ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 3

Изучив накануне каждую новую черточку, выдававшую возраст на лице Алекса, Ангелина с той же тщательностью изучала внешность брата.

— Ага! Еще шесть седых волосков, — произнесла она с мрачным удовлетворением. Почему мужчины с возрастом становятся представительнее, а женщины только стареют?

Хотя его никогда не назвали бы классическим красавчиком, но Гас — с озорными голубыми глазами и окладистой черной бородой — выглядел как герой с обложки ее нового любовного романа. Старел он удивительно красиво. Как и Алекс, черт возьми! Как же! Голубая кровь, аристократическая кость! — грустно заключила Ангелина. Невооруженным глазом видно, что в ее жилах кровь течет самая что ни на есть обыкновенная…

— Что случилось, ты ударился головой? — Она заметила шрам, змейкой уходящий к границе его непослушных волос, чуть повыше другого, скрытого бородой.

— Так, слегка. Один парень на шоссе не удосужился вовремя включить сигнал поворота. Слушай, Ангелина, что это у тебя мигает свет? Так часто бывает?

— Не чаще двух раз в неделю. Хочешь лепешку к кофе?

— Мм… Надо было в прошлый раз проверить проводку. Лепешку? Да, с удовольствием. Напомни мне взять из грузовика тестер, когда я пойду за сумкой.

Ангелина налила кофе, достала банку плавленого сыра и полдюжины свежих лепешек. Весь день она работала как вол. Гас ввалился, когда чуть стемнело, мрачный и усталый, но на предложение поужинать ответил, что не голоден.

Что-то раздражало его, и обязанностью Ангелины — как единственной родственницы к востоку от Миссисипи — было вытянуть причину.

Она решила подойти издали. Не секрет, что она не слишком сильна в этом, но по-другому победить Гаса Видовски нельзя.

— Угадай, кого я встретила дважды на этой неделе? — как бы случайно обронила она, намазывая сыр на половинку лепешки и передавая ее через стол брату. — Хайтауэра. И его дочку тоже; она просто чудо. Высокая блондинка с серыми глазами — очень похожа на Дину, но намного интереснее, даже в четырнадцать лет.

Гас был влюблен в Дину. Алекс, наверное, об этом не догадывался, но она-то знала это практически из первых рук. Если бы Ангелина не возненавидела эту женщину за то, что та увела у нее Алекса, она бы возненавидела ее только за страдания брата. Дина экс-Хайтауэр была и остается позолоченной сучкой, даже став графиней или герцогиней в каком-то микроскопическом королевстве.

Бедный Гас! Стоял рядом с Алексом на свадьбе, а затем бросил все и отправился на заработки за семь месяцев до окончания колледжа. Диплом он так и не получил.

— Отлично. Ну и как Алекс? — Не дожидаясь ответа. Гас продолжал:

— Ты знаешь, я нашел работу на побережье, малыш. Возможно, начать придется только в ноябре. Почему бы нам не взять отпуск на недельку-другую?

— Тебе даже не любопытно?

Гас потянулся за новой лепешкой, стряхнул с нее сыр, затем залез в холодильник в поисках чего-нибудь сладкого.

— Не любопытно? Что именно?

— Алекс. Вы ведь не виделись сотню лет, а были не разлей вода. Вместе с Куртом.

— Ну и что? Я занят. У тебя есть лимонное повидло?

Она достала из кладовки банку, открыла и подала ему.

— Испортишь себе зубы. Если бы Алекс был моим лучшим другом и я бы не виделась с ним…

— Ну хватит! Оставь, хорошо?

— Сомневаюсь, чтобы Сэнди помнила мать. Сэнди — их дочь, я тебе говорила? Ей примерно столько же, сколько было мне, когда…

— Да, знаю. Столько же, сколько было тебе, когда ты, не стесняясь, черт возьми, меня, без зазрения совести вешалась на Алекса.

Ангелина с грохотом бросила нож на пластиковый стол.

— Никогда! Никогда в жизни я не вешалась на мужчин!

Гас усмехнулся, а она невольно подумала, что с годами он не потерял привлекательности.

Они с Алексом отличались друг от друга как день и ночь; вместе или по отдельности, они оба с легкостью сводили женщин с ума.

Гас намазал повидло с мастерством и точностью художника.

— Итак, тебе по-прежнему есть дело до старины Алекса, так, сестричка?

— Конечно, так же как до ядовитого плюща.

— Так почему бы тебе не заняться им вплотную?

— Чем, ядовитым плющом?

— Нет, ведьмочка, — Алексом. Он свободен. Ты свободна. Почему не дать делу ход? В худшем случае он бросит тебя, и ты сможешь окончательно вычеркнуть его из списка мечтаний.

— Ты имеешь в виду — в лучшем случае? В худшем случае он окинет меня одним-единственным взглядом и начнет хохотать, как гиена. — Ангелина поднялась из-за стола и шагнула к кухонной раковине. Свет мигнул еще раз. — Довожу до твоего сведения, — проворчала она, — так тому и быть. Алекс встречается с женщиной по имени Кэрол Как-ее-там. Ты, наверное, ее знаешь — она дама светская. Так или иначе, он изранит всю душу бедняжке Сэнди, если соберется жениться на Кэрол. Сэнди говорит, эта Кэрол все время присылает ей информацию о различных интернатах и отпускает прозрачные намеки о том, как славно жить в одной комнате с девочками ее возраста и назначать свидания отличникам из старших классов.

— Любопытно, ты только что с ней встретилась, а уже так много знаешь. Ангелина пожала плечами.

— Оказалось, что мы похожи. Может, Сэнди чувствует, что я для нее не угроза, по крайней мере в этом отношении. Однако она заявила, что сбежит из дома в тот день, когда Алекс женится на этой Кэрол. Я не думаю, что ей светит перебраться во дворец к Дине. К тому же у нее есть знакомый парень, который гоняет на «корвете». По описанию Сэнди, это первый кандидат в ваш клуб 3-Г.

Гас усмехнулся; белоснежные зубы сверкнули сквозь черную бороду.

— Ах-ах! Надо забежать к Хайтауэру и оказать ему моральную поддержку!

— По-моему, стоит Гас, что тебя беспокоит? Он с подозрением посмотрел на нее.

— Ничего не беспокоит, малыш. У меня чуть больше дел, чем я могу взвалить на плечи, но с этим я справлюсь.

Все, натолкнулась на каменную стену. Он и в хорошем-то настроении был скрытен, а уж если решил закрыть тему…

— Ты меня не одурачишь, сам знаешь. Только помни, я всегда здесь, если захочешь поговорить.

Направляясь к телефону, Гас сжал ее в объятиях и оторвал от пола.

— Знаешь что, ведьмочка? Ты становишься слишком умной для строптивой девчонки, которой все как с гуся вода.

Едва Алекс закончил рассказывать Сэнди о Гасе Видовски, как зазвонил дверной колокольчик. Экономический советник Алекса, двое старших детей которого уже учились в колледже, рассказывал, что обращение с ними как со взрослыми приносит иногда удивительный результат. Алекс решил, что стоит попробовать.

Ожидая увидеть Гаса, он распахнул дверь и обнаружил на пороге Кэрол. В одной руке она держала букет роз, в другой — бутылку его любимого вина.

— Сюрприз! — проворковала она. — Ты не собираешься пригласить меня войти, дорогой?

— Да, конечно, входи. Ух! Я, должно быть, заработался и что-то забыл? — Алекс закрыл входную дверь и мысленно перелистал свой бизнес-календарь. Странно. Он мог поклясться, что не назначал свидания на вечер…

— Я весь день была тут неподалеку — я тебе говорила, что позирую для моего портрета? Оттуда и розы — я позирую с ними, одетая в белую шелковую парчу с соболиной накидкой через плечо. Короче, я решила заглянуть и узнать, не хочешь ли ты сходить на танцы в следующий уик-энд. Привет, Сэнди. Ты уже сделала уроки?

— Свои уже сделала, а вы, я вижу, еще повторяете свой, ага? — пропела Сэнди на той ноте сладкой невинности, которую Алекс слишком хорошо изучил за последние несколько месяцев. Он бросил на дочь предупреждающий взгляд, но не успел решить, что делать дальше, как колокольчик зазвонил снова.

На этот раз Сэнди проскользнула вперед и сама открыла дверь.

— О, привет, вы, должно быть, мистер Видовски. Папа говорил, что вы уже выехали. Ангелина, ты уверена, что это твой брат? Я имею в виду, вы, ребята, ни капли не похожи. Входите, мы ждем вас.

При их новых взрослых отношениях Алекс не стал возражать, чтобы Сэнди несколько минут выполняла роль хозяйки перед тем, как идти наверх смотреть телевизор.

7
{"b":"4649","o":1}