувствовать. Когда его руки обняли ее, прижимая к могучей груди, она застонала от счастья. Какое блаженство!

Как она и ожидала, одного поцелуя оказалось мало. Последовал второй, третий, каждый жарче предыдущего, — они пробуждали в ней ответный огонь; их бросало в дрожь в объятиях друг друга — от звука бьющихся сердец, от страха, что проснувшаяся страсть останется неудовлетворенной.

Вдруг, будто откуда-то издалека, Таша услышала, как Чейз выругался, и поток поцелуев прекратился. Потрясенная, она смотрела, как на ее глазах умирает страсть, сменяясь отвращением. Хотя она и ожидала такого конца, ей стало страшно.

— Ты была права. Мне не стоило этого делать, — произнес Чейз холодно. Его серьезность вбивала гвозди в крышку гроба.

— Даже если я скажу, что не жалею об этом? — Она робко улыбнулась. Он нахмурился.

— Не сработает, Таша. Ее сердце бешено стучало.

— Что это значит? — спросила она неуверенно. Чейз отпрянул от нее, пугая ее еще больше.

— Ты не сможешь завоевать меня своим телом, как бы ни было велико искушение похоронить себя в нем.

Она покраснела. Он попал точно в цель.

— Я вовсе не… — возразила она, но замолчала под его проницательным взглядом.

— Разве?

Она замерла. Он угадал. Это было ее единственное оружие. Она вздернула подбородок.

— Ты злишься, что я попыталась это сделать? — бросила она, и Чейз покачал

головой.

— Я бы поступил так же.

Легко говорить, думала она, кусая губы.

— Только ты не попадаешь в такие ситуации, как я?

Ему не потребовалось отвечать, сердитое лицо говорило яснее ясного.

Внезапно ее глаза наполнились слезами.

— Мне не выиграть, да?

Она потеряет его. Уверенность в этом как заноза вонзилась в ее сердце. Серые глаза сузились.

— Не стоит так расстраиваться, Таша, — сказал он заботливо, и Таша сдавленно усмехнулась.

— В твоих силах сделать меня счастливейшей женщиной в мире. Всего несколько слов. — Слеза катилась по ее щеке. Она смахнула ее тыльной стороной ладони.

— Ты спятила.

Она не могла достучаться до него. И никогда не сможет!

— Я люблю тебя, черт возьми! — крикнула она и увидела холод в его глазах. — Но это не поможет?

Подбородок Чейза дрогнул.

— Нет. Только хуже. — Он отвернулся. — Ложись спать, Таша, — произнес он, не оборачиваясь, и вышел из дома.

Таша смотрела на закрытую дверь. Зачем она тратит время? Что бы ни говорила, что бы ни делала, все тщетно. Их брак мог длиться хоть целую вечность — все равно, она потеряла его безвозвратно. Поверила было, что стоит рискнуть, но слишком поздно поняла: нет, не стоило. Он никогда ее не простит.

Глава 8

Таша наблюдала, как Чейз непринужденно смеется над рассказом брата, и на душе у нее стало тяжело от его искреннего смеха. В джинсах и рубашке цвета хаки Чейз был необычайно привлекателен. Подсознательно она продолжала чувствовать его мужскую силу. Никто раньше не действовал на нее так, как Чейз. И никто не будет уже так действовать.

Она вздохнула и переключила внимание на грязную посуду в раковине. Мода взяла выходной, и они с Изабель вместе прибирали после обеда.

— Ты вправе мне ответить, что я лезу не в свое дело, — сказала Изабель, вытирая тарелку, — и все же я спрошу: ты не хочешь поговорить со мной об этом?

Почувствовав неловкость, Таша взглянула на нее, и доброжелательный ответный взгляд Изабель полностью обезоружил ее. Таша опустила глаза и откашлялась, прежде чем ответить.

— Я не понимаю, о чем ты, — солгала она. Изабель нежно коснулась ее руки.

— Я знаю, что-то не так, Таша. Нет-нет, это не бросается в глаза, — поспешно добавила она, увидев испуг на Ташином лице. — Просто женская интуиция. Интуиция влюбленной женщины. Ты несчастлива, и я хотела бы помочь тебе.

Таша молчала, не сводя глаз с двух мужчин за окном — они безмятежно гоняли мяч на лужайке. Она устала все отрицать.

— Ты здесь не в силах помочь. Изабель слегка нахмурилась.

— Ты уверена?..

— Поверь, — перебила ее Таша, — мы с Чейзом со всем справимся. И я попрошу тебя никому об этом не говорить.

— Конечно, нет, — торопливо пообещала Изабель. — К тому же Эван вообще ничего не замечает. Я даже подумывала, не обвешать ли себя цветами, чтобы он обратил на меня внимание, — добавила она с гримасой, рассмешившей Ташу.

— Он очень целеустремленный. — Таша снова взглянула в окно. «Это семейная черта, — подумала она, — хотя Чейзу присуще еще и упрямство».

Ее размышления прервал внезапный звонок телефона.

— Я подойду, — сказала Изабель и исчезла за дверью. Вскоре она вернулась с хмурым видом. — Эван, тебя! — позвала она, и оба брата направились в дом. — Чарли Гамильтон.

Таша все еще мыла посуду. Она понятия не имела, кто это, но по реакции всех троих поняла, что этот звонок — вовсе не для обмена любезностями. Что интуиция не обманула ее, выяснилось, когда Эван закончил разговор.

— Потерялся маленький мальчик. Родители взяли его на пикник и думали, что он спит. Через пару часов они заметили его отсутствие. Сейчас собирают команды спасателей, и Чарли попросил нас помочь — проверить окрестности озера. Ребята уже начали осмотр с его стороны. Я сказал, Чейз, что мы отправимся им навстречу.

— Я возьму рации из сарая. — Чейз в одно мгновение оказался на улице. — Лучше будет, если мы разделимся.

— Я с вами. — Изабель бросила полотенце. — Лишний человек не помешает.

Таша стряхнула капли с рук и выключила воду.

— Я только переобуюсь и присоединюсь к вам, — решительно заявила она, и все трое посмотрели на нее.

Чейз покачал головой:

— Нет-нет, ты останешься здесь. Так и не привыкшая к его холодному тону, Таша вздернула подбородок.

— Не указывай, что мне делать. Я хочу помочь и поеду с вами. — Он может вычеркнуть ее из своей жизни, подумала она, но не помешает поступать так, как она считает правильным.

Чейз сжал зубы.

— Это не игра. Нам надо искать ребенка, а не присматривать за тобой!

Намек на то, что она станет им обузой, окончательно вывел ее из себя.

— Я беременна, а не парализована. Я не нуждаюсь в вашей помощи и не помешаю вам.

— Нет, Таша. Я не собираюсь тратить время на пререкания с тобой. Останешься дома, и точка! — отрезал Чейз холодно, и Ташу переполнила злость. Ах вот как! Нет, она не обуза, он просто не хочет видеть ее рядом!

Она отошла в сторонку, думая про себя, что еще не все потеряно. Затем вышла из комнаты и кинулась наверх. Чейз, без сомнения, решит, что она сдалась, но его ждет сюрприз. У себя она переобулась, дождалась, пока они уедут, и тогда только спустилась вниз.

Выйдя через черный ход, она быстро пересекла лужайку и добралась до причала как раз к отплытию лодки. Поднявшись на борт никем не замеченной, завела мотор, и тут они обернулись.

Порыв безудержного веселья охватил ее, когда она увидела разгневанное лицо Чейза. Вот так. Ее нельзя сбрасывать со счетов! Теперь он уже не мог развернуть лодку назад. Ему пришлось взять ее с собой, но она знала: им предстоит долгий разговор, когда они вернутся.

Эван и Изабель сошли на берег, а Таша осталась на борту, ожидая, пока Чейз привяжет лодку. По резким движениям она поняла, что муж в бешенстве, но при этом никак не могла подавить своего влечения к нему. Хотела злиться, а сердце замирало при виде его. Когда он выпрямился и взглянул ей в глаза, она поняла, что бешенство — это еще мягко сказано.

24
{"b":"4648","o":1}