ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Успокоенная принятым разумным решением, Таша отошла от постели и встала у окна, глядя в темноту.

Она не знала, сколько времени прошло, когда звук приближающихся шагов заставил ее обернуться. На пороге комнаты показались двое, мужчина и женщина, уставшие с дороги, с испуганными лицами. Обоим на вид было около шестидесяти, внешнее сходство мужчины с молодым человеком на кровати сразу же объяснило, кто они такие, даже если бы Таша не ждала их.

— Вы родители Чейза? — Она приветливо улыбнулась и шагнула им навстречу.

Женщина, она была чуть моложе мужчины, улыбнулась в ответ:

— Я — Элейн Калдер, а это — мой муж Джон. Вы, должно быть, Наташа. Чейз столько рассказывал о вас! Ужасно, что мы познакомились таким образом. — Ее слова замерли в воздухе, когда она взглянула на неподвижного сына. Глаза наполнились слезами, что вызвало жалость и сочувствие у Таши.

— Пожалуйста, не волнуйтесь, все выглядит — Тебе сделали операцию. Не знаю подробностей, но ты поправишься.

Его глаза закрылись, и, облегченно вздохнув, она отодвинулась.

В этот момент пальцы его так крепко сжали ее руку, что она прикусила губу, чтобы не вскрикнуть. Он смотрел на нее из-под опущенных век.

— Останься со мной, — прошептал он, борясь с болью.

В этой борьбе победить ему не удалось, и Таша поняла, что краткие мгновения бодрствования закончились потерей сознания.

— Останусь, — пообещала она, чувствуя, как слабеет его рукопожатие; наконец он отпустил ее пальцы. — Я буду рядом, — прибавила она, хотя он этого уже не слышал.

Ее вновь окутала тишина. При воспоминании о последних минутах дрожь пробежала по ее телу. Что же случилось? Она собиралась лишь подбодрить его, но потом… Невероятное чувство. Ей не доводилось прежде переживать ничего подобного. Она смотрела в глаза Чейза Калдера, и казалось, будто он наполняет все уголки ее души. Каждая ее клеточка с готовностью приняла его. Поразительно! Что же с ней происходит?

Она снова взглянула на него и нежно, хотя и слегка неуверенно, провела рукой по его щеке. Это прикосновение молнией пронзило ее. Неужто она влюбилась в него?

Как ошпаренная она отдернула руку. Нет! Невозможно! Она уравновешенный, спокойный человек, такого с ней не должно произойти. «Тогда что же?» — хитро, издеваясь, спросил ее внутренний голос. Ответа не нашлось, но Таша не сомневалась: есть разумное объяснение тому факту, что, едва взглянув в его глаза, она почувствовала, будто знакома с ним всю жизнь. Не может же он оказаться недостающей частью ее жизни, ее потерянной половинкой, убеждала она себя.

Вздрогнув, Таша вздохнула и провела рукой по своим волосам. Необходимо взять себя в руки. Выдался трудный день, и она просто потеряла самообладание. Хороший сон приведет ее в порядок.

Успокоенная принятым разумным решением, Таша отошла от постели и встала у окна, глядя в темноту.

Она не знала, сколько времени прошло, когда звук приближающихся шагов заставил ее обернуться. На пороге комнаты показались двое, мужчина и женщина, уставшие с дороги, с испуганными лицами. Обоим на вид было около шестидесяти, внешнее сходство мужчины с молодым человеком на кровати сразу же объяснило, кто они такие, даже если бы Таша не ждала их.

— Вы родители Чейза? — Она приветливо улыбнулась и шагнула им навстречу.

Женщина, она была чуть моложе мужчины, улыбнулась в ответ:

— Я — Элейн Калдер, а это — мой муж Джон. Вы, должно быть, Наташа. Чейз столько рассказывал о вас! Ужасно, что мы познакомились таким образом. — Ее слова замерли в воздухе, когда она взглянула на неподвижного сына. Глаза наполнились слезами, что вызвало жалость и сочувствие у Таши.

— Пожалуйста, не волнуйтесь, все выглядит ужасно, но он поправится. — Таша решила подбодрить мать Чейза, понимая, что в данный момент это куда важнее, чем объяснять недоразумение с ее именем. — Может, вы поговорите с доктором?

— Обязательно, — согласился Джон Калдер. Собравшись с силами, он продолжил:

— Сестра, позвонившая нам, сказала, что наш сын попал в аварию. Вы при этом были?

И снова Таша оказалась перед неизбежным выбором. Она не собиралась спасать репутацию сестры, но нельзя же было рассказывать о ее поступке, не поставив об этом в известность Чейза. Он, конечно, имел право узнать правду первым, даже до родителей, и она все откроет ему, как только он достаточно окрепнет, чтобы ее услышать. До тех пор она не скажет ни слова о Наталье.

— Да. Он спас меня, — заявила она и в двух словах пересказала им то, что узнала от Натальи.

— Бог мой! А вы в порядке? — Элейн Калдер была сама обеспокоенность, и Таша почувствовала, как покраснели ее щеки. Ну, Нат, что ты устроила!

— Я в порядке. Ни царапины, — смущенно ответила она. Вранье всегда претило ей. Ты, Наталья, теперь образец для подражания!

— Ну, слава Богу. Но я представляю, Наташа, какой вы, вероятно, пережили шок, — участливо заметила миссис Калдер.

— Таша. Зовите меня просто Таша, — попросила она, надеясь отвлечь их от вопросов, на которые не знала ответа.

Элейн Калдер улыбнулась.

— Таша звучит так мило… Я очень рада, что вы целы. Чейз не пережил бы, если бы ему пришлось потерять вас.

Реакция Чейза — именно это и беспокоило Ташу. Он и так достаточно пострадал, и она не хотела причинять ему боль. Лишь убедившись, что он достаточно окреп и набрался сил, она сообщит ему неприятное известие. Если он в самом деле любит Наталью, это будет для него сильным ударом.

То, что ее пугала сама возможность причинить ему боль, удивило ее. В этот момент она возненавидела сестру. Как можно было использовать и отвергнуть любовь Чейза! Бросить его в тот момент, когда он больше всего в ней нуждался. Нет, этого она никогда не простит Наталье!

Силясь побороть приступ гнева, Таша повернулась к своей собеседнице.

— Миссис Калдер, хочу, чтобы вы знали, я никогда сознательно не обижу вашего сына, — произнесла она страстно.

Элейн приблизилась к ней и взяла ее за руку.

— Я знаю, милая.

Таша вздохнула, испуганная глубиной собственных чувств. Вероятно, годами скрываемая злость, которую она испытывала к сестре, теперь вырвалась наружу.

— Почему бы вам не подойти к сыну, а я тем временем поищу доктора Купер? — предложила она, и Калдеры охотно согласились.

Доктор Купер проводила родителей Чейза в свой кабинет и рассказала им о прошедшей операции. Таша оставалась с Чейзом до их возвращения, а потом они уговорили ее отправиться домой. Видимо, чувство вины позволило ей уйти с радостью.

Полчаса спустя Таша была уже дома. Ей едва хватило сил принять душ и переодеться в ночную рубашку, после чего она буквально рухнула в постель. Погружаясь в сон, Таша думала о мужчине с серебристо-серыми глазами, взгляд которых пронизывал ее насквозь. Он не давал ей покоя и во сне, вызывая сильное ощущение потери.

На следующее утро, когда Таша открыла глаза, уже ярко сияло солнце. Она смутно помнила свои сны, но ее бы удивило, если бы после всего случившегося ей не снился Чейз Калдер.

Приняв душ и надев другую белую блузку и приталенный костюм, который она считала идеальным для работы, Таша сделала себе на завтрак бутерброд и кофе и позвонила в офис. Она работала в большой юридической компании, на незначительной пока что должности. Ее подруга Энни принимала телефонные звонки и пообещала передать, что Таша задержится. К счастью, в суде ей не придется выступать еще около недели, а все остальные встречи вполне можно перенести.

Покончив с этим, Таша собрала сумочку и бумаги и уже выходила из квартиры, когда вспомнила вдруг об обручальном кольце, лежавшем на ее тумбочке. Она собралась положить его в кошелек, но подумала, что все в больнице считают ее невестой Чейза Калдера и будет странно, если она появится там без кольца. Она чувствовала себя неловко, надевая кольцо; при первой же возможности следует вернуть его хозяину.

Проверив, не забыла ли еще чего, Таша отправилась на автобусную остановку.

3
{"b":"4648","o":1}