ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Воскресная мудрость. Озарения, меняющие жизнь
Владыка Ледяного сада. Носитель судьбы
В каждом сердце – дверь
Дни прощаний
В ритме Болливуда
Драйв, хайп и кайф
Это слово – Убийство
Дневник слабака. Предпраздничная лихорадка
Скандал у озера
A
A

— Встретим тебя в конюшне через, скажем, сорок пять минут?

— Встретим? — произнесла Кэрол, когда он уже повесил трубку.

Они могли бы прогуляться втроем. Лучше бы даже вдвоем. Он и Ангелина. Гас прав, она слишком много работает. Только странно, что занялась озеленением, — та Ангелина, которую он помнил со школы, не могла бы отличить розу от брюквы. Или петрушки.

Они встретились у конюшни. Кэрол, как обычно, выглядела словно фотомодель с обложки журнала «Наездница». Сэнди, естественно, напялила джинсы и ветровку. Шлем она надела только после отцовских протестов и целой серии восклицаний типа «ну, папа!..».

— Поехали, Гас, я покажу вам дорогу, — сказала Кэрол и, как бы поддразнивая, взглянула на Алекса. — А вам двоим придется плестись в хвосте.

Родинка на носу Сэнди стала подозрительно красной — верный признак того, что она готова либо зарыдать, либо дать волю безудержному гневу. Алексу пришлось немедленно вмешаться:

— Что-то случилось с твоим приятелем на «корвете»?

Господи, сам напоминает ей об этом придурке! Похоже, его батареям требуется подзарядка.

— С Арвидом? Он уехал на месяц, — нехотя сказала она. — И вообще, он полный придурок. А вот некоторые знакомые мальчики подрабатывают по выходным.

Алекс почувствовал, что с какой-то частью проблем, кажется, покончено.

— Посмотри на нее! Знаешь, чего я хочу? Чтобы Танзи обогнала ее и стерла глупую улыбочку с ее лица!

Плечи Алекса тяжело опустились. Буран, чувствуя ослабленные поводья, начал показывать норов, но быстро был взят под контроль.

— Послушай, Александра, если тебе не нравится здесь, могу отправить тебя домой прямо сейчас.

— Просто я не понимаю, почему не смогла приехать Ангелина, вот и все!

— У нее нашлись дела поважнее. Полегче, ты нервируешь свою лошадь.

— А она нервирует меня!

Алекс не сомневался, что речь идет не о взятой напрокат кобылке. Наверное, нужно выбрать время и поговорить с дочкой. Он понимал разочарование Сэнди, но не мог простить дурных манер.

Яркое осеннее небо внезапно подернулось дымкой. Близится обещанный на понедельник дождь, сказал он себе. Однако парочка, бодро болтающая впереди, не обратила на это внимания. Угрюмая юная особа позади него — и подавно.

Они выехали на небольшую открытую поляну, где несколько месяцев назад молния попала в огромный дуб, и до того, как Алекс успел окликнуть ее, Сэнди поскакала вперед. Она галопом пронеслась мимо испуганного мерина Гаса, крикнув через плечо: «Поскакали наперегонки до ограды, Гас!»

Маленькая дурочка! О Господи, совсем дитя. Алекс держался рядом с ней. Гас — лишь на полкорпуса сзади, а Кэрол безнадежно отстала, пытаясь справиться со своей кобылой.

— Проклятая девчонка! — единственное, что успел прокричать он до того, как она доскакала до плетеной изгороди, которую его мерин легко взял бы при нормальных обстоятельствах.

Обстоятельства, однако, были далеки от нормы. Кобыла оказалась норовистой, а Сэнди не готовилась к скачкам с препятствиями. Шаг лошади сбился. Сэнди слишком поздно поняла, что ей не взять барьер. Она еще летела через голову своей кобылы, когда Алекс стрелой выпрыгнул из седла и помчался к скорчившейся фигурке в джинсах и ярко-розовой ветровке.

Гас тоже успел спешиться. Он опустился на колени с другой стороны тела, безвольно лежавшего в поросли того, что подозрительно напоминало ядовитый плющ.

— Спокойно, малыш, — нет, не пытайся встать, сосредоточься на дыхании. Вот, молодец!

— Все хорошо, принцесса, папа здесь, рядом. Сейчас подниму тебя, не плачь.

Кэрол остановилась в нескольких метрах в стороне, но осталась в седле.

— Ради Бога, перестаньте суетиться! Она жива, это и дураку понятно.

Игнорируя ее, Гас продолжал обследовать конечности.

— Здесь порядок, здесь ничего, но левая нога…

— Да, вижу. Полегче, милая, не шевелись, папа понесет тебя.

Мужчины наскоро обсудили необходимость разрезать сапог и позвонить по телефону 911, чтобы прислали «скорую». Алекс проклинал выбор дороги. Между тем Кэрол гарцевала туда и обратно, что-то бормоча о глупых детских выходках. План действий был быстро согласован. Сапог остался цел, чтобы использовать его в качестве импровизированной шины. Да и достаточно острого ножа под рукой не оказалось. Алекс сел на Бурана, и Гас подал ему на руки бледную как снег Сэнди, стараясь не задеть поврежденную ногу. Затем Гас поскакал на конюшню, чтобы вызвать «скорую».

На Кэрол почти не обращали внимания.

Было около шести, когда Ангелина закрыла свою конторку, подрегулировала освещение в теплице и направилась в дом, чтобы принять ванну и съесть что найдется в холодильнике. В магазин сходить она не успела, и в холодильнике, конечно же, шаром покати.

Гас все еще не вернулся. Что ж, она не зря провела день — продала две брэдфордские груши и целый поддон рассады хризантем. Кроме того, стволы новых деревьев требовали внимания.

Эти трое, должно быть, чудесно провели время, с завистью подумала она. Покататься верхом, посидеть вместе за ланчем — возможно, даже поплавать в бассейне и полежать на лужайке, лениво нежась в не по сезону теплых лучах осеннего солнца.

Она могла бы участвовать во всем этом. Слава Богу, они с Хайтауэром знают друг друга с детства! Что может быть естественнее для старых друзей, встретившихся после долгой разлуки, чем провести время вместе, вспоминая о былых днях?

Вздор собачий.

Она хочет быть с ним одним. Желательно — в огромной постели. Или, к примеру, в бассейне при луне за надежным забором в метр толщиной и километр высотой.

Пройдя мимо холодильника, она отпила полбанки выдохшейся диетической «колы», включила кофеварку и направилась в ванную, пристроенную к дому уже после завершения строительства. Просто отгородили часть веранды. Едва ли удачное решение, но все-таки пользоваться вполне можно.

Полчаса спустя она вышла из ванной, завернувшись в просторный махровый халат. Как только солнце село, воздух стал заметно холоднее. Пахло слегка подгоревшей пищей и прелыми листьями — весьма сложная комбинация. Ангелина задержалась перед открытым окном веранды между ванной и кухней, чтобы полюбоваться на восход луны. Там она и стояла, когда Алекс въехал во двор и подкатил к самым ступеням заднего крыльца.

Внезапно, остро ощутив свою наготу под старым купальным халатом Кэла, Ангелина задрожала.

— Привет. Где Гас? — тихо спросила она, инстинктивно ища укрытия от лунного света, пряного осеннего воздуха — и от Алекса. Если это сон и она все еще спит, ни за что нельзя просыпаться.

— Выступает в роли няни. — Поставив ногу на нижнюю ступеньку, Алекс объяснил ситуацию:

— Мне ужасно не хочется просить тебя, Ангелина, но миссис Джилли трудно подниматься по ступеням, а из агентства не могут никого прислать вплоть до понедельника, так что я решился попросить тебя. Конечно, только на ночь, на завтра и, возможно, на следующую ночь. Я, как мог, отмыл ее на случай, если она приземлилась в ядовитый плющ, но нужна женская рука, чтобы закончить работу.

Ангелине не хотелось ехать по той простой причине, что ей слишком этого хотелось.

— Я не знаю… я не слишком опытна в уходе за больными.

— Сэнди не болеет, она просто поцарапалась. Сильное растяжение, но не перелом. Беда в том, что она не может встать с постели, а ты знаешь, каковы дети в этом возрасте. Телевизором она уже сыта по горло. Боюсь, если не поможешь ты, на своих услугах настоит Кэрол. Она уже отпустила несколько намеков.

— И что?

Алекс сменил позицию. В сумеречном свете, лившемся через кухонное окно, он выглядел усталым и запыхавшимся. Под глазами круги, на выступающей челюсти — щетина. Ангелина с трудом удерживалась, чтобы не броситься к нему и не сжать в своих объятиях.

— Возможно, это будет лучшим решением, — тихо согласилась она.

Лучшим — по крайней мере для нее. Не придется играть роль мученицы.

— Прости, я не хотел доставлять тебе беспокойство.

16
{"b":"4649","o":1}