ЛитМир - Электронная Библиотека

Наблюдая за тем, как Бен в несколько прыжков достиг их убежища, Мэгги невольно вспомнила все пошлые анекдоты о мотелях и любовниках.

Но с другой стороны, в сложившихся обстоятельствах остановиться и переждать дождь было единственно правильным решением. Это вовсе не означало, что, едва отперев дверь, они повалятся в кровать. В конце концов, они могут мило побеседовать, обсыхая и дожидаясь, когда стихнет дождь. Это можно рассматривать как замечательную возможность познакомиться поближе — рассказать друг другу о детстве, поделиться успехами в выполнении миссии, самовозложенной на каждого. Но на это уйдет не более двух минут, а что потом?

Как будто она не знает!

Мэгги намеренно гнала от себя мысль о том, что спустя несколько дней, когда закончится обучение, они разъедутся по домам и каждый пойдет по жизни своей дорогой. Так же намеренно она не спрашивала Бена и о его планах на будущее, потому что, во-первых, это не ее дело, а во-вторых, она просто боялась услышать, что в его планах ей места не предусмотрено.

Несмотря на короткое расстояние до заветной голубой двери, они успели промокнуть до нитки, потому что дождь продолжал лить как из ведра.

Мэгги даже не удивилась, увидев, как от мокрой рубашки Бена, прилипшей к телу, пошел пар. Его промокшие ботинки противно поскрипывали при каждом шаге.

— Надеюсь, здесь достаточно полотенец, — сказал он, распахивая дверь в малюсенькую ванную.

Оглядывая комнату, Мэгги испытала чувство неловкости, поскольку доминировала в ней огромная кровать, накрытая покрывалом из синели.

Вместо стандартного паласа по вытертому деревянному полу были разбросаны несколько маленьких ковриков.

— Это напоминает мне иллюстрацию из одной книги, — с серьезным видом заметила Мэгги. — То ли «Златовласка», то ли «Красная Шапочка».

— Разница же очевидна. — Бен набросил полотенце ей на голову и стал вытирать волосы. — Зависит от того, кто лежит в постели — волк или медведь.

Естественно, в ту же секунду они оба уставились на кровать, которая, казалось, начала увеличиваться в размерах, пока не заняла всю комнату.

Бен закашлялся. Он выглядел таким же напряженным и возбужденным, какой чувствовала себя Мэгги. Неожиданно Бен бросился к окну и стал его дергать, пытаясь открыть. Убедившись в тщетности своих попыток, он приоткрыл входную дверь.

— Нужно проветрить. Здесь какой-то застоявшийся воздух, — объяснил он хриплым голосом.

Он начал расстегивать свою рубашку, и Мэгги мысленно взмолилась: «Только не сейчас, не так сразу!» Она смотрела куда угодно, только не на Бена, раздевающегося посреди комнаты.

— Посмотри, какая отличная мебель, — с неуместной восторженностью заметила Мэгги. — Я имею в виду, она из настоящего дерева. — Сглотнув ком в горле, Мэгги пересекла комнату и коснулась листка растения в горшке. — И цветок настоящий — по-настоящему пыльный и засохший.

Отлично, Мэгги! Ты просто сразила его своим даром вести непринужденную светскую беседу.

— Смотри под ноги, чтобы не споткнуться о коврик, — предупредил Бен. Расстегнув рубашку до конца, он вытащил ее из-за пояса джинсов. Прежде чем она успела язвительно заметить, что ей не нужна нянька, Бен подлил масла в огонь:

— Мэгги, сними мокрую одежду, иначе простудишься.

Искренняя забота и доброта в его голосе удержали ее от язвительности и в то же время обескуражили — он хотел, чтобы она разделась ради того, чтобы не простудиться, а не…

— Черт побери, — пробормотала Мэгги, отворачиваясь, потому что Бен начал стаскивать рубашку с плеч.

К сожалению, отвернувшись, она уткнулась взглядом в зеркало, в котором снова был Бен. Мэгги зажмурила глаза, но и это не помогло. Они могли .бы оказаться в пещере, где было бы темно хоть глаз выколи и она все равно чувствовала бы присутствие Бена каждой клеточкой тела. Дело, должно быть, в ее взбесившихся сейчас гормонах ведь она встречала мужчин и красивее, и сложенных не хуже, но ни один из них не тронул ее. Что-то внутри нее оставалось запертым на замок в ожидании, пока найдется подходящий к нему ключ. И он нашелся. В лице Бена Хантера.

В конце концов, убеждала себя Мэгги, они оба взрослые люди. Они уже занимались этим, так что случится, если они займутся этим снова? В чем проблема? Из-за чего она так всполошилась?

Из-за того, что ей было нужно больше, чем просто секс, пусть даже отличный.

— Мэгги? Почему ты хмуришься?

Его отражение появилось в зеркале позади нее.

Обнаженные плечи Бена были в два раза шире, чем у нее, отчего они оба напоминали испуганного кролика и нависшего над ним с распростертыми крыльями ястреба.

— Нет, тебе показалось, — ответила Мэгги, силясь выдавить из себя улыбку в доказательство своих слов.

Его руки легли ей на плечи.

— Мэгги, Мэгги, — проговорил он с укоризной. Послушай, если ты не хочешь здесь находиться, мы уедем. Переждем дождь в моем пикапе, а потом вернемся домой. Я помню, что обещал тебе обед, но мы сможем побед ать в другой раз.

— Со мной все в порядке. Переждать дождь здесь — самое разумное, что мы можем сделать.

— Тогда снимай мокрую одежду. Я включу вентилятор, и мы очень быстро высушим ее.

Они не станут сушить одежду. Он знал это так же точно, как и она. Мэгги никогда не лгала себе она хотела этого мужчину с того момента, как увидела его впервые. Хотела еще до того, как он впервые поцеловал ее. Она не знала и вряд ли узнает в своей жизни что-либо прекраснее, чем его объятия на влажном мху под шум падающей воды.

Будь реалисткой, напомнила себе Мэгги. И то, что произойдет сейчас, станет продолжением того, что случилось у водопада, но это ничего не изменит.

— Итак, — произнесла она голосом на октаву выше обычного, — может быть, мы… присядем?

Если бы у нас была колода карт…

А поскольку не было ни карт, ни даже старой газеты, чтобы можно было сделать вид, что читаешь, ничего не оставалось, как лечь в постель.

Бен наблюдал за ней в зеркало, стараясь понять, что происходит в этой головке под спутанной копной мокрых волос. Мэгги Райли была для него загадкой, поскольку совсем не походила на тех женщин, которых он привык укладывать в постель.

Она явно нервничала, из чего он сделал вывод, что произошедшее между ними у водопада не является для Мэгги чем-то само собой разумеющимся. Видимо, не многим мужчинам удалось пробиться через колючую проволоку ее внутренней обороны.

Бен обнял Мэгги за талию, продолжая наблюдать за ней в зеркало. Под тонкой промокшей тканью были хорошо видны ее маленькие груди с темными и возбужденными сосками. Она закрыла глаза, когда Бен начал расстегивать перламутровые пуговички.

— Мэгги? — прошептал он, спрашивая ее согласия. Не открывая глаз, она кивнула.

Но даже после этого Бен не ускорил своих действий, решив, видимо, довести напряжение до предела. Впрочем, он уже был недалек от него, так действовала на него близость ее маленького, но очень женственного тела. По тому, как все крепче и нетерпеливей Мэгги прижималась ягодицами к его откровенно восставшей плоти, он понимал, что она тоже очень возбуждена.

Да, маленькую Мэгги Райли забыть будет очень непросто.

Им не требовались слова. Развернув Мэгги в своих объятиях, он приник к ее губам. В его голове снова промелькнула мысль о том, что он рискует пристраститься к этой женщине, как к наркотику.

Почувствовав, как ее пальчики нетерпеливо теребят пряжку его пояса, Бен прервал поцелуй, и они принялись раздеваться с лихорадочной поспешностью.

Бен замешкался, поскольку не смог отказать себе в удовольствии полюбоваться ее округлыми бедрами и тоненькой талией, которую он мог бы обхватить руками, ее маленькими, но крепкими круглыми грудями…

Стащив вниз джинсы, он попытался выбраться из них и едва не свалился, забыв, что не снял ботинки. Он чертыхнулся, Мэгги захихикала.

— Как насчет того, чтобы запереть дверь, пока я сниму эти чертовы ботинки? — О том, что они оставили приоткрытой входную дверь, он тоже забыл.

23
{"b":"4652","o":1}