ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ложь без спасения
Кровные узы
Империя бурь
Ловушка для орла
Всегда кто-то платит
Каждому своё
Загадочные убийства
Твердость характера. Как развить в себе главное качество успешных людей
Как запомнить все! Секреты чемпиона мира по мнемотехнике
A
A

– Берегись, русич! – вдруг рявкнул Бернгард.

Судя по исказившемуся лицу магистра, было чего поберечься.

Ага! Черный всадник предпринял новый маневр. Повинуясь воле седока, массивная драконья туша обрушилась на…

Крыши?!

Глава 24

– Хр-р-ракш-ш-ш!

Тяжелое шипастое навершие на хвосте летающего змея ударило раз…

– Хр-р-ракш-ш-иг!

Другой…

– Хр-р-ракш-ш-ш!

Третий.

Да, крылатая тварь лупила по крышам! Сильно. Яростно. Быстро.

Причем всякий раз, едва коснувшись осиновой кровли, драконий хвост сразу же и отдергивался. Поганый змей, как и прочая нечисть, явно недолюбливал осину. Но раз уж Черный Князь повелел…

Мощные удары шипастого желвака разносили кровлю в щепу. Обломки досок, куски бревен, ворохи сбитой дранки сыпались вниз – только успевай уворачиваться.

«Завалить решил, что ли?!» – недоуменно подумал Всеволод, отскакивая из-под рушащихся стропил.

Если так, то затея эта была не из самых удачных.

Защитникам Сторожи дровяной град вперемежку с ливнем особого урона не нанес. Где – прикрывая головы щитами, где – уповая на крепость шеломов, тевтоны, русичи и татары продолжали бой. А вот наседающим отовсюду упырям, на которых сверху также падала осина, пришлось совсем скверно.

Сырое дерево летело на безволосые черепа и в бородавчатые морды, хрустело под ногами, облепляло мокрые белесые тела, вытягивая из нечисти темную силу. Опасные, ловкие и стремительные твари превращались в вялого нерасторопного противника, рубить которого – одно удовольствие.

Всеволод отметил про себя, что и крылатый змей тоже летает уже не так лихо. Все же рана от Бернгардова меча и вынужденное соприкосновение с промокшей осиной не прошли даром и для него. Силенок у твари явно поубавилось. Зато…

Зато ящер Темного обиталища кружил теперь над самой головой. Ну да, конечно! Когда крыши вокруг сметены начисто, есть возможность спуститься пониже.

Поближе к врагу.

А узкие проходы кругом – очень даже грамотно завалены, забиты бревнами и досками. А под ногами – вязкое месиво из грязи, черной крови, мертвых упырей. А за осиновыми завалами стеной стоят живые кровопийцы, не давая выбраться с опасного пяточка. И никуда теперь не денешься. Быстро – никуда. Спасительные тесные улочки крепостного двора в одночасье стали ловушкой.

Вот какова была истинная цель столь яростной атаки на крыши! Не забросать противника обломками, а расчистить к нему путь. И воспрепятствовать его отходу. Сбросить кровлю вниз, обратить ее в баррикады. Нет, не слепая ненависть вовсе руководила Черным Князем, заставившим своего летающего гада крушить осиновую кровлю, а один лишь трезвый расчет.

Ящер перестал кружить, завис на изрядном отдалении в воздухе, нечастыми широкими взмахами крыльев удерживая массивное тело на одном месте. Выпустив когти и угрожающе помахивая хвостом, дракон, все всякого сомнения, готовился к разгону и решающей схватке. Седок заносил над головой черный изогнутый меч-серп. Видимо, всадник в последний раз прикидывает… просчитывает…

Достанет? Нет?

Если пронесется по-над самым краем порушенных крыш – запросто может достать, задеть… А уж как достать, чем задеть – хвостом, лапой, клювом-пастью или длинным кривым клинком – это совершенно без разницы. Коли Черный Князь и его змей кого задевают, то, как правило, – насмерть.

Кое-кто из защитников крепости невольно пятился к дверям и окнам ближайших построек. Но так спасутся единицы. Если спасутся, конечно, – в окрестных домах, наверняка, полно упырей.

Впрочем… Голова дракона и голова всадника были обращены к Бернгарду и только к нему. Две пары глаз неотрывно следили за каждым движением магистра. Ну да… Властители сегодня уже столкнулись друг с другом на завале из трупов, испытали один другого, однако не закончили еще своего противоборства.

Значит, следует ждать продолжения поединка?

И горе тому, кто попадет сейчас меж двух жерновов.

– Пригни-и-ись! – приказал Бернгард. – Всем пригнуться! Щиты – вверх!

Первыми приказ магистра исполнили умруны. Да и живые защитники Сторожи не особо медлили.

Упыри, видимо, тоже следуя безмолвной команде своего Князя, отхлынули, расступились, дабы не путаться под драконьими лапами и хвостом.

Да, это будет жестокая схватка. Пешего с… не с конным даже – с летающим ворогом. Поединок, в котором у Бернгарда нет никаких шансов.

– Русич, отойди! – крикнул Бернгард. – Уйди, говорю! Не лезь на рожон! Кровь свою не лей!

Ах да, кровь… Всеволод послушался. Отступил. Недалеко. Туда, где приметил двух старых знакомцев, на которых вполне мог положиться.

Золтан и Раду стояли всего в полудюжине шагов от Бернгарда. У молодого шекелисского музыканта на левой руке висел большой прямоугольный щит. Простенький – доски да грубая обивка из железа с серебром – изрядно посеченный уже, но вполне еще крепкий. С такими обычно бьются в пешем строю орденские кнехты. Такими щитоносцы прикрывают стрелков. Такими удобно заслоняться от когтей и зубов, когда нечисти вокруг слишком много и правая рука не поспевает рубить всех.

Хороший щит. Сгодится для задуманного.

– Эй, угры! – тихонько позвал Всеволод.

Услышали. Повернулись.

Он указал глазами на щит.

– Опустите-ка это чуть пониже, Раду. И держите крепче. Золтан – ты тоже возьмись. За другой край. Как наступлю – поднимите меня. Разом. Резко. Быстро. Ясно?

Переглянулись. Поняли. Кивнули.

Оба бросили клинки в ножны.

Раду вынул предплечье из ременной петли. Навалил щит на плечо и хребет, подпер левым локтем, правой рукой взялся за верхний окоем.

Золтан поднырнул под противоположный край щита теперь уж, скорее, напоминавшего носилки. Пригнувшиеся, поднявшие один на двоих щит кверху, шекелисы ничем сейчас не отличались от прочих ратников. Всеволод тоже чуть присел, чтобы не выделяться из общей массы.

Все готово. Только бы нога не соскользнула с мокрых исцарапанных досок, когда все начнется.

Ага, началось! Уже!

Змей летел на Бернгарда. Правда, на этот раз тварь не падала камнем, а скользила в воздухе, снижаясь аккуратно, по косой траектории. Как стрела на излете. Но – не теряя, а лишь наращивая скорость.

Темная безмолвная тень стремительно скользила в высверках молний над узкими проходами, заваленными обломками и трупами, над пригнувшимися человеческими телами, над поднятыми щитами, над воздетыми кверху клинками и копейными наконечниками.

Длинный хвост с тяжелым шипастым наростом чуть покачивался, готовый нанести единственный, но всесокрушающий удар.

Раскинутые крылья разбивали, рассеивали в водяную пыль тугие дождевые струи. Крылья едва-едва не касались сломов и сколов на порушенных крышах.

А вот…

– Ч-щ-щорк!

Все же коснулись. Зацепились за небольшой выступ разбитых стропил. Полетели вниз брусья и доски. Дракон чуть двинул крылом, чуть поднялся. Совсем чуть-чуть. И – дальше. И – быстрее.

– К-щ-щакх! К-щ-щакх!

А это уже не кусок разбитой осиновой кровли. Это обломилось два копейных ратовища, выставленных навстречу ящеру подобно рогатинам на медвежьей охоте.

– Дзьёнь-нь-нь!

А это – вылетел из чьей-то длани клинок, клюнувший снизу тугое чешуйчатое подбрюшье. И – увы – не пробивший черную шкуру.

– Вш-ш-ших!

А следом за мечом – полетела и сорванная когтистой лапой голова смельчака. Прямо в шлеме-горшке сорванная. Обезглавленное тело в белом плаще с черным крестом медленно оседало наземь.

– Хр-р-рясь!

А вот и чей-то щит подцепили и вырвали на лету длинные когти крылатой твари. С рукою вместе вырвали.

Всех этих мелких досадных помех, встречавшихся на пути, но неспособных его остановить, летающий гад, казалось, и не замечал вовсе. Не сбавляя скорости, не меняя направления, змей несся к Бернгарду.

Магистр ждал. Застыл над согбенными спинами и поднятыми щитами. Стоял во весь рост. На широко расставленных ногах. Без щита. Обоими руками обхватив рукоять длинного рыцарского меча.

31
{"b":"465","o":1}