ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я знаю нескольких помощников шерифа.

Когда-то был знаком с парнем, который жил на реке и занимался торговлей рыболовными принадлежностями. Несколько лет назад он переехал.

— А как насчет ваших налогов?

— Моих… чего? — он бросил на нее быстрый оценивающий взгляд.

— Налогов. Вы же знаете — того, что мы все должны платить для финансирования школ, дорог и поездок конгрессменов.

— Ax… этих налогов, — Джейк скорчил гримасу. Придется надеть маску детектива. — Ну, конечно, я плачу налоги. На собственность, подоходный и все остальное. Вам нужно знать сколько; думаю, что смогу назвать цифры.

Саша подумала, что он шутит. Надеялась, что шутит. Смутившись, она поспешила извиниться.

— Простите, я не это имела в виду. Просто я знаю общественного аудитора. Ее зовут Лили Салливан, она живет недалеко отсюда и…

— И?.. — повторил Джейк.

Саша пожала плечами. И что? Насколько ей известно, у Лили дел по горло. Возможно, поэтому ее не интересуют свидания. Что ж, это не будет первым провалом трех свах.

— Я знаю, что она отличный аудитор, и я подумала, что, быть может… — она снова покачала головой. — Забудьте об этом. Ваши налоги меня совершенно не касаются.

Джейк медленно поднялся со стула. Странно, что, несмотря на высокий рост, он совсем не подавляет ее.

— Положить пакет с кукурузой в морозилку?

Минут на десять? Если у вас есть переносной холодильник, я могу поставить его здесь, возле вас, и вам не придется вставать.

Смущение — ее злейший враг. Саша почувствовала, как краска заливает ей лицо.

— Нет, спасибо, не нужно. Он ярко-синий. Я никак не могу пользоваться им в этой комнате.

Посмотрев на нее, Джейк оглядел комнату.

— М-да-а, теперь, когда вы сказали это, я понимаю, что синий цвет может быть проблемой.

Не иначе как он подумал, что она лишилась рассудка. Возможно, он прав.

— Извините, я не привыкла бездельничать. Чувствую себя совсем разбитой и болтаю лишнее.

Джейк кивнул, словно понимая, о чем она говорит.

Она сама не понимает, о чем говорит, вот в чем беда.

— Вам необходимо еще пару дней дать ноге покой. Как только спадет отек, вы сможете забрать машину. Не думаю, что с ней что-нибудь случится, но приближаются выходные, и лучше проявить осторожность.

Саша закрыла глаза.

— Ну, спасибо. Только этого мне не хватало.

— Я могу устроить, чтобы ее отбуксировали, если вы беспокоитесь о ее сохранности. Или, если вы дадите мне ключи, я попрошу, чтобы кто-нибудь привел ее сюда. Хэк, парнишка, который работает со мной…

— Никогда ни один парнишка, откликающийся на имя Хэк, не прикоснется своими грязными руками к моей машине, — заявила она. — Завтра я попрошу подругу отвезти меня в Китти-Хок. Я уверена, что к этому времени щиколотка уже будет в порядке.

Джейк переступил с ноги на ногу, собираясь сказать несколько слов в защиту своего молодого друга, но затем передумал. Видимо, неспроста Хэк вставил в крышу кузова брус, чтобы предохранить голову, если машина опрокинется.

Он взглянул на свежую повязку на Сашиной ноге. Не проверить ли, как обстоит дело с отечностью? Однако он дал задний ход — в прямом и переносном смысле. Вместо маленького металлического зажима она закрепила конец повязки сверкающей брошью. Джейк восхищенно покачал головой.

— Вам решать. Только помните, что вы должны выбрать время, когда движение не очень оживленное; может быть, рано утром или ближе к вечеру.

Саша кивнула и дала ему торжественное обещание, хотя они оба знали, что она поступит по-своему. Она уже доказала, что не подчиняется приказам, даже вопреки собственным интересам.

Упрямая женщина, не без одобрения подумал Джейк. Садясь в машину, он приказал себе выбросить ее из головы и думать только о деле. Он исполнил свой долг, и этого достаточно. Черт, он даже проехал несколько лишних километров и привез ей цветы.

Из-за нее он упустил возможность захватить Джемисона и его пассию в компрометирующей ситуации. Попытки дозвониться своей клиентке оказались тщетными, и ему пришлось оставить сообщение. Хотелось бы сообщить ей хорошие новости — или, по крайней мере, хотя бы какие-нибудь, — но пока красный «лексус» Саши стоит у коттеджа Джемисона, рассчитывать на это не приходится.

Марти и Файлин ворвались к Саше рано утром. Она доковыляла до двери, чтобы встретить их, когда увидела перед домом белый фургончик Марти и розовый «кадиллак» Файлин.

Предыдущим вечером она наконец рассказала им о своем легком недомогании, уверив их, что собирается ложиться спать и меньше всего хочет вставать с постели и открывать им дверь. Поэтому посещение больной было перенесено на утро.

— Ты выглядишь бодрой и энергичной, несмотря на то, что у тебя только что закончился медовый месяц, — сказала Саша вместо приветствия и, рассмеявшись, протянула Марти руку. — Пожалуйста, никаких подробностей! Скажи мне только одно: он оказался лучше по сравнению с двумя последними?

Громко фыркнув, Файлин направилась в кухню, чтобы сварить кофе.

— С тех пор как она вернулась, она непрерывно напевает. С ума можно сойти! — но выцветшие голубые глаза Файлин, окруженные множеством мелких морщинок, весело поблескивали под блестящими бирюзовыми веками.

Пять минут спустя трио устроилось в гостиной, чтобы, угощаясь кофе с пончиками, просеять местные сплетни и извлечь обрывки сведений, которые могли оказаться полезными для их излюбленных игр.

— Еще нет девяти часов. Похоже, ты высыпаешься, — лукаво сказала Саша. Марти славилась дурным настроением по утрам.

— Качественный сон, — самодовольно объяснила новобрачная, — великое дело! И не вздумай выпытывать, больше я ничего не скажу. Итак, что представляет собой новый мужчина для Лили?

Саша размешала в чашке вторую ложку сахара.

— Он — само совершенство, вот и все. Я уже говорила тебе об этом по телефону.

Файлин хихикнула. Растянувшись на диване, Саша здоровой ногой подсунула подушку под щиколотку.

— Слушайте, я же просто предлагаю. К тому же Лили высокая, так ведь? Джейк выше ее. Он крупный, но не слишком. Привлекательный, но не кичится этим.

— Что плохого в кичливости? — спросила Файлин. Ее дружок Боб Эд — обладатель седой бороды и заметного брюшка, свидетельствовавшего о пристрастии к пиву, — был, по ее словам, милейшим человеком.

— Ну, по крайней мере, он не тщеславный. Помните того адвоката, с которым мы познакомили Лили на рождественской вечеринке? Он охорашивался перед каждой блестящей поверхностью.

— Если хотите знать мое мнение, лака у него на волосах было больше, чем на его шикарной машине, — презрительно заявила Файлин. — А что вы скажете о том парне, который подарил ей коробку дешевых конфет вместе с ценником?

— Но мы же старались. Хорошего мужчину трудно найти, — возразила Саша.

— Мне ли не знать этого, — сухо заметила Файлин.

— Как бы там ни было, вопрос в том, как нам свести их. Благотворительные ужины начнутся только через несколько недель, а я уже спросила его о налогах.

— И?..

— И все испортила. Он подумал, что я лезу в его дела.

— Так и было, но обычно ты ухитрялась делать это незаметно, — со смехом сказала Марти. — Сдаешь, подруга.

— Ты бы попробовала ловчить, когда щиколотка похожа на раздувшуюся колбасу, а три ногтя на руке сломаны!

— Почему бы тебе не вернуться к природе? Никто уже не носит длинных красных ногтей. Это даже не ретро. Кроме того, подумай, сколько ты могла бы сэкономить, — Марти с удовольствием посмотрела на свой французский маникюр.

— Жуть! А потом тебе захочется, чтобы я носила одежду из бумажной ткани в клеточку.

— А что? Так и вижу тебя в клетчатом переднике с оборками поверх пояса с резинками и лифчика от бикини! — хихикнула Марти.

Прежде Марти никогда не хихикала. Теперь она не только хихикала, она светилась от счастья.

Саша критически оглядела уцелевшие ногти.

— Чем, интересно, акриловые ногти хуже натуральных? Я ведь говорила тебе о моей туфле? С розовыми ремешками и застежкой на щиколотке?

11
{"b":"4650","o":1}