ЛитМир - Электронная Библиотека

Но несоответствие в росте не мешало ей наслаждаться кофейно-мятным вкусом его поцелуя.

Когда рука Бена спустилась по ее спине вниз и легла на ягодицы, Мэгги захотелось тут же сорвать с себя одежду. Ее маленькие груди, казалось, увеличились вдвое в ожидании его ласки.

Стоило Бену обнаружить, что на ней нет бюстгальтера, он активизировал свои действия.

Подушечками больших пальцев он нежно потер ее затвердевшие соски, отчего между бедер Мэгги сразу стало горячо и влажно в ожидании того, что должно было бы последовать…

Но только ничего не последует. Во всяком случае, не при ярком свете дня на глазах любого, кто вздумает глянуть в окно. Мэгги была готова зарыдать от разочарования. Еще никогда ее так не целовали — так по-настоящему, так умело. Она могла бы никогда не узнать, каким многогранным инструментом в поцелуе может быть язык.

Бен медленно поднял голову и пристально посмотрел ей в глаза. Дыхание его было частым и прерывистым, как и ее собственное.

— Пойдем, — хрипло прошептал он и, прежде чем она могла бы воспротивиться, чего, впрочем, делать не собиралась, буквально потащил ее за собой через заросли горного лавра вниз по узкой тропинке.

— Куда ты меня тащишь? — задыхаясь от быстрой ходьбы, спросила Мэгги.

— К водопаду, — коротко и сосредоточенно ответил Бен. Он остановился, обернулся и снова заключил ее в свои объятия. На этот раз, после того, как поцелуй закончился, не осталось ни малейшего сомнения, зачем они туда идут.

Туда, где смогут остаться наедине. Туда, где никто не наткнется на их обнаженные сплетенные тела, потому что ясно, как белый, вернее, серый день, что они окажутся обнаженными и сплетенными в объятиях, как только найдут более или менее ровный клочок земли.

Ровным он был весьма относительно. Покрытый темно-зеленым мхом, окруженный огромными валунами, он был не больше ее койки в комнате на троих. Бен опустил Мэгги на мох. Откуда-то неподалеку слышался шум падающей воды, но все внимание Мэгги было приковано к мужчине, стоящему на коленях рядом с ней. С тихим ругательством он торопливо стянул через голову рубашку — видимо, расстегнуть ее у него не хватило терпения. В это мгновение луч солнца, пробившийся сквозь тучи, преломился на его широких плечах.

— Мэгги?..

— Да. — Именно одного этого слова он ждал; именно оно было ему нужно. Нужно им обоим.

С пуговицами и молниями было покончено в мгновение ока, и Мэгги с нетерпением ждала, когда Бен стащит с себя ботинки, чтобы снять джинсы. В одной только полоске желтых кружев красивое белье было ее маленькой слабостью Мэгги легла на бархатистый мох и наблюдала за завершающей стадией стриптиза.

Увидев, что у Бена подрагивают руки, Мэгги вдруг почувствовала себя желанной и впервые ощутила свою женскую власть. Она жадно впитывала взглядом все мельчайшие подробности постепенно обнажающегося мужского тела, которое оказалось совершенным. Во всех местах, даже в тех, которые обычно не загорают, оно было ровного цвета кофе капуччино. Черные завитки волос на груди стрелой уходили вниз, где…

— О, мой бог, — восторженно прошептала Мэгги, когда Бен отбросил джинсы в сторону и предстал перед ней во всем великолепии своей наготы.

— Ничего не говори, ни о чем не думай, просто позволь мне…

Мэгги не смогла произнести ни слова, даже если бы от этого зависела ее жизнь. Из искр, вспыхнувших в тот момент, когда она впервые увидела его, разгорелось испепеляющее пламя. В одно мгновение из рассудительной и здравомыслящей женщины Мэгги превратилась в необузданное и распутное создание, которое не волновало ничего, кроме всепоглощающего желания. Она не чувствовала ни легкого ветерка, обвевающего ее обнаженное тело, ни прохладной влажности мха, на котором лежала, только руки Бена, его большое возбужденное тело.

Ее руки порхали по его спине, подгоняя, подталкивая, торопя.

Сейчас, сейчас… Пожалуйста!

Но он не торопился, покрывая нежными поцелуями все ее тело, спускаясь ниже, ниже…

— Пожалуйста! — сдавленно крикнула она, когда его губы приникли к самому чувствительному месту.

— Я… Подожди минутку, — прохрипел он и отпрянул.

Доведенная до безумия его ласками, Мэгги испугалась, что он решил остановиться, но потом увидела, что он лихорадочно роется в карманах своих джинсов.

— Не вздумай остановиться теперь, — на всякий случай предупредила она.

— Обычно он у меня всегда с собой… Я не уверен, но мне казалось, что он должен быть… — бормотал Бен.

Наконец он вернулся к ней, и Мэгги закрыла глаза. Бен быстро надел презерватив, хотя руки не очень хорошо слушались его, а сердце грозило проломить ребра. Он никогда не думал, что может прийти в такое неистовое возбуждение от нескольких прикосновений к почти незнакомой маленькой женщине, которая даже не была в его вкусе. Один поцелуй, одно прикосновение — и вот уже пламя готово испепелить их обоих.

Бен развел бедра Мэгги и встал между ними на колени.

— Прекрасно, — хрипло прошептал он. — Как же я мечтал об этом.

Накрыв ее своим телом, он снова стал целовать ее глаза, шею и плечи, вдыхая пьянящий аромат ее тела — смесь мыла, шампуня и возбужденной женщины. Он целовал ее груди, уделив особое внимание темно-розовым пикам сосков, которые будто тянулись навстречу его губам. Получили свою порцию жарких поцелуев и ложбинка между грудями, и живот, и впадинка пупка, и бедра… К тому времени, как он вернулся к ее губам, Мэгги уже не контролировала себя и тихо поскуливала от возбуждения.

Бен и сам уже не мог сдержать дрожи нетерпения:

— Я хочу, чтобы тебе было хорошо, моя сладкая…

В ответ Мэгги притянула его к себе своими маленькими, но на удивление сильными руками.

Больше не было сказано ни слова, пока не поутихло объявшее их пламя страсти.

Как только Бен обрел способность соображать и шевелиться, он перекатился на спину, увлекая Мэгги за собой. Она оказалась распростертой на нем, как легкое влажное одеяло. Бен подумал, что мог бы лежать вот так, не шевелясь, несколько дней, но тут снова послышались раскаты грома, на этот буквально над их головами.

— Мэгги, мне кажется, вот-вот пойдет дождь…

— Ммм…

— Хочешь вернуться?

Мэгги помотала головой.

— Ммм…

Закрыв глаза, Бен блаженно усмехнулся.

— Я тоже.

Первая капля дождя упала ей прямо пониже спины. Остальных Мэгги попросту не заметила, потому что под ней Бен явно возвращался к активной жизни. На этот раз, поскольку она все равно уже была сверху, Мэгги взяла дело в свои руки.

По дороге к дому ни один из них не произнес ни слова. Мэгги — потому что едва поспевала за ним, а Бен… Наверное, из личного опыта он знал, что опрометчивые слова, сказанные в первый момент «после», могут обернуться для мужчины большими проблемами. Во всяком случае, так себе представляла Мэгги.

Она ошибалась. В голове Бена была лишь одна мысль: «Господи, женщина, что ты со мной делаешь?»

Он пребывал в страшной растерянности. У четверых из семи полицейских, с которыми он наиболее тесно сотрудничал, был за плечами как минимум один развод, двое находились на грани.

И все это в маленьком тихом городке, где почти все жители так или иначе знают друг друга.

Он слышал, как тяжело дышит за его спиной Мэгги, взбираясь вслед за ним по крутой тропинке. Наверняка ее тоже одолевают разные мысли.

— Эй! Увидимся на уроке, да?

Какой черт дернул его сказать это?

В ответ — тишина.

В мужском туалете Чарли застирывал пятно на одной из своих рубашек.

— Ты пропустил ленч, — заметил он. — Не знаю, кто делал закупки, но у нас по-прежнему нет самых необходимых продуктов. Ржаного хлеба, например. Ты собираешься принять душ? Разве ты не принимал его с утра?

— Пообщался с ядовитым плющом.

— Плохо дело. В подвале есть стиральная машина, если вдруг потребуется. И сделай воду погорячее.

Бен встал под душ и до отказа открутил воду, чтобы избавиться от необходимости врать дальше, тем более у него давно сложилось впечатление, что Чарли исключительно проницательный человек.

20
{"b":"4652","o":1}