1
2
3
...
13
14
15
...
26

— Хорошо. Дай мне ее телефон. Я перезвоню тебе, как только узнаю что-нибудь. В течение часа, если повезет.

Его командир — женщина. Хорошо это или плохо? Саша колебалась, не зная, уйти ей или остаться и предложить свою помощь. Она лично знает двух комиссаров графства, но вряд ли они могут оказать давление на военных.

— Не волнуйся, сынок, я займусь этим. Не теряй головы и выполняй свой долг. Все остальное предоставь мне.

Закончив разговор, Джейк положил телефон на стол и невидящим взором уставился на солонку.

Прошло не менее минуты. Саша перебрала все неприятности, в которые мог попасть молодой человек, даже если он солдат.

— Могу ли я помочь? — отважилась спросить она.

— Мне следовало просветить его месяцев девять назад. — Поднявшись, Джейк бросил на стол несколько банкнот.

Она не стала упоминать о своей машине. Судя по выражению его лица, у него достаточно своих проблем.

Джейк нарушил молчание, только когда они подъезжали к одной из старых деревушек на берегу залива.

— Она говорит, что ей нужны деньги, потому что последние несколько месяцев не сможет работать.

Она? Кто она? И какое отношение она имеет к сыну Джейка? Вернее, к Джейку?

Множество вопросов роилось у Саши в голове, но, несмотря на сильное желание помочь, она не решалась проявлять любопытство к личным делам Джейка.

— Вот что мне непонятно, — сказал Джейк, словно продолжая разговор. — Она не просит у него денег. Ничего не просит, просто сказала, что хочет, чтобы он узнал о том, что произошло, и как она намеревается поступить, — он повернул направо и медленно поехал по узкой улице.

Несмотря на загар, его лицо побледнело. Саша услышала, как он тихо выругался.

— Она ждала пять с половиной недель, прежде чем позвонить ему, — пять с половиной недель, черт подери! Тим сказал, что, раз она тянула так долго, ей придется подождать, пока он поговорит со мной. Господи, хотя бы она подождала! Если, конечно, она еще здесь.

Очевидно, он не ждал ответа. Саша сомневалась, осознает ли он ее присутствие. Если он что-то обдумывает, меньше всего ему нужны вопросы.

— Знаете что? — внезапно спросил Джейк, не глядя на нее. — Я этому не верю. Тим сказал, что они провели вместе День труда на пляже в Вирджинии, но он утверждает, что с тех пор не встречался с ней. Я знаю, что он никогда не лжет, даже если ложь может помочь ему выпутаться из неприятностей.

— Они, очевидно, как-то поддерживали связь, рискнула заметить Саша, — потому что девушка знала, где найти его. — Очевидно, проблема касается не воинской службы, а отношений Тима с подружкой, подумала она.

Джейк остановил машину у дома с деревянными ступеньками. Огромный куст цветущей гардении наполнял воздух сладостным благоуханием.

— Хотите подождать на улице?

— Не можете ли вы вкратце рассказать, что происходит? Если речь идет о заложниках, я подожду снаружи, но не буду выключать зажигание, чтобы в случае необходимости вы смогли спастись бегством.

Джейк откинулся на спинку сиденья и закрыл глаза.

— Извините. Боюсь, разговорчивость не входит в число моих достоинств. Короче говоря, от моего сына забеременела девушка. Это произошло в прошлом году, во время празднования Дня труда.

С тех пор они несколько раз разговаривали по телефону, но, по словам Тима, не встречались. Пять с половиной недель назад она родила и клянется, что ребенок от него.

— Вы думаете, что она говорит правду?

У Джейка поникли плечи. Казалось, он внезапно постарел. Саше ничего не хотелось так сильно, как обнять его и утешить. Любым способом, какой бы он ни предпочел.

Видимо, уроки прошлого не пошли ей на пользу!

— Да. Я думаю, что она не лжет.

— Откуда у вас такая уверенность?

— Как я уже сказал, она ничего не просит — ни денег, ни обручального кольца. Она просто сообщила ему о том, что собирается сделать. По словам Тима, она разговаривала с женщиной из Норфолка, которая забирает нежеланных детей и пристраивает их в хорошие семьи.

— Вы имеете в виду агентство по усыновлению?

Джейк пожал плечами.

— Вероятно. Возможно, частное. Тим уговорил ее подождать, пока он свяжется со мной. Он в таком положении, что не может взять на себя заботу о ребенке. Как и я, черт подери! Но я могу сказать вам одно: никто не продаст мою внучку.

— Сколько у нас времени?

Джек повернулся к ней.

— Никаких «у нас». Только я, эта женщина и моя внучка. Послушайте, Саша, я сожалею о задержке. Обещаю, что, как только улажу это дело, я немедленно отвезу вас к вашей машине.

— Чушь свинячья!

— Свинячья? Никогда не слышал такого! впервые после разговора с сыном на лице Джейка появилось подобие улыбки.

— Вполне возможно. Мой отец начинал как фермер. Как только он начал проповедовать, нам пришлось подчистить свой язык.

— А-а-а… вот оно что. Пока я буду там, не составите ли вы список того, что мне нужно купить для младенца? Пеленки, бутылочки… детское сиденье в машину….

Он распахнул дверь, затем повернулся и сказал:

— Проклятье! Неужели они ничего не знали о противозачаточных средствах? Тим говорит, что ей было семнадцать лет, когда они познакомились.

Словно зная, что Саша не останется в машине, он подхватил ее, когда она начала сползать с сиденья. На мгновение Джейк прижал ее к груди, как будто эта короткая близость была нужна ему так же, как ей.

— Эти машины с приводом на четыре колеса явно не рассчитаны на людей, у которых проблемы с ростом, — слегка задыхаясь, сказала Саша, отстраняясь от него.

Пройдя по неухоженному двору, они поднялись на крыльцо. Саша схватила Джейка за руку:

— Послушайте, может быть, это не к месту, но просто знайте, что у меня много денег.

Взгляд, которым он одарил Сашу, убил бы ее на месте, если бы она не понимала, в каком он состоянии. Отвернувшись, Джейк с силой нажал на звонок. Из глубины дома доносились громкие звуки рэпа. Его лицо потемнело.

— Вы что, — спросила Саша, — ожидали услышать колыбельную? Мать она или нет, она все еще подросток.

Девушка с бледным лицом, появившаяся за латаной сеткой от насекомых, выглядела так, словно ей не мешало бы поправиться на несколько килограммов и отоспаться.

— Я отец Тима. Он предупредил вас, что я приеду. Где она?

Молодая женщина оглядела их, прежде чем открыть дверь.

— Можете войти. Это мать Тима?

— Я друг, — сказал Саша, не дав Джейку объяснить, что она практически посторонняя женщина, которую он предложил подвезти. — Можем мы посмотреть на нее?

— Она срыгнула, и у меня не было времени переодеть ей распашонку.

Она провела их в комнату, где посередине неубранной кровати стояла коробка из-под бананов, в которую затолкали подушку. Под желтой пеленкой краснолицый младенец сучил крошечными ножками и, размахивая маленьким кулачком, громко выражал свое недовольство.

— Вот она. Я назвала ее Тьюздей. Тьюздей Смит, с вызовом сказала молодая мать.

— А как вас зовут? — напряженно спросил Джейк.

— Черил, — неохотно ответила она. — Черил Мозер.

Разрываясь между желанием протянуть руку помощи Джейку и подхватить плачущего младенца, Саша сделала наиболее безопасный выбор.

Она наклонилась и поймала маленькую ножку.

— Привет, солнышко! — Повернувшись к измученной блондинке, Саша спросила:

— Сколько ей, вы сказали?

— Пять недель. С половиной.

— Могли бы позвонить раньше, — сухо заметил Джейк.

— Я не думала, что вас это заинтересует.

— А ваши родители?

Черил пожала плечами.

— Мама умерла, а отец сказал, чтобы я не являлась домой, если попаду в беду.

Саша открыла рот и тут же закрыла его. Словами в такой ситуации не поможешь. Это дело Джейка, истощенной, бледной девушки-подростка и младенца, которого зовут так же, как кинозвезду, о которой несчастная молодая мать никогда, вероятно, не слышала. Тем оригинальнее.

Нахмурившись, Джейк сказал:

— Это место в Норфолке…

Саша мгновенно вмешалась:

14
{"b":"4650","o":1}