ЛитМир - Электронная Библиотека

Кроме того, она уже предстала перед ним в самом страшном виде, с глазами, обведенными черными, как у енота, кругами расплывшейся туши, в старом кафтане, который давно пора отправить в мешок для тряпок. Не говоря уже о грыже, которая могла образоваться у него после того, как он нес ее по всем этим лестницам.

Интересно, заметил ли кто-нибудь, что добрые самаритяне могут быть не только полезными, но и сексуальными?

— Ну, если вам по пути, заезжайте, — как можно любезнее сказала она.

— Тогда увидимся через час. Привезти вам что-нибудь? Я проеду мимо нескольких магазинов.

Саша пришла в смятение. Она могла думать только о том, что лицо у нее не накрашено, волосы всклокочены, а любимый старый кафтан похож на рубище.

— Не надо? Ну, хорошо, до встречи. Если надумаете что-нибудь, позвоните. Мой телефон у вас есть.

Джейк умолк. Саша тоже молчала. Не дождавшись, пока она заговорит, Джейк спросил:

— Кстати, где вы? Лежите?

— Я на полпути между гостиной и кухней, — ответила Саша, ковыляя к дивану.

— Вы прикладываете лед? Поймите, чем быстрее вы прекратите валять дурака, тем скорее вы сможете водить машину.

Ей хотелось спросить, означает ли это, что у нее есть выбор. К счастью, здравый смысл возобладал, потому что выбора у нее не было.

Он для Лили, тупица! — напомнила она себе.

Прошло почти два часа, прежде чем Джейк подъехал к лиловому дому с темно-зеленой отделкой. Посмотревшись в зеркало заднего вида, он пригладил рукой волосы. Надо бы подстричься.

Хорошо хоть, что он чисто выбрит. Проведя беспокойную ночь, он проснулся около пяти, прошел через соседнюю дверь в офис и копался в бумагах на столе до тех пор, пока на крыше не застучали кровельщики.

Вскоре после этого пришли Хэк и мисс Марта, и он пошел принять душ и побриться, чтобы успеть до появления маляров. Еще несколько дней, сказал он себе, выезжая на объездную дорогу, и дом приобретет вполне приличный вид.

Случайно он надел новую тенниску — подарок Тимми в последний день рождения. Он воспринял это как намек, что ему не помешало бы обратить внимание на свой гардероб. Хорошо, что сын не подарил ему галстук. Бог знает почему, но он даже слегка брызнул на себя одеколоном, которым никогда не пользуется. Вероятно, для того чтобы он не испортился.

Через сорок пять минут Джейк потянулся за букетом цветов на заднем сиденье. Они продавались прямо у кассы продуктового магазина, куда он заехал, решив, что Саше, возможно, нужны замороженные овощи, сок и пончики. И молоко, конечно, потому что кости нуждаются в кальции. А цветы он купил потому что… а почему бы и нет?

Джейк позвонил, и, повернув ручку, открыл дверь.

— Саша? Не вставайте, — как специалист по обеспечению безопасности он подумал, не упомянуть ли о необходимости запирать дверь, но затем передумал. Сейчас ей вредно вскакивать на каждый звонок.

С пакетами в одной руке и букетом в другой Джейк заглянул в гостиную.

— Вот вы где.

В самом деле Саша была там. Она показалась ему красивее, чем прежде.

Джейк никогда не питал слабости к рыжеволосым женщинам; собственно говоря, у него не было пристрастия к какому-нибудь определенному типу женщин. Роузмери была высокой, худощавой блондинкой со спортивной фигурой. Но то, как выглядит Саша, с ореолом шелковистых волос цвета меди, с сияющими, как изумруды, глазами…

Как изумруды? Но вчера у нее были синие глаза!

А позавчера — желтовато-коричневые!

— Очень миленькие, — сказала она с улыбкой на пухлых губах.

Джейк смотрел на букет так, словно впервые увидел его.

— Что? Уф… да, они мне тоже понравились, и я подумал, что… — он беспомощно пожал плечами. — У вас есть ваза или что-нибудь в этом роде?

Вероятно, их нужно поставить в воду.

Черт, думал он, наполняя водой высокую хрустальную вазу, которую он нашел, следуя указаниям Саши, можно подумать, что они с Тимми одногодки. А ведь он не уже давно отдал дань увлечениям молодости.

Джейк поставил сок в холодильник, а овощи, которые он выбирал на ощупь, положил в морозилку. Пончики остались на столе.

— Вам нужен лед? — крикнул он из кухни.

— Наверное. Прошло уже довольно много времени.

— Хотите выпить чего-нибудь холодного? Или сварить кофе?

— Да, на первые два предложения, а нет — на кофе. Вы привезли туфлю?

Джейк едва не выронил поднос со льдом. Туфля! Он оставил ее на комоде в спальне. В качестве трофея, черт бы его побрал!

Делать нечего, придется сознаться.

— Послушайте, это, конечно, дико, но я забыл ее. Я могу съездить за ней сейчас, если…

Саша указала ему на стул.

— Какие глупости! Я ведь не скоро смогу надеть ее.

— Вот и хорошо. Такие туфли до добра не доведут.

Не обратив внимания на его слова, она сказала:

— Сначала мне придется отдать их в починку.

Джейк покачал головой. Ох, уж эти женщины!

— Почему, интересно, вы вообще носите эти штуки?

— Ремешки на щиколотках? — Саша с невинным видом захлопала черными ресницами, такими же длинными, как ее красные ногти.

— Нет, двенадцатисантиметровые каблуки, Джейк улыбнулся. Она поддразнивает его, и ему, черт возьми, нравится это.

— Если вы не заметили, я признаюсь, что мне немного не хватает роста.

— Низенькая, вы хотите сказать.

— Ну, если вы настаиваете на буквальном смысле, то да. Я низенькая и кругленькая. Раз уж я в настроении исповедоваться, скажу еще, что я не родилась с этим цветом волос, — губы Саши задрожали от смеха, и в зеленых контактных линзах вспыхнули огоньки.

Джейк ухмыльнулся.

— Я тоже не родился с этими волосами.

— Вы хотите сказать, что вы от природы не седой? — притворно удивилась Саша.

— Хотите верьте, хотите нет, но я начинал как блондин. К двадцати годам потемнел. Ну а потом цвет снова начал изменяться.

— А я родилась рыжеватой блондинкой. Как только у меня проявилась тяга к творчеству, я принялась экспериментировать с цветом.

Джейк устремил взгляд на ее волосы. Какой же это цвет? Ярко-красный, переходящий в бордовый?

— Мне ужасно не идет быть брюнеткой, — весело сказала Саша. — Какой только блондинкой я не была! И знаете, что бы ни говорили, особого веселья у меня не было.

— Вы называете весельем приятное времяпровождение, мисс Наполеон?

— Нет. Власть, — мрачно возразила Саша и расхохоталась. — А знаете, вы весельчак!

— Ну да, все так говорят. Душа компании. Давайте я наполню ваш стакан, — Джейк поднялся, понимая, что ему следует уйти, пока он не завяз еще глубже.

Почему эта женщина вызывает у него желание проникнуть в тайники ее изворотливого ума?

Ума. И только.

Не Джейк Смит, частный детектив, признается в этом, а Джейк Смит, мужчина.

Саша откинулась на груду больших подушек.

— Вы занимались спортом в школе? — спросила она. — Там вам сломали нос?

— Как вы узнали, что он сломан?

— Догадалась. Мой брат играл в футбол. Он был полузащитником.

— Профессиональным?

Она отрицательно покачала головой. Игривый взгляд зеленых глаз померк.

— Нет. Он закончил общественный колледж и поступил в полицию. Его убили в первый год, когда заключенные пытались совершить побег из тюрьмы.

Джейк бессильно опустил голову. Ну что тут скажешь? Пока он пытался найти подходящие слова, Саша сказала:

— Извините. Вряд ли вас интересует моя семья.

Не знаю, почему у меня это вырвалось. От безысходности, вероятно. Сижу дома безвылазно и думаю о массе дел, которыми мне нужно заниматься.

Вполне разумное объяснение, подумала она.

Лучше, пожалуй, не придумаешь. Этот мужчина вызывает ее на признания. Если он задержится у нее, невозможно представить, чем еще она захочет поделиться с ним.

Саша разгладила юбку на коленях. После его звонка она с трудом добралась до спальни и надела длинную желтую юбку с цветочным рисунком и шелковую бледно-зеленую кофточку — прошлогодняя мода, но смотрится хорошо.

— У вас много знакомых в Мадди-Лэндинг? легким тоном спросила она.

10
{"b":"4650","o":1}