ЛитМир - Электронная Библиотека

— И что теперь? Собираем вещи, закрываем Школу и по домам?

— Отчего же? Говорить же Перри может, — резонно возразила Джорджия. — Он может учить нас, не задействуя свое запястье.

Мэгги не хотела домой. Да, они все устали, переволновались, но собрать вещи и покинуть Школу означало расстаться с Беном. Куда он направится? К своей бабушке? Обратно в Техас? Ей хотелось заплакать, и не только оттого, что было уже почти утро и она устала как собака.

— Я кое-что оставил в машине, — сказал вдруг Бен. Что он мог оставить? Все покупки из машины они с Чарли давно перенесли. — Мэгги, ты не хотела бы прогуляться, чтобы потом крепче спать?

— Чтобы уснуть, мне не нужна прогулка, благодарю. Мне даже не обязательно принимать горизонтальное положение, достаточно просто закрыть глаза. — Мэгги казалось, что ее веки налиты свинцом, но она послушно встала и последовала за Беном. Она встала бы и из могилы, позови он ее…

Как говорил Перри? Тьфу, тьфу, тьфу…

Как только за ними закрылась дверь, Бен сообщил ей, что утром уедет. Он напряженно ждал ее реакции и, когда таковой не последовало, добавил:

— Я просто хотел узнать… с тобой все будет в порядке?

Ошеломленная его словами, она все-таки смогла взять себя в руки.

— Я, пожалуй, останусь до конца. Знаешь, мне на самом деле стало интересно. Я говорю о рисовании… — Это была ложь, и они оба знали это, но ничего другого Мэгги не пришло в голову.

— Мэгги, ты уверена, что с тобой все будет в порядке?

Чего он ждал? Что она бросится в его объятия и станет молить не покидать ее? Может, со стороны она и создает впечатление слабого существа, но внутри она крепкая, как… гвозди.

— Мне жаль, что твоя бабушка потеряла свои деньги. Хотя, может быть, она полюбит эстампы или… как их там… репродукции Перри и это несколько утешит ее?

Бен кивнул, хотя собирался поговорить вовсе не о мисс Эмме. Он уже решил, что сам купит у нее репродукции, предложив двойную цену. Пусть это полностью истощит его банковский счет, но дело того стоит. Он скажет, что какой-то его знакомый из Техаса, большой поклонник творчества Перри Силвера, попросил купить их для него.

Проблему с мисс Эммой он решит уже завтра, а вот как быть с Мэгги?

— Мэгги, я должен вернуться в Драй-Крик на несколько дней, может быть, недель, но…

— Прекрасно! Я хочу сказать, что ты, должно быть, скучал по дому. Я бы тоже… Впрочем, это неважно. Будь осторожен за рулем, хорошо?

Он полетит самолетом, а не поедет через полстраны на пикапе, но он не стал поправлять Мэгги. Прежде чем она отвернулась, он увидел, как подозрительно заблестели ее глаза.

Господи, помоги ему! Он не хотел причинять боль этой женщине, но, если расскажет ей, почему должен уехать, ему придется рассказать всю эту грязную историю. Нет, сначала он должен покончить с прошлым и только потом думать о будущем.

— Это был долгий день, — сказала она тихо, но с большим достоинством, и направилась к дому, поскользнувшись лишь раз на мокром гравии.

— Дурацкие колодки, — тихо чертыхнулся Бен, скорее, по привычке. Он смотрел вслед Мэгги и думал о том, что никогда не встречал такой открытой и искренней женщины. Она не притворялась и того же ждала в ответ от людей, которых подпустила близко к себе. А с Беном они были близки. Еще как близки! Настолько, что это грозило перевернуть его мир со всеми его устоявшимися представлениями. Одним из них было убеждение, что очень немногие женщины хотят и готовы связать себя узами брака с полицейским.

Дождавшись, пока Мэгги войдет внутрь, он достал свой мобильный телефон и заказал билет на самолет. На сбор потребуется совсем немного времени. Он должен со всеми попрощаться, но это подождет до утра, а вот Мэгги…

Поверила ли она ему, когда он сказал, что вернется?

А сам себе он верит?

— Будь ты проклят, Бен Хантер. — Мэгги сбросила с ног свои платформы. Было бы намного лучше, если бы он с самого начала обратил свой взор на кого-нибудь другого. Ну и что, что он ей понравился с первого взгляда? А какой нормальной женщине он бы не понравился? А сама она?

Думать надо было головой, прежде чем падать в его объятия! Не она ли ежедневно получает по несколько писем с историями о несчастной любви и разбитом сердце?

Впрочем, большинство из этих историй принадлежали перу Мэри-Роуз.

Роясь в чемодане в поисках припасенной снеди, Мэгги заставила себя переключиться на мысли о подруге. Она должна была признать, что последняя неделя оказалась пустой тратой времени. Лучше бы она никуда не ездила, а присматривала за отцом — чтобы он ел нормальную пищу и выкуривал не больше одной сигары в день, которую и так под большим нажимом разрешил ему его доктор.

Проведя без сна несколько часов, оставшихся до утра, Мэгги была готова побросать в чемодан свои вещи, сесть в машину и уехать домой, но гордость и упрямство возобладали. Если она уедет первой, Бен все поймет, а она этого не перенесет.

Она наблюдала, как он прощается с Би и другими женщинами, пожимает руку Чарли и обнимает Джени и Джорджию. Если бы он хотя бы улыбнулся ей, но нет…

Мэгги положила третью ложку сахара в свой кофе. Впрочем, можно считать, что они простились ночью и больше им нечего сказать друг другу.

В это время в кухне появился Перри. Или ей показалось, или он на самом деле выглядел встревоженным? Бен оттеснил его сначала к двери, а затем в холл. Мэгги старалась расслышать, о чем они говорят, но во всеобщем гуле смогла различить только несколько слов. Бен говорил тихо, а голос Перри внезапно сорвался на визг.

— Не смей угрожать мне! Что ты вообще понимаешь? Ты не отличишь литографию от ксерографии! Ты никто, ты просто никчемный… охранник!

Ох-хо-хо! Речь идет явно не о вчерашней ночи, подумала Мэгги, Вперед, ковбой! Этим-то ты мне и нравишься…

Она подумала о том, что следующую свою колонку посвятит страдающим от неразделенной любви и покинутым своими возлюбленными. Теперь она знала, что испытывают эти люди — депрессию, уныние и злость, желание все бить и крушить вокруг или свернуться калачиком и рыдать, пока не иссякнет весь запас слез.

Перри с поджатыми губами промаршировал в студию и громко захлопнул дверь. Мэгги продолжала сидеть в кухне над чашкой остывшего кофе.

Бен, подхватив две небольшие сумки, вышел из дома и стал спускаться к стоянке.

Мэгги наблюдала за ним из окна. Что ж, хотя бы один из них выполнил свою миссию. Впредь Перри поостережется предлагать доверчивым старикам растиражированные репродукции своих картин в качестве выгодного вложения средств.

Вот она, например, в жизни не отличит цирконий от бриллианта, но, если ей срочно потребуются деньги, цирконий ее не спасет, а бриллиант…

Что же касается Мэри-Роуз, то ей, похоже, придется учиться на собственных ошибках. Отныне Мэгги не будет лезть ни в чьи дела, а советы давать только в своей колонке.

Она увидела, как на полпути к стоянке Бен опустил на землю свои сумки, повернулся и быстро пошел обратно к дому. Не успев ни о чем подумать, Мэгги сорвалась с места, пулей пронеслась через холл, выскочила на веранду…

Они встретились на ступеньках и один долгий миг просто смотрели друг на друга. Наконец Бен произнес:

— Я позвоню тебе.

Нет, не позвонишь, горько подумала Мэгги, но кивнула, не зная, что сказать, чтобы не выдать своих истинных чувств.

— Мэгги, насчет вчерашнего…

Наихудшая из актрис, Мэгги откинула голову и неестественно рассмеялась.

— Ты имеешь в виду пищевое отравление? Ха-ха-ха, как здорово, что мы поели в городе.

Через открытые окна студии до них доносился голос Перри.

— Запиши свой телефон, — попросил Бен. Есть ручка или карандаш? — Мэгги отрицательно качнула головой, и он стал лихорадочно шарить по карманам, пока не нашел какой-то огрызок. Вот номер моего мобильного. Он всегда со мной. Бен протянул ей клочок бумаги, оказавшийся чеком с бензозаправки.

— А я редко ношу свой, — зачем-то солгала Мэгги, должно быть, из духа противоречия. Если бы она хоть на миг поверила, что он позвонит ей, она бы спала с трубкой и принимала с ней душ. Тем не менее она продиктовала свой номер, который Бен записал на какой-то карточке, которую сунул обратно в бумажник.

26
{"b":"4652","o":1}