ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Серебряные рыцари-умруны уже молча выстраивались за его спиной. Мертвые дружинники Олексы тоже безмолвно ждали распоряжений старца-воеводы.

– Возможно, твоя цена и невелика, однако вывести тебя в иной мир и уйти отсюда сам я смогу лишь после того, как изопью Смешанного, – заметил Олекса.

– Нет, – отрезал Бернгард. – Такое условие не принимается. Добравшись до Смешанной крови, ты перестанешь во мне нуждаться. И чтобы заполучить ее, ты пойдешь на любой обман. Я же вижу, Олекса, как притягивает тебя эта кровь. Так что не нужно, пожалуйста, к ней подкрадываться, заговаривая мне зубы. Остановись, пока я не заподозрил тебя в недостойных помыслах. Ни шагу больше.

Ага, заметил-таки! Бернгард оказался не так-то прост. Отвлечь его внимание пустыми речами старцу-воеводе не удалось.

Олекса застыл на месте, недоуменно пожав плечами. Вроде бы расслабленно стоит. Вроде бы не напряжен вовсе. И меч вроде бы опущен к земле. Но все это так обманчиво…

– Лучше мы поступим иначе, – предложил Бернгард. – Пусть Смешанный, будучи в моих руках, сам переступит грань мироздания и проведет за собой нас обоих.

Мнение Всеволода на этот счет, похоже, не интересовало никого.

– Думаешь, его просто будет уговорить? – скривил губы Олекса.

– Уговаривать не нужно. Есть иные методы убеждения, и если человеку не оставить выбора…

– Ничего не выйдет. – Олекса покачал головой. – Видимо, ты еще плохо знаешь этого Смешанного. Я знаю его лучше.

– И ты не хочешь попытаться?

– Нет, Бернгард. Как я могу быть уверенным в том, что Всеволод нас не обманет? Что он не перейдет границу миров сам, оставив меня и тебя здесь?

– Я же сказал – во время перехода он будет находиться в моих руках.

– Тогда кто даст гарантию, что меня не обманешь ты?

– Олекса, сейчас это единственная возможность…

– И для меня она неприемлема.

Бернгард вздохнул:

– Значит, мы не договоримся?

– Нет.

– Ты предпочтешь просто закрыть Смешанной кровью этот проход?

Просто?! Ничего себе! Всеволод мысленно выругался. Просто остановить Набег. Просто спасти людское обиталище. Просто…

– Конечно же, я не сделаю этого сам и тебе не позволю совершить такую глупость, – нахмурился Олекса. – Я вовсе не намерен из-за твоего упрямства упускать свой шанс. Отдай мне Всеволода, Бернгард. Тебе его все равно не удержать. У тебя осталось слишком мало воинов.

– Ты прав, – неожиданно спокойно согласился Бернгард. Голос его звучал холодно и бесстрастно. – Но тогда уж пусть Смешанная кровь не достанется никому!

Меч князя-магистра мелькнул над головой Всеволода. И никуда не деться из цепкой хватки рыцарей-умрунов! И не убрать измазанной кровью шеи из-под свистящей стали!

Но одновременно с тевтонским клинком, взлетевшим кверху, со своего места стрелой сорвался старец-воевода.

Прыжок.

Лязг.

В невероятном, нечеловеческом скачке Олекса все же дотянулся… Прикрыл Всеволода щитом.

Прикрытие, правда, оказалось ненадежным: тяжелый меч разнес доски, обтянутые кожей и обитые посеребренным железом. Однако крепкий стальной умбон, подставленный точно под удар, все же отклонил оружие Бернгарда.

Щепки от щита еще сыпались на землю, когда Олекса двумя молниеносными ударами отсек все четыре руки, удерживавшие пленника. Густо брызнула серебряная водица – Всеволод едва успел прикрыть глаза. А безрукие, бесполезные уже и беспомощные умруны так и остались стоять – неподвижные и безучастные к происходящему. Истекающие жидким серебром.

Уходя от второго удара Бернгарда, старец-воевода сбил Всеволода с ног, покатился по земле сам.

– Руби!

– Бей!

Два приказа темных Властителей слились в один.

Зазвенела серебрёная сталь. Вскипела сеча.

Дружинники Олексы теснили немногочисленных орденских рыцарей в глубь Проклятого прохода, обступали Бернгарда, не давая тому приблизиться к Всеволоду. Но Черный Князь в белом тевтонском плаще валил противников одного за другим, сам с непостижимой ловкостью уклоняясь от вражеских ударов.

Валил, пока вскочивший на ноги Олекса не вступил в схватку.

Глава 48

Два Шоломонара рубились как всегда – яростно и безжалостно. И от того, что ни на одном из них нет черных лат, и от того, что оба звенящих клинка – прямы, светлы и блещут серебром, ничего не менялось. Властители, не замечая ничего и никого вокруг, исступленно бились за власть и за кровь.

Проклятый проход был достаточно широк – гораздо шире тесной извилистой расщелины меж мутными озерными водами. И места для доброй драки здесь хватало не только Черным Князьям, но и их дружинам. Неживые воины Олексы одолевали умрунов Бернгарда и зажимали в кольцо самого тевтонского магистра, сражавшегося со старцем-воеводой русской Сторожи. Бернгард и его рыцари сопротивлялись, как могли.

Густой темно-коричневый, со ржавым оттенком, осиновый взвар и бесцветная серебряная водица хлестали из разрубленных тел. А посеченные мертвецы, выполняя волю своих владык, махали мечами, секирами и булавами, покуда это было возможно. По второму, по третьему, по десятому разу убивая друг друга.

Конечно, очень долго это продолжаться не могло. Но на некоторое время Всеволод все же оказался предоставленным самому себе. И воспользовался обретенной свободой.

В бой вступать не имело смысла. Сражаться с одним Черным Князем – значит помогать другому. А с двумя сразу… нет, биться с обоими противниками – с ТАКИМИ противниками не под силу даже обоерукому.

Смысл был в другом.

Остановить темных Властителей можно было иначе. И этих двух, и прочих, что придут за ними с той стороны.

Бернгард говорил, что потомок Срединного Дитя способен проходить через закрытые границы сам и проводить других без пролития крови, и без произнесения магических заклинаний – благодаря одной лишь силе желания. Но о возможности закрывать подобным образом уже открытые границы князь-магистр не упомянул. Значит, следовало закрыть порушенную рудную черту старым добрым способом. Испытанным. Проверенным. Надежным.

Кровью. Той частью Смешанной крови, в которой кроется сила Изначальных.

И – еще – словом. Древним, действенным…

Всеволод вертел головой. Ему нужен был меч. Любой. Первый попавшийся под руку. Выпавший из чьей-нибудь мертвой руки.

Ага, вот оно! В двух шагах бесформенной кучей лежит порубленный в капусту тевтон-умрун. А рядом… Пальцы Всеволода цепко сжали холодную рукоять, забрызганную жидким серебром.

Второй клинок Всеволод искать не стал. Время дорого, а для задуманного достаточно и одного.

Теперь – рывок назад. В зияющую брешь на кровавой стене. Падение-взлет. Низ и верх, меняющиеся местами…

Всеволод снова стоял по ту сторону рудной черты. По свою сторону, откуда пришел не по своей воле, откуда его впихнули в Проклятый проход. Стоял под…

Под нависающими сверху студенистыми водами Мертвого озера, под плотной зеленоватой пеленой клубящегося тумана, под темным расколом предзакатного неба.

И стоял над…

Над пульсирующим багрянцем разорванной кровавой линии.

Стоял, чтобы сомкнуть этот разрыв, похожий на разверстую пасть.

Вязкой, запекшейся уже крови из надкушенной шеи для этого недостаточно. Но – неважно. Будет другая кровь. Свежая. Текучая. Много крови. Сколько нужно.

Все готово. Кольчужный рукав – задран. Левое предплечье – обнажено. Чужой меч занесен над рукой. Бритвенно-острое лезвие в серебряной отделке легко и быстро рассекает кожу и вены от запястья до локтевого сгиба. Раз рассекает, два, три…

Боль почти не чувствуется.

Кровь струится, течет. Горячая живая кровь алым водопадиком низвергается вниз, разгоняя зеленую пелену. Смешанная кровь, в которой, помимо всего прочего, заключена и сила Изначальных. Сила, способная закрыть открытую границу.

Всеволод перекладывает меч в окровавленную руку, наспех вспарывает правое предплечье. Отбрасывает оружие. Теперь меч не нужен.

Нужно – время. Хотя бы немного.

63
{"b":"465","o":1}