ЛитМир - Электронная Библиотека

Она распахнула перед ним дверь.

— Не споткнитесь.

Джейк одарил ее выразительным взглядом и, поставив колыбельку на кофейный столик, повернулся к ней. Саша замерла, всем своим существом потянувшись к нему, как подсолнух к солнцу.

О господи! Как мало ей надо, чтобы вообразить счастливый конец, которого никогда не будет!

— Саша? — тихо произнес Джейк. Внезапно на-. ступившую тишину нарушало лишь тиканье часов.

— Ммм?

Он привлек ее к себе. Уткнувшись лицом в теплую мускулистую грудь, она вдохнула запах его тела.

— Честно предупреждаю. Я собираюсь поцеловать вас, — спокойно объявил Джейк.

Голосом, который был выше ее обычного по меньшей мере на октаву, она сказала:

— Ну-ка, посмейте только!

Джейк подавил недоверчивый смешок. Саша подняла голову, и надежды на спасение моментально улетучились.

Влажные и удивительно мягкие губы Джейка приникли к ее губам. Очарованная их нежностью, Саша почувствовала, как загоревшаяся кровь, словно расплавленная лава, потекла по жилам.

Вцепившись в рубашку Джейка, она поднялась на цыпочки. Шестисантиметровые подошвы сандалий помогли ей преодолеть разницу в росте.

И затем он принялся оглаживать ее спину от плеча до талии… и ниже. Когда, подхватив Сашу за бедра, Джейк прижал ее к своему напрягшемуся телу, ей захотелось сорвать мешавшую им одежду.

Его язык не был агрессивен; она ощущала таившийся в нем соблазн и чувственное нетерпение.

Они вели себя так, словно в ближайшем будущем у них не было ничего, кроме желания понять, что происходит между ними.

Бум-бум! Бум-бум! Удары сердца напоминают ей стук барабанов в джунглях в старых фильмах о Тарзане. Или это бьется сердце Джейка? Воздух пронизан электричеством, она чувствует его всем телом.

Саша потерлась щекой о рубашку Джейка. Пожалуйста, не отпускай меня, безмолвно взмолилась она. Просто останься здесь, вот так, на несколько лет. Или, еще лучше, давай поднимемся в спальню, где стоит большая кровать, и…

Едва слышное кряхтенье заставило ее затаить дыхание.

— Персик! — выдохнула Саша, отстраняясь от Джейка. Она едва не забыла о своей маленькой гостье!

— Подождите минутку, я поставлю ее колыбель, — спокойно сказал Джейк. — Куда отнести ее?

— Наверх, я думаю. В мою спальню.

Саша держала младенца на руках, пока Джейк устанавливал плетеную колыбель на стол, с которого ему пришлось убрать разные вещи, включая фотографии ее семьи.

— Простыни нужны?

— Посмотрите внизу, в бельевом шкафу. Наволочка прекрасно подойдет. Потом я распакую вещи и выстираю ее постельное белье.

— Внизу, — пробормотал Джейк, не двигаясь с места.

Неужели ему тоже трудно сосредоточиться?

Поделом ему за то, что он открыл дверь, которая, как думала Саша, закрылась для нее навсегда.

— Может быть, принести из гостиной кресло-качалку?

Джейк надел на матрасик наволочку.

— Вы верите в укачивание младенцев?

Саша посмотрела на него так, будто он лишился рассудка.

— Для чего же, по-вашему, были изобретены эти вещи?

— Я помню, что когда-то мы обсуждали это, но, прежде чем пришли к решению, Тимми подрос, и его не нужно было укачивать, — для сильного сексуального мужчины, который может добиться своего в любой ситуации, Джейк явно чувствовал себя не в своей тарелке. — Кресло из гостиной? переспросил он.

— Да, — тихо подтвердила Саша.

— Я принесу оставшиеся вещи, а потом мне надо возвратиться в Мантео, — ни одного слова о поцелуе или о том, как долго она сможет заботиться о его ребенке.

Джейк внес комод с тремя ящиками и несколько пакетов. Стоя у кровати, он посмотрел на внучку.

— Вы думаете, она понимает, где находится?

Саша подошла и встала рядом.

— Конечно! Она различает цвета, хотя не видит деталей. Я уверена, что она может чувствовать окружающую среду.

Джейк засунул руки в карманы джинсов.

— Окружающую среду, гм-м-м? — Он взглянул на розовый китайский коврик, приобретенный в антикварном магазине, на обои цвета слоновой кости и обитый зеленым бархатом диванчик.

Большая часть обстановки состояла из предметов, не понадобившихся ее клиентам, или была куплена на распродажах. Сашу совершенно не беспокоила разномастность мебели.

Сдерживая улыбку, Саша сказала:

— Знаете, я думаю, что она намного разумнее, чем обычные младенцы ее возраста. — Смело взяв Джейка под руку, она разглядывала девочку, зная, что отныне ей постоянно будут мерещиться мужские туфли сорок шестого размера на розовом коврике возле ее кровати.

Черт подери, несмотря на все ее добрые намерения, она снова попала впросак, и теперь, заполучив няньку, Джейк может спокойно заниматься своими делами.

Однако надо отдать ему должное: она уверена, что это произошло не преднамеренно. Джейк был потрясен звонком Тимми. То, что случилось потом, просто случилось.

— Я знаю, что у вас много дел, — пробормотала Саша, надеясь услышать, что ему некуда спешить.

Джейк кивнул, но не сдвинулся с места.

Она постаралась запечатлеть в памяти, как он стоит посередине ее спальни, чтобы утешаться этим воспоминанием, когда Джейк уйдет из ее жизни, хотя, вероятно, это не самая удачная мысль.

Пытаясь найти безопасную тему, чтобы отвлечься от искушения, Саша сказала:

— Мне кажется, что мадам Джемисон — не единственная ваша клиентка. — По словам мисс Марты, им не хватает служащих. Поэтому, пожаловалась она, Джейку пришлось самому заняться расследованием.

Это означает, что он слишком занят, чтобы заботиться о внучке и тем более вступить в связь. И хотя она чувствует к нему сильное влечение один только поцелуй едва не свел ее с ума, — у Джейка нет времени, чтобы развить слабый интерес, который он, возможно, испытывает к ней.

Как постелила, так и поспишь, сказала бы Файлин. Так и будет. Еще одна работающая мать.

Или работающая бабушка? Кем бы она ни была, она справится.

Младенец неуверенно захныкал и расплакался.

Оттолкнув Джейка плечом, Саша сказала:

— Иди к маме, сладенькая. Ну, ну, успокойся.

Все будет хорошо, вот увидишь. — Повернувшись к Джейку, она спросила:

— Куда вы поставили ее бутылочки?

— Иди к маме?

Поддерживая головку ребенка, Саша сказала:

— Тише, не смущайте ее.

— Себя не смущайте. И осторожнее, пожалуйста. Эти безумные туфли… — Джейк хмуро посмотрел на ее ноги.

Саша почувствовала себя уязвленной.

— Разве вы не понимаете, что я знаю этого ребенка ровно столько, сколько вы? Мое имя стоит в документах об удочерении, и поэтому я имею личный интерес. Кроме того, я опытнее вас, — прижимая к себе девочку, заявила она, сердито глядя на Джейка.

— Почему это вы опытнее? У вас был ребенок?

— Сестры-близнецы и брат. Я вам рассказывала о них, помните? Главная нянька и мойщица бутылочек. А в следующем месяце я улетаю в Оклахому, чтобы стать крестной матерью первому ребенку моей лучшей подруги.

Интересно, существуют ли крестные бабушки?

— Что вы собираетесь делать с ней? Я имею в виду мою внучку.

— Сейчас? Вот что я вам скажу. Идите вниз и посидите в гостиной. Я дам вам подержать ее, пока буду приготавливать рожок.

В холодильнике Саша обнаружила кастрюлю с мексиканской едой. Должно быть, Файлин принесла ее от Марти, так что об ужине можно не беспокоиться.

Когда она вышла из кухни, держа в руке бутылочку с детским питанием, Джейк сидел, откинувшись в кресле. Персик, удобно распластавшись на его груди, сосредоточенно сосала кулачок.

— Кажется, она спит. Я боюсь пошевелиться.

Вдруг она заплачет?

Еще одно воспоминание для ее альбома воспоминаний. Суровый охранник в потертых джинсах и выцветшей черной футболке бережно прикрывает большой рукой тельце младенца.

— Многое изменилось с тех пор, как я помогала маме с грудными детьми, — призналась Саша, беря девочку. — В то время мы пользовались настоящими пеленками, теми, которые стирают и снова используют. У нас не было сушилки, поэтому в дождливую погоду пеленки висели по всему дому. Мы не могли позволить себе покупать одноразовые.

19
{"b":"4650","o":1}