ЛитМир - Электронная Библиотека

Взяв руки Саши, Джейк медленно повел их по своему телу. Она с готовностью откликнулась на призыв, испытывая свою способность возбудить его, лаская кончиками пальцев и осторожно используя ногти.

Утром она первым делом избавится от акриловых ногтей.

Наконец, отстранив ее руки, Джейк плавно вошел в нее; вышел и снова вошел. Саша застонала, возбужденно вращая бедрами. Скорее, скорее, скорее!

— Что ты пытаешься сделать, женщина? Хочешь на всю жизнь превратить меня в калеку?

— А у меня получается? — с надеждой выдохнула она.

— Помедленнее, помедленнее, горячка!

Она попыталась схватить его за плечи, но руки соскользнули с гладкой, потной кожи. Джейк принял сидячее положение, уперся спиной в изголовье кровати и поднял Сашу к себе на колени.

— О да, да, — выдохнула она, оседлав его. В неясном свете ночника, его лицо казалось высеченным из камня.

Запрокинув голову, Джейк закрыл глаза. Его напрягшееся тело размеренно двигалось, дыхание с хрипом вырывалось из горла.

Приникнув к нему, Саша отчаянно пыталась войти в ритм мощных убыстряющихся толчков, когда миллионы огней взорвались ослепляющей вспышкой. Словно откуда-то издалека она услышала гортанный вскрик и отголоски собственных безотчетных стонов.

Тяжело дыша, она упала на влажную от пота грудь Джейка. Его глаза были все еще закрыты, руки продолжали сжимать ее бедра.

Как только сознание вернулось к ней, первая мелькнувшая у нее мысль была не о себе, а о младенце наверху. В любой момент девочка может потребовать пищу. Так много лет прошло с тех пор, когда Саша заботилась о новорожденном, что она забыла, какая это нелегкая работа. То, что происходит между ней и Джейком, неизбежно усложнит и без того непростую ситуацию.

Сначала им следовало выработать основные правила.

Какие? Не валять дурака, пока малышке не исполнится год? Или два?

Где будет Джейк к тому времени? И его внучка?

Никаких шансов на то, что она увидит одного из них наверху, в своей спальне.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Секс должен считаться лучшим лекарством от бессонницы, подумала Саша, с наслаждением потягиваясь в постели. Она медленно открыла глаза и поняла, что наступило утро, а она все еще в нижней спальне.

Кто покормил ребенка?

Джейка не было, но кто-то прикрыл ее покрывалом. Вряд ли это сделала фея.

Первая ее мысль была о Персике. Раз уж ей поручили быть главной нянькой, она первоклассно выполнит свою работу. В этом отношении у Джейка не будет оснований для жалоб.

Что касается другого…

Время покажет. У нее ужасный вкус в выборе мужей, но на этот раз речь не идет о браке.

Поднявшись наверх, Саша заглянула в колыбельку, умиляясь тем, что такое прелестное существо находится в ее спальне, пусть даже временно. Но, с другой стороны, в ее доме не стоит ужасающий запах краски и лака, и никто не ползает по крыше, грохоча, словно кавалерийский полк.

У нее есть надежные друзья, которые с радостью побудут с ребенком, если ей придется отлучиться на несколько часов. Есть ли у Джейка надежные подруги?

Как бы там ни было, думать о женщинах Джейка немного поздно.

На туалетном столе стояла полупустая бутылочка. Очевидно, перед уходом Джейк покормил внучку. Саша взяла бутылочку и на цыпочках вышла из спальни. Она перепеленает малышку позже. Сон в этом возрасте очень важен.

Что еще важно? Она помнит, что вдвоем с матерью они с трудом справлялись с близнецами.

Когда родился Бак, ей пришлось заботиться о нем, в то время как мать пыталась обуздать ее неукротимых сестер.

Прошло несколько лет, и три самых младших члена семьи сомкнули свои ряды. Между ними существовала близость, не распространявшаяся на Сашу. Ей повиновались, как главной няньке, но никогда не поверяли своих секретов. В то время это не волновало ее, но, когда она покинула семью, к ее воспоминаниям стала примешиваться печаль.

Бака не стало, но с сестрами она часто болтает по телефону. Когда она позвонит им. Они присылают фотографии, когда она попросит об этом. На Рождество ей присылают открытки, в которых сообщают семейные новости, и она пытается почувствовать себя членом их семей, но настоящей близости между ними нет. И никогда не было.

Может быть, ей тоже написать письмо? Эй, вы все, у меня, наконец, есть ребенок. Мне дали его на время, но ведь я все равно слишком занята, чтобы посвятить ей все свое время. И, между прочим, я опять влюбилась, и на этот раз, думаю, навсегда. Ха-ха.

Десять минут спустя Саша на цыпочках вошла в спальню, где ее встретила пара немигающих голубых глаз на красном, залитом слезами личике.

— Не плачь, милая, — пробормотала она, пытаясь вспомнить слова колыбельной, которую она пела сестрам. Напевая, Саша вымыла и перепеленала малышку. Серьезные голубые глазки следили за каждым ее движением.

— О чем ты думаешь, лапочка? Тебе не понравились все эти переезды? Ты скучаешь по своему дедушке? — несмотря на комок в горле, она рассмеялась. — Я тоже, родная, — прошептала Саша, прижимая к себе ребенка. — Я тоже…

По пути домой Джейк организовал доставку красного «лексуса» в Мадди-Лэндинг. Ему хотелось повернуть назад, заползти в Сашину постель и остаться в ней на все обозримое будущее.

Но если первые четыре мужа не смогли удовлетворить ее, почему он думает, что она заинтересуется вдовцом, перевалившим через пик своей молодости?

Ну, может, не совсем перевалившим — он довольно успешно доказал, что еще годится кое на что. Но все-таки он прост, как картофель с мясом, в то время как она — определенно икра.

Первая остановка офис. Джейк прочитал сообщения и записку, оставленную мисс Мартой. Хэк еще не появился. Ощущая смутное беспокойство, он просмотрел план работы на следующую неделю. Установить две системы; это ему нравится.

Исправить три, что ему совсем не нравится. Дело Джемисона. Несмотря на то что от его услуг отказались, у него осталось неприятное чувство, что работа не завершена.

Во время проверки адресов Джейк на минуту прервался. Господи, у меня появился ребенок!

Он сделал ошибку, позволив Саше ввязаться не в свое дело, но как он мог предотвратить это? Похоже, сама судьба вмешалась в их жизнь.

Саша права в одном: здесь ребенку не место.

Запах стоит ужасающий.

Джейк огляделся, пытаясь беспристрастно оценить свое жилье. Какого черта она имела в виду, критикуя его цветовую гамму? Что плохого, если стены и потолок — белые, а пол — коричневый? Не каждому захочется жить в лиловом доме с зеленой отделкой, который забит мебелью с непроизносимым названием.

Вскоре Джейк принял душ, побрился и переоделся. Он уже вышел из дома, когда зазвонил телефон.

Миссис Джемисон.

Спустя несколько минут он закончил разговор.

Будь он суеверен, он приписал бы все это фазам луны или параду планет. Как оказалось, Джемисон уговорил жену отозвать собак, но, как только она ослабила бдительность, он разорвал брачные узы. По ее словам, у него моральных устоев столько, сколько у гремучей змеи. Ей нужны улики. Они были нужны ей вчера.

Этой леди нужен хороший адвокат, а не частный детектив, подумал Джейк. Что-то здесь не так, но отсутствие доказательств связывает его. К тому же, вероятно, уже поздно.

Но так как задаток все еще у него, ничто не мешает снова установить слежку за коттеджем, так как миссис Джемисон уверена, что именно там ее супруг встречается со своей пассией. Хотя, кроме некой сексапильной рыжеволосой особы на верхней галерее, там никого не было.

Прежде чем уйти из офиса, Джейк попытался связаться с сыном. В течение последних часов он оставил ему несколько сообщений. На этот раз ему удалось дозвониться с первого раза.

— Привет, папа, я как раз собирался позвонить тебе. Господи, я схожу с ума от беспокойства! Ты ее видел? Все в порядке? Черил согласна отдать ее тебе?

— Ну-ну, не так быстро. Во-первых, все прекрасно. Кажется, Черил довольна. Я сказал, что при желании она может повидаться с ребенком.

23
{"b":"4650","o":1}