ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не беспокойтесь об этом, — сказала она, — у меня много друзей.

Джейк уверил ее, что не испытывает ни малейшего беспокойства.

Так почему же, подумал он, ему хочется найти какой-нибудь предлог, чтобы развернуться и направиться в Мадди-Лэндинг?

Кстати, как, черт возьми, она узнала номер его телефона?

— Проклятье, Хэк, ты же знаешь, что никому не должен давать мой номер! — сердито сказал Джейк, когда через сорок пять минут он хлопнул дверью своего офиса. Ну и вонища! Ничего удивительного, что мисс Марта находит любые предлоги, чтобы не являться на работу. Он хотел открыть все окна и отключить кондиционеры, чтобы избавиться от запаха краски, но Хэк заявил, что влажность губительна для компьютеров.

— Эта женщина Лэзитер? Но ведь она позвонила и сказала, что забыла что-то в твоей машине.

Откуда я мог знать, что она врет?

— Тебе платят, чтобы ты знал, черт подери!

— Ну да. Мне платят за то, чтобы я собирал устройства, которые ты придумываешь, и проверял, как они работают. Мисс Марта должна заниматься телефонными звонками — для этого ты ее нанял, — только сегодня она ушла рано, так как ей нужно быть на похоронах. А где, интересно, был ты? Несколько часов назад звонила мадам Джемисон, сказала, чтобы ты немедленно позвонил ей. Я не смог дозвониться до тебя.

Джейк выразил свои чувства коротким ругательством. Несколько часов назад он находился в больнице. Хэк мог легко связаться с ним… если бы он не оставил телефон в машине.

Джейк набрал первые три цифры номера, когда его осенило. Ему нечего сообщить; у него нет абсолютно ничего, что могло бы помочь ей в суде.

Он спрятал телефон. На длинном худом лице Хэка застыло выражение насмешливого любопытства. Не сказав ни слова, Джейк открыл дверь в свой личный кабинет, размерами напоминавший три телефонные будки и заваленный вещами, которые переносились из комнаты в комнату по мере продвижения малярных работ. Содержимого его офиса хватило бы на пять телефонных будок, раздраженно подумал он. Во всем доме шел ремонт, который откладывался слишком долго. Последний ураган повредил крышу, состояние которой ухудшилось, когда сильный северо-восточный ветер обрушил дерево на угол дома.

Кругом царит хаос.

И у него в душе тоже.

Ее туфля. Он поднял ее и сунул в карман, когда нес Сашу по лестнице. Вряд ли в ближайшее время она сможет застегнуть застежку на щиколотке, но если ей нужна эта туфля — она валяется у него на заднем сиденье, — он завезет ее завтра.

Или послезавтра. Не горит, сказал себе Джейк, углубляясь в дело Джемисона.

С другой стороны, не будет никакого вреда, если он позвонит и скажет, что туфля у него.

Саша доковыляла до спальни, переоделась и затем, взяв из холодильника пакет с замороженной кукурузой, устроилась на кушетке, чтобы позвонить подруге. Марти и Коул только что вернулись из свадебного путешествия, проведя медовый месяц в местечке Исла-Мухерес, иначе называемом Остров женщин.

— Привет! Ты уже отдохнула после всех бессонных ночей?

Саша поднесла телефон к уху и поправила холодный пакет. Перед этим она сняла повязку, чтобы посмотреть на распухшую щиколотку. Отныне, если ей предстоит карабкаться по лестнице, в которой больше трех ступенек, она будет надевать разумную обувь, даже если это убьет ее — что, вероятно, и произойдет. Все, что можно назвать разумным, несомненно, губительно для ее эго.

— Послушай, кажется, у меня есть кое-кто для Лили, — без предисловия заявила Саша. Однако ей пришлось выслушать восторги Марти мексиканской кухней, музыкой и местными легендами, которые она уже слышала днем раньше. — Так как насчет мужчины для Лили? — спросила она, когда Марти на мгновенье умолкла, чтобы перевести дыхание. — Я почти уверена, что он холост. По нашей десятибалльной шкале он на одиннадцатом месте и…

Ей пришлось выслушать поток вопросов, в который затесался рецепт приготовления «уэвос ранчерос» — яиц по-мексикански. Когда ей удалось вставить слово, она сказала:

— Спасибо, душечка. В сравнении с Файлин я чудо-кулинар, но это не означает, что я рискну приготовить блюдо, название которого не могу произнести. Итак, вернемся к Джейку. Я не знаю, есть ли сейчас у него кто-нибудь, это нам придется выяснить, но…

Постукивая сохранившимися акриловыми ногтями по кофейному столику, Саша раздумывала о мужчине, который, весьма вероятно, выбросил ее туфлю. Джейк не перезвонил, но ведь с тех пор, как он уехал, она все время висит на телефоне: сначала позвонила Дейзи, чтобы узнать, когда родится ребенок, затем справилась в больнице, когда ей можно будет водить машину.

— Кто, Дейзи? — повторила Саша, когда взволнованный голос Марти вернул ее к действительности. — Роды через три недели, я только что разговаривала с ней. Келл обещал сообщить мне, и я немедленно вылечу.

— Но ты же ненавидишь летать, — напомнила ей Марти.

— Не я, а мой вестибулярный аппарат. Все остальное во мне выдержит, если, конечно, я полечу первым классом, — ради Дейзи она согласна вынести чудовищную головную боль. Третья участница знаменитого трио свах ожидала в июне прибавления семейства, и Саша пообещала стать ребенку крестной матерью. Крестник, даже в далекой Оклахоме, возможно, поможет заполнить пустоту, которая с годами становится все мучительнее.

Именно чувство пустоты и сознание безжалостного бега биологического времени заставили ее пройти через четыре брака в поисках будущего отца для ребенка, которого она жаждала всеми фибрами души. Будучи замужем за мужем номер четыре, Саша узнала, что из-за эндометриоза ее надеждам на материнство вряд ли суждено осуществиться.

— Ну, ладно, дорогая, увидимся через пару дней, пообещала она.

Из антикварного стула с обезьяной на спинке получается вполне сносная палка, если упираться в пол всеми четырьмя ножками. Саша не рассказала Марти о том, что с ней случилось, зная, что подруга бросит все дела и примчится к ней, а ей совсем не нужны суетливая опека сочувствующих друзей. Сашу не раз называли чересчур самоуверенной, но она гордилась своей независимостью, которая давалась ей отнюдь не легко.

Она направлялась в кухню, чтобы заменить кукурузу, успевшую разморозиться, пакетом зеленого горошка, когда телефон зазвонил снова. Ей не хотелось поднимать трубку, но она ожидала звонка от агента по недвижимости.

Вместо Кейти Макайвер Саша услышала мужской голос, подействовавший на нее, как бархат на голую кожу.

— Привет! Золушке не нужна туфелька?

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

-Она у вас? — с придыханием в голосе спросила Саша. Она задыхалась только тогда, когда бегом поднималась на третий этаж. Но чтобы у нее захватывало дух от звука мужского голоса или от мысли о паре погубленных туфель, которые стоили больше, чем она могла позволить себе! Мучения, которые они причиняли ей, — ничто по сравнению с двенадцатью сантиметрами, которые каблуки добавляли к росту и выгодно подчеркивали самое красивое в ее фигуре — ноги.

— Каблук сильно поврежден, — сообщил Джейк, но мне кажется, что с него можно снять кожу и покрасить. Хотите, я привезу его?

— Мне, право, не хотелось бы обременять вас… Саша машинально пригладила растрепанные волосы. На ней был удобный старый кафтан. И ни капли косметики на лице.

— Днем я буду в ваших краях, — Джейк сделал паузу, словно ожидая, как она отреагирует. — Я мог бы завезти ее.

Саша хотела сказать, чтобы он не беспокоился, но желание снова увидеть Джейка оказалось слишком сильным. Учитывая то, как они познакомились, — и, главное, ее печальный опыт с мужчинами, — оно было совершенно неразумным. Но стоит ей только взглянуть на Джейка Смита, как она забывает все, что знает о мужчинах. Строго говоря, он даже не отличается красотой. Но с другой стороны, привлекательная внешность, модная одежда, дорогая машина и изысканные манеры гроша ломаного не стоят, когда приближаешься к определенному возрасту.

У Джейка Смита ничего этого нет. Вот только чувствовать он заставляет ее как-то особенно.

9
{"b":"4650","o":1}