ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что бы ни обещала вам та женщина, мы удвоим сумму, — непроизвольно вырвалось у нее.

Джейк бросил на нее быстрый взгляд, ясно говоривший о том, что он сомневается в ее психическом здоровье. Повернувшись к Черил, он предложил:

— Почему бы нам не поговорить об этом в соседней комнате?

Не желая, чтобы ее исключили из разговора, Саша быстро вынула ребенка из доморощенной колыбели и, впервые за двадцать лет издавая воркующие звуки, последовала за Джейком и Черил в гостиную, прижимая к себе мокрого, елозящего младенца. Как приятно снова почувствовать теплое тельце ребенка!

Джейк обернулся и сердито посмотрел на нее.

Черил вздохнула и переступила с ноги на ногу.

— Послушайте, мне просто нужно снова работать полный рабочий день, понимаете? Когда я стала слишком толстой, чтобы обслуживать столы, меня поставили на кухню. Платят там паршиво. Я брала ее с собой, но боссу это не нравится.

Сколько, вы сказали, дадите за нее?

Едва удерживаясь, чтобы не сказать того, чего не следует, Саша почувствовала, как что-то теплое увлажняет плечо ее девяностодолларовой блузки. Судя по запаху, свернувшееся молоко.

«Не судите, да не судимы будете» — одна из любимых цитат Аддлера Пэрриша, который считал себя судьей и определял любое наказание, которое находил подходящим.

Ей было девять с половиной лет, когда родились близнецы, и одиннадцать, когда появился на свет брат. После рождения Бака здоровье матери ухудшилось, и заботы о младенце легли на Сашу.

Теплое тельце и знакомый запах вызвали у нее смешанное чувство горечи и тоски по прошлому.

Тихим, спокойным голосом Джейк назвал цифру. Пока Черил грызла заусеницу, обдумывая предложение, Саша многозначительно кашлянула. Когда Джейк взглянул на нее, она пошевелила бровями, чтобы напомнить ему, что у нее есть деньги, если предложенная им сумма окажется не достаточной.

Она прекрасно знает, что не имеет права вмешиваться в его дела, но самое важное — это ребенок. Если в ее силах помочь устранить трудности, она сделает это, на чью бы мозоль ей ни пришлось наступить.

Девочка заплакала, и Саша подняла ее И понюхала пеленку.

— Где ее вещи? Я могу перепеленать ее и сменить распашонку.

— Она все время срыгивает. Вон там, — девушка указала на обшарпанный стол. На нем лежало сложенное полотенце, две упаковки одноразовых пеленок, баночка с детской присыпкой и полупустой рожок.

— Ну-ка, лапочка, давай Саша поможет тебе.

Тихонько напевая, она нашла до боли жалкую стопку детского белья и занялась делом, пытаясь услышать, как идут переговоры в соседней комнате. Черил громко настаивала на том, что ребенок определенно от Тима, приводя в доказательство то, что она указала его имя на свидетельстве о рождении.

Джейк отвечал ей еще более сдержанным голосом, чем прежде.

— Я не подвергаю сомнению ваши слова. Если бы вы просили у него денег или обручальное кольцо, у меня, возможно, возникли бы сомнения, но, так как вы ничего не просите, я верю, что вы говорите правду.

Младенец попытался засунуть в рот Сашин палец.

— Душечка, сапфиры совсем не вкусные, а этот даже ненастоящий. Давай лучше найдем тебе сосочку, а?

В этот момент Джейк обстоятельно объяснил свои условия и назвал щедрую сумму.

— Сегодня я выпишу вам чек на половину; чековая книжка у меня в машине. Вторую половину получите после юридического оформления.

— Послушайте, я уже сказала, что подпишу все, что хотите, — в голосе Черил послышались слезы.

Саша подумала, что самое страшное для женщины — это отдать своего ребенка. Укачивая девочку, она сказала:

— Я знаю, что вы хотите для нее только добра.

Черил повернулась к Джейку.

— Вы ее дедушка. Вы будете заботиться о ней, и никто не попытается забрать ее у вас, правда?

Саша ждала, что он ответит. Возможно, в своей области Джейк — эксперт, но сейчас, находясь с тремя возбужденными особами женского пола в убогой тесной комнате, где пахнет детской присыпкой, грязными пеленками и кислым молоком, он явно чувствует себя не в своей тарелке.

Джейк вынул из кармана бумажник, достал карточку и написал свой телефон.

— Возьмите. После юридического оформления вы сможете повидать ее в любое время, когда захотите, но только сначала позвоните. Остальные деньги получите, как только мы встретимся с адвокатом, но сейчас я забираю ее.

— А сегодня? Разве я не могу получить остальные деньги сегодня?

— Сомневаюсь, что я смогу так быстро договориться о встрече с адвокатом, но.;.

— Я смогу, — сказала Саша.

Они оба повернулись к ней.

— Разрешите мне позвонить. Один знакомый адвокат у меня в долгу за то, что я… ну, это не имеет значения. Он специалист по вопросам недвижимости, но, так как удочерение не оспаривается, я думаю, что никаких сложностей не будет. Как вы полагаете?

Позже Саша с удивлением подумает о том, как оказалась замешанной в этом деле, но в любом случае она ни за что не осталась бы в стороне.

Быть может, виновата тоска по семье, воспоминания о том времени, когда она заботилась о Баке и сестрах. И оставшаяся в прошлом надежда, что у нее будут собственные дети.

— Теперь ты с Сашей, солнышко. Все будет прекрасно, вот увидишь, — прошептала она.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

-Довольно хорошо прошло, как вы думаете? — спросила Саша с заднего сиденья.

Ни Джейк, ни Черил не сказали ни слова. Объяснив ситуацию адвокату, они провели в офисе меньше получаса. Саша была свидетелем при подписании соглашения между Джейком и Черил.

Когда она ставила свою подпись на документе об удочерении маленькой мисс Тьюздей Смит, слезы навернулись ей на глаза. Джейк выписал два чека — один для адвоката, второй — для опечаленной Черил.

Поездка на Лоу-Ридж-роуд, где жила молодая женщина, прошла в молчании. Когда они остановились перед домом, Джейк тихо сказал:

— С сегодняшнего дня я начну откладывать деньги на ее образование.

Саша заметила, что Черил несколько раз шмыгнула носом, но, несмотря на жалость, которую она чувствовала к девушке, у нее сложилось впечатление, что Черил Мозер не умрет от горя.

Когда Джейк вышел из машины, она прошептала:

— Позвоните мне, если когда-нибудь вам захочется поговорить. У меня есть две младшие сестры. И еще. Вы можете думать все что угодно, но Джейк замечательный человек, и он будет хорошо заботиться о ней.

Когда Джейк возвратился, проводя молодую женщину до двери, Саша осторожно промокнула глаза платком, на котором остались черные и серо-коричневые пятна.

Ну и пусть, подумала она. Как будто он не видел ее и в худшем состоянии.

— Вероятно, нам придется заехать в ближайший магазин, — сказала Саша. У малышки были только самые необходимые вещи. Для пеленок Черил приспособила старую пляжную сумку.

— Если бы отцом не был мой сын, сомневаюсь, что все прошло бы так гладко, — сказал Джейк.

— Если бы ваш сын не был отцом, — сухо возразила Саша, — вы бы вообще не занимались этим. Она подумала, как много перемен будет у него в течение нескольких следующих, дней, не говоря уже о годах. Конечно, Джейк — отец, но тогда он сам был моложе. Кроме того, кто-то разделял с ним ответственность. Понимает он или нет, но в его жизни произошла драматическая перемена.

Саша призналась себе, что всем сердцем завидует ему.

Джейк включил радио, но, услышав треск, выключил его, сказав что-то о молнии.

Так она и поверила! Одного его прикосновения достаточно, чтобы вызвать короткое замыкание.

Она по опыту знает, сколько в этом высоком, мускулистом мужчине электрического напряжения достаточно, чтобы залить светом небольшой городок. Что, интересно, она бы почувствовала, попав в этот ток?

— Тимми будет гордиться вами, — сказала Саша, когда они въехали на стоянку. — Почему бы вам не позвонить ему, пока я буду делать покупки?

— Вам нужны деньги, — сказал Джейк, засунув руку в карман джинсов.

15
{"b":"4650","o":1}