ЛитМир - Электронная Библиотека

— Так и быть, побуду наживкой. Все ж лучше, чем сидеть в душном офисе, пропитанном запахом скипидара. Сколько раз я говорила, что одно окно не разорит его драгоценную «Джеймс & Джеймс Ламбер Компани».

— А кто второй Джеймс? — полюбопытствовала Мэгги.

Сюзи скривилась.

— Я. Отец не теряет надежды на это. Ты в этом пойдешь? — Она ткнула пальцем в наряд Мэгги застегивающееся спереди платье-рубашку до середины икр. — Если ты хочешь заполучить ковбоя, выбрось этот саван. Неужели в твоем чемодане не найдется ничего посексуальнее?

Мэгги швырнула в Сюзи попавшуюся под руку брошюру с улыбающимся Перри Силвером на обложке и со смехом плюхнулась на свою койку.

Во время ужина за главным столом произошли изменения — теперь во главе его на единственном стуле с подлокотниками, смахивающем на трон, восседал Перри. Справа от него удостоилась чести сидеть Джени, рядом с ней Бен, затем Джорджия и Чарли, рядом с которым, замыкая круг, сидела еще одна пожилая женщина — бывшая медсестра.

— Как могло получиться, что все мужчины, которых и так всего три, сидят за одним столом? проворчала Сюзи, пробираясь к их маленькому столику у самой кухни.

Мэгги не сильно волновал этот вопрос. Скорее, она была даже довольна таким раскладом» потому что вовсе не горела желанием сидеть за одним столом с тремя мужчинами, двое из которых, хоть и по разным причинам, заставляли ее нервничать.

— Интересно, как я буду выглядеть с розовыми волосами? — спросила Сюзи, принимаясь за свиные котлеты с картофелем и салатом из капусты кулинарный шедевр двух бывших библиотекарш и бухгалтерши, дежуривших сегодня на кухне.

— Если ты имеешь в виду Джени, то они, скорее, персикового цвета, а не розового.

— Неважно. Главное, что нашему ковбою они нравятся. — В глазах Сюзи прыгали чертики — она явно подначивала Мэгги.

Нашему ковбою?!

В этот момент к ним присоединилась Энн, чья аллергия, похоже, немного ослабла.

— Я поставила нас троих дежурить на завтра, не возражаете?

Мэгги заметила:

— Честно говоря, когда я собиралась сюда, я была уверена, что еда включена в обслуживание.

Энн покачала головой.

— Ты просто не читала то, что написано мелким шрифтом. Там было сказано, что будут обеспечены продукты и утварь.

— Час от часу не легче. Я не умею готовить. Разогреть в микроволновке — предел моих кулинарных способностей, — призналась Сюзи.

— Я умею. — Мэгги вздохнула. — Правда, обычную домашнюю еду, безо всяких изысков. Я занимаюсь этим в течение последних лет, с тех пор, как у моего отца определили повышенный холестерин.

— Никогда не знала, где находится этот самый холестерин, — без тени улыбки заметила Энн. Век живи, век учись. Предлагаю назначить Мэгги шеф-поваром, Сюзи будет накрывать и убирать, а я — мыть посуду. Ты согласна, Мэгги?

Они поболтали о еде, о мужчинах и о нарядах.

Затем снова о мужчинах. Мэгги решилась на небольшую провокацию, бросив выразительный взгляд на Сюзи.

— Знаете что? Мне кажется, не так уж он и хорош.

— Кто? Бен Хантер? Поверь мне, он просто великолепен! — ответила Сюзи.

— Я о нашем учителе. Вам нравятся его работы?

— Ну, он считается вполне приличным художником, особенно среди любителей реализма. Энн оказалась достаточно осведомленной, если учесть, что большую часть занятий она пропустила.

Мэгги хотела сказать, что работы Перри очень напоминают ей календарь, который висит у отца в офисе, но в этот момент Сюзи схватила ее за руку.

— Он идет! — прошипела она.

Бен подошел и остановился за стулом Мэгги.

Она чувствовала его всеми своими нервными окончаниями, но оборачиваться не стала, рискуя ткнуться лбом в пряжку его пояса или чуть ниже.

— Привет-привет, — протянула Сюзи. — Познакомься, Бен. Это — Энн. Энн, это Бен. Энн наша третья соседка, она приехала вчера поздно вечером.

— Мы уже встречались, спасибо. — Он коснулся рукой плеча Мэгги, отчего ее дыхание тут же сбилось. — Уделишь мне минутку? Не возражаете, девушки!

— Конечно, нет, — ответила Энн.

Сюзи многозначительно ухмыльнулась.

Мэгги никак не могла справиться с дыханием, но отодвинула стул, поднялась и вышла вслед за Беном на веранду.

Дура, дура, дура!

ГЛАВА ПЯТАЯ

— Какой прекрасный закат! — воскликнула Мэгги нервно. Странно, она никогда не нервничает.

— Да. И зелено вокруг. Очень отличается от того места, откуда я приехал. — Голос Бена звучал странно возбужденно, и смотрел он вовсе не на пейзаж, а прямо на Мэгги.

— А откуда ты приехал?

— Из… Западного Техаса. Небольшой городок, о котором мало кто слышал. Места вполне пригодные для жизни, если не считать муравейников.

— Не сомневаюсь, что там есть свои красоты, пробормотала Мэгги.

В чем она действительно не сомневалась, так это в том, что Бен вытащил ее на улицу вовсе не затем, чтобы побеседовать о географии и природе. Но тогда зачем? Что он хотел сказать ей такого, что не должны были услышать остальные?

— Мэгги? — Ей показалось или он действительно враз охрип?

Бен поднял руки и тут же опустил их.

У Мэгги перехватило дыхание.

Бен снова поднял руки и на этот раз взял в ладони ее лицо. Приподняв его, он стал медленно наклонять голову, пока не коснулся ее губ своими.

Мягкие, теплые, чуть влажные, они нежно ласкали ее губы, ни к чему не принуждая и ничего не требуя.

Когда Бен поднял голову и посмотрел ей в глаза, единственным желанием Мэгги было притянуть его голову обратно, приникнуть к его губам и позволить случиться всему, что суждено.

Бен откашлялся и опустил руки ей на плечи. В сгустившихся сумерках его глаза казались почти черными под полуприкрытыми веками. Даже если бы от этого зависела ее жизнь, сейчас Мэгги не смогла бы произнести ни слова.

— Как ты смотришь на то, чтобы объединиться?

Она ожидала чего угодно, но только не такого странного предложения.

— Ты имеешь в виду дежурство на кухне?

Бен рассмеялся, и от этого низкого чувственного смеха у Мэгги родилось ощущение, как будто кто-то перышком провел от подошв ее ног до ушей.

— Нет, я не об этом. Но если ты настаиваешь, мы можем рассмотреть и это предложение тоже.

— Тогда о каком объединении ты говоришь? осторожно спросила Мэгги и отступила, надеясь, что в некотором отдалении от него ее голова будет соображать лучше. Это помогло, но… не особенно. Все ее мысли по-прежнему были о поцелуе. Конечно, ее и раньше целовали много раз… ну, не то чтобы много, но достаточно, чтобы понять, что технически все поцелуи похожи — приоткрытый рот, ищущий язык — и всех дел-то.

Но поцелуй Бена был совсем другим. Романтическая оптимистка, жившая глубоко внутри прагматичной натуры Мэгги, очень надеялась, что он был предназначен лично ей, той женщине, которой она была на самом деле, а не просто более-менее привлекательной особи противоположного пола.

Бен больше не смотрел ей в глаза. Подбросив носком ботинка небольшой камешек, он сказал:

— Ты не могла не заметить, что здесь я явно не в своей лиге.

Мэгги не сразу, но довольно быстро сообразила, о чем он говорит.

— Ты о… рисовании?

— И о нем тоже. Я здесь не для того, чтобы учиться рисовать. Понимаешь, у меня есть бабушка…

Мэгги поняла, что Бен пригласил ее именно ради этого разговора. Иначе как можно объяснить этот резкий переход от самого лучшего поцелуя в ее жизни к разговору о родственниках.

— Мисс Эмма — она настаивает, чтобы я именно так называл ее, — несмотря на то, что ей под восемьдесят, живет одна. Она сама занимается домом, садом, активно участвует в общественной жизни, посещает всякие выставки. Недавно она вместе с парочкой подруг закончила компьютерные курсы.

Мэгги окончательно спустилась с небес на землю.

— Так ты здесь, чтобы проверить Школу Силвера прежде, чем сюда приедет твоя бабушка? Неужели во всем Техасе нет подобной школы рисования?

10
{"b":"4652","o":1}