ЛитМир - Электронная Библиотека

Чарли продолжал самозабвенно перебирать пластинки, и тут кто-то тронул Мэгги за плечо.

— Потанцуем? — услышала она голос Бена. Чарли, как вам не стыдно! Вы отбиваете у меня девушку.

Мэгги не знала — то ли стукнуть Бена, то ли поцеловать. Решить она не успела, поскольку уже была в его объятиях и он уверенно вел ее по небольшому пространству, освобожденному для танцев. Она молчала, опасаясь, что если откроет рот, то обязательно спросит, почему он сначала перетанцевал со всеми женщинами, а с Сюзи даже дважды, прежде чем вспомнил о ней.

Бен оказался очень умелым танцором. Разница в росте не только не была помехой, а, наоборот, позволила Мэгги удобно прижаться щекой к его груди и слышать, как бьется его сердце.

Тук, тук, тук, тук-тук, тук-тук…

Интересно, почему его сердечный ритм вдруг ускорился? Но ведь не оттого же, что он танцует с ней?

Мэгги чувствовала, как от его теплого дыхания чуть шевелятся волосы у нее на макушке.

Когда ее рука, лежавшая у него на плече, устала, она обвила ею его талию. Пластинка оказалась долгоиграющей, на ней были записаны популярные песни разных исполнителей, поэтому медленная мелодия сменялась быстрой, рок-джазом, но Бен продолжал танцевать в одном ритме, не выпуская ее из объятий. Они просто медленно покачивались на месте, почти не слыша музыки.

Мэгги ничего не видела и не слышала вокруг, наслаждаясь ощущением его большого гибкого тела, легким запахом мыла и неровным биением сердца под ее щекой. Ей казалось, что прикосновение его большой руки к ее спине она будет чувствовать еще несколько недель.

Бен снова принялся подпевать. Мэгги не столько услышала это, сколько почувствовала вибрацию, на которую ее тело немедленно отреагировало самым однозначным образом, а именно всплеском возбуждения. Под платьем на Мэгги были лишь трусики-стринги и шелковый бюстгальтер. Ее груди, небольшие от природы, казалось, увеличились и отяжелели в ожидании ласки, а соски затвердели и стали очень чувствительными.

К тому моменту как пластинка закончилась, Бен подвел ее к двери, выходящей на веранду.

Она слышала его учащенное дыхание даже на фоне приглушенного разговора женщин, собравшихся за столом, чтобы сыграть в карты.

Сюзи, похоже, заскучала и ушла спать. Мэгги почувствовала себя виноватой в том, что самый привлекательный мужчина так долго уделял внимание ей одной.

По молчаливому соглашению они направились к качелям. Рука Бена по-прежнему лежала на ее талии, как будто он забыл убрать ее после танца. Вечер был настолько тихим, что можно было услышать, как в нескольких милях отсюда проезжают по шоссе редкие автомобили.

Остановившись в тени разросшейся глицинии, Бен развернул Мэгги к себе лицом.

— Ты должна кое-что узнать.

Я уже знаю все, что мне нужно. Я знаю, что у меня серьезные проблемы, особенно если выяснится, что ты испытываешь ко мне совсем другие чувства, чем я к тебе. Я знаю, что ни один мужчина не притягивал меня так, как ты…

— Эй вы, двое! Мы вам не мешаем?

Голос Чарли подействовал как ушат холодной воды. Бен напрягся, но не выпустил Мэгги из своих объятий. Она же от стыда зарылась зардевшимся лицом в грудь Бена, успев заметить рядом с Чарли Джени.

— Извини, приятель. Я не знал, что здесь занято.

— В любом случае, уже поздно, — пискнула Мэгги. — Я лучше… Уже пора… — От разочарования она была готова расплакаться.

Поначалу она подумала, что Бен не отпустит ее, но он разжал объятия, успев чмокнуть ее в макушку.

— Завтра, — сказал он. Это прозвучало как обещание.

И все равно Мэгги хотелось хлопнуть дверью, затопать ногами, как раскапризничавшемуся ребенку. Только это был не каприз, а боль разочарования от неудовлетворенного желания. Она хотела этого мужчину. Она уже очень давно никого так не желала, начиная с…

Она никогда не испытывала подобного желания.

Сюзи наносила очередной слой лака на ногти ног. Подняв взгляд на вошедшую Мэгги, она отбросила с лица волосы и усмехнулась.

— Я думала, ты придешь не так скоро.

Мэгги разулась и взяла футболку, которую использовала в качестве ночной рубашки.

— А ты попробуй уединиться в доме, где находится пятнадцать человек, — отшутилась она.

— Ну, можно попробовать в подвале или на чердаке.

— Забудь об этом. Я здесь совсем по другому поводу.

— Не хочешь говорить об этом?

Мэгги резко повернулась и ответила вполне серьезно:

— Не хочу даже думать.

Ночью Мэгги спала очень крепко и проснулась от громкого смеха, доносившегося из кухни. Похоже, Сюзи и Энн уже давно встали и готовили завтрак для тех, кто предпочитает что-нибудь более серьезное, чем сухое мюсли. Чувствуя себя виноватой, Мэгги помчалась наверх, дождалась, пока освободится душ, быстро привела себя в порядок, оделась в старые джинсы и спортивную рубашку и, не воспользовавшись косметикой, поспешила на кухню. Пусть никто не думает, что она всерьез восприняла вчерашний вечер. Под «никто», естественно, подразумевался, Бен Хантер.

Несколько человек уже находились в большой комнате, наблюдая за тем, как по дорожке к дому идет человек в униформе, с трудом неся огромную коробку.

— Если эта коробка и вправду такая тяжелая, как кажется, молодой человек рискует заработать грыжу, — пошутил Чарли.

В кухне Энн уже сварила кофе, а Сюзи держала в руках сковороду с таким видом, будто видела этот предмет впервые.

— Эй, кто-нибудь может принять эту посылку и расписаться? — крикнул посыльный с порога.

С боковой веранды вошел Бен.

— Конечно. Давайте ее мне. — Если он и заметил присутствие Мэгги, то ничем не показал этого.

Она решила не поддаваться разочарованию, поскольку и сама толком не знала, чего ожидала, ведь прошлой ночью, по сути, ничего не произошло.

Поскольку Силвера никто не видел, Бен расписался и дал чаевые посыльному, что в глазах Мэгги сделало его чуть ли не героем.

— Не пытайся ее поднять, сынок, — заметил Чарли. — Эти ребята, посыльные, знают, как правильно таскать такие тяжести, а ты можешь надорваться.

— Интересно, что в коробке, — пробормотала Джени, присоединяясь к остальным. Выглядела она потрясающе. Мэгги подумала, что когда она состарится, то возьмет образ Джени Бургер за образец.

Видимо, Чарли тоже понравилось то, что он увидел, и Мэгги сразу же вспомнила этих двоих на качелях.

Джени наклонилась и стала изучать адрес на коробке.

— Гонконг? Господи, кто может знать Силвера в Гонконге?

В этот момент до Мэгги донесся запах подгоревшего бекона, и она бросилась в кухню на помощь Сюзи. Взбивая яйца, она выбросила посылку из головы и стала думать о самых разных вещах — предстоящих занятиях, эзотерике, о том, действительно ли гингко билоба улучшает память, и о том, что нет ржаного хлеба, а есть только белый.

Перри появился с опозданием. При виде огромной посылки у порога он смутился.

— Оставьте ее, — резко бросил он Бену, который хотел убрать коробку, чтобы та не загораживала проход. — Где Энн?

— Она варила кофе, но расчихалась, расшмыгалась и ушла. Наверное, в комнату, — ответила Сюзи. — Завтракать будете?

Не удостоив Сюзи ответом, маэстро рванул по направлению к комнате, которую Энн делила с Мэгги и Сюзи. Мэгги едва не сожгла омлет, задумавшись, что уже не впервые замечает какую-то связь между Перри и их чихающей соседкой. Она даже попыталась расспросить Энн, но та быстро перевела разговор на журналистику.

Джени и Джорджия предложили помыть посуду после завтрака, чтобы все успели освободиться к началу утреннего занятия, которое, как выяснилось, должно было состояться на открытом воздухе.

— Мои извинения, дорогие, но ближе к вечеру обещали дождь, так что я решил несколько изменить наши планы, — оповестил Перри.

— Я еще вчера сказала ему, что будет дождь, потому что накануне мои кости не давали мне спать, — заметила одна из женщин, бывшая школьная учительница.

Так называемый пленэр предполагал вытаскивание из студии всех принадлежностей. Кое-кто из учеников соорудил себе некую конструкцию, объединяющую табурет и горизонтальную подставку, остальные, включая Мэгги, были вынуждены довольствоваться карточными столиками, которые не были ни достаточно большими, ни устойчивыми. Когда ее детское ведро с водой опрокинулось во второй раз, Бен предложил ей свою помощь.

13
{"b":"4652","o":1}