ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Шаг до трибунала
Время мертвых
Любовный водевиль
Текст, который продает товар, услугу или бренд
Долина драконов. Магическая Экспедиция
Няня для олигарха
Кишечник долгожителя. 7 принципов диеты, замедляющей старение
Роковое свидание
Замуж за варвара, или Монашка на выданье

Мэгги смотрела в глаза цвета виски и думала о том, что все книги врут. В них всегда пишут, что женщина по глазам мужчины может прочесть все его мысли и чувства. По глазам Бена она не могла прочесть ничего, ну абсолютно ничего. Или она такая бестолковая и просто не умеет читать?

Или из-за непрошеных слез, застилающих ей глаза, она плохо видит?

— Ты был прав насчет подделки подписи, — выпалила она первое, что пришло в голову. — Все репродукции подписывает Энн, якобы из-за его больного запястья.

Бен кивнул.

— Мэгги…

Они как будто разговаривали на разных языках, произнося при этом вовсе не то, что было у каждого на уме и в сердце.

Бен направился было к машине, но затем снова обернулся к Мэгги. Когда он сжал ее в объятиях и притиснул к себе, ноги Мэгги оторвались от земли. Поцелуй, сладкий и горький одновременно, закончился слишком быстро.

— Мы еще вернемся к этому, — хрипло произнес он и снова стал уходить. На этот раз он не обернулся. Мэгги смотрела ему вслед до тех пор, пока пикап не выехал со стоянки и не скрылся из виду.

Должен быть специальный закон, касающийся высоких, стройных, мускулистых, длинноногих… одним словом, красивых мужчин. По меньшей мере ветеринарный инспектор должен клеймить их красным клеймом где-нибудь на бедре.

Когда осела пыль, а ее было совсем немного после вчерашнего дождя, Мэгги вернулась в дом и даже подумала о том, чтобы присоединиться к остальным в студии. Но прежде чем сделать это, она решила зайти в комнату и взять свой мобильный телефон. Так, на всякий случай. А вдруг он забыл что-нибудь ей сказать?

Не успела Мэгги открыть дверь, как услышала тихий зуммер. Замерев на мгновение, она бросилась к туалетному столику и схватила трубку.

— Алло? — Господи, пусть он скажет, что передумал и возвращается обратно!

Она даже не потрудилась взглянуть на определитель, так ей хотелось поскорее услышать голос Бена.

— Мэгги, куда ты пропала, я названиваю тебе уже целую вечность! — раздался в трубке голос Мэри-Роуз. — Ты не представляешь, что со мной произошло! — Последовала пауза, в течение которой Мэгги постаралась совладать со своим разочарованием. — Мэгги, ты там? Скажи что-нибудь.

Мэгги не успела открыть рот, как подруга вновь затараторила:

— Представляешь, я похудела на три килограмма. Это мало, я знаю, но все юбки стали мне свободны в талии. Кроме того, я классно загорела благодаря тому лосьону, о котором я тебе говорила… Слушай, ты можешь записать меня к своему мастеру на окраску и стрижку? Ты уже поняла, да? Я встретила мужчину…

Мэгги сжимала в руках трубку, тупо глядя в стену.

— Она встретила мужчину… — повторила она. Черт побери!

Всю дорогу до Моксвилля, где жила мисс Эмма, Бен раздумывал над ситуацией, в которой он нежданно-негаданно оказался. Накануне вечером он позвонил бабушке и предупредил, что заедет к ней перед отлетом домой.

Может быть, все-таки стоило объяснить Мэгги, почему он уезжает? Но тогда ему пришлось бы рассказать ей всю неприглядную историю, из-за которой он подал в отставку и уехал из Драй-Крика. Самое ужасное, что в ней оказался замешан Мерси — человек, не давший ему закончить свои дни в тюрьме, выведший его на путь истинный, ставший его наставником и учителем. И хотя, как выяснилось, лично он ни в чем уличен не был, он знал обо всем происходящем и молчал, не желая наживать неприятности перед пенсией.

Впрочем, Бен мог сказать Мэгги, что его вызывают в качестве свидетеля по одному старому делу, но зачем, если он твердо решил вернуться и продолжить их отношения с того момента, на котором они остановились.

В этом месте его размышления обычно прерывались самым сложным вопросом — насколько далеко он готов зайти в этих отношениях? Готов ли он ступить на неизведанный путь, по которому, честно говоря, никогда не собирался идти? С другой стороны, он никогда не был трусом, но по старой полицейской привычке любил быть подготовленным ко всякой ситуации.

Интересно, черт возьми, как может мужчина подготовиться к любви?

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Мэгги оставалась в Школе еще два дня, до окончания курса, из чистого упрямства. Она помогла Энн разобраться с новой партией репродукций, та по ходу дела пыталась объяснить разницу между некоторыми разновидностями подобной печатной продукции. Некоторые произведения предполагалось повесить в холле вместе с лучшими работами учеников — такова была традиция Школы.

Видимо, Бен перед отъездом успел переговорить не только с Перри, но и с «подшефными» стариками, потому что Мэгги услышала, как Джорджия говорила одной из библиотекарш, что собирается купить репродукцию одной из картин, чтобы повесить в столовой, — не потому, что считает это вложением средств, а потому, что она ей очень нравится. К разговору присоединилась Джени, и обсуждение вопроса о копиях и оригиналах стало открытым.

Энн тоже слышала этот разговор. Она подмигнула Мэгги и прошептала:

— Я рада, что все всплыло наружу. Мне это никогда не нравилось, но я была вынуждена молчать, потому что тетя Иола, мать Перри, установила для моего брата, который арендует у нее дом, минимальную плату, а он и этих денег не может пока заплатить.

Что ж, приедут другие ученики, и Перри наверняка возьмется за старое и убедит некоторых из них, что покупка репродукций его картин — выгодное вложение средств, но Бен сделал все, что мог. А Мэгги — нет. Она до сих пор не решила, что напишет в своей колонке о своей учебе в Школе акварели Перри Силвера.

Бен не забрал с собой свои «шедевры», поэтому Мэгги отдала один его рисунок, который сочла наиболее удачной попыткой изобразить местный пейзаж, на выставку работ, а остальные сложила вместе со своими работами. Сегодня вечером будет прощальная вечеринка, а завтра рано утром она уложит свои пожитки в машину и уедет домой.

Вечеринка получилась грустной, не помогло даже вино. Чарли заявил, что не пьет вино из бутылок с отвинчивающейся крышкой, потому что от него болит голова. Они с Джени открыто держались за руки. Мэгги очень надеялась, что оба смогут оставить позади свое прошлое и насладиться будущим, которое у них осталось.

Не теряйте времени, хотелось ей напутствовать их. Слушайте свое сердце!

Но кто она такая, чтобы давать советы? Автор еженедельной колонки в газетке маленького городка?

Тьфу, как сказал бы Перри. Тьфу, тьфу, тьфу.

На следующее утро она обняла на прощание Джорджию, Джени и Чарли и тепло простилась с остальными, даже с теми, кого почти совсем не знала. Даже с Перри. При всех его недостатках, он на самом деле оказался неплохим художником и прекрасным учителем. Конечно, рисовать она не научилась, но зато осознала, что быть художником — это много больше, чем размазывать краску по листу бумаги.

Дома все было по-прежнему — неподстриженный газон, нечищеная сточная канава и полная мойка грязной посуды, несмотря на наличие посудомоечной машины. Отца дома не было, но он часто работал по воскресеньям, когда в офисе никого не было и никто его не отвлекал. Мэгги привела в порядок его комнату — собрала вещи для прачечной, перестелила постель и открыла окна, чтобы выветрился застарелый табачный запах.

В ее собственной комнате все было так, как она оставила. Мэгги положила на стол свой ноутбук, которым так ни разу и не воспользовалась в Школе, и открыла почтовый ящик, чтобы посмотреть, нет ли писем для «мисс Мэгги». Это было бы очень кстати, потому что она не представляла, о чем писать в своей следующей колонке. Письмо было, но только одно — какой-то мужчина хотел узнать, обязана ли жена выполнять всю домашнюю работу, если она работает.

Что ж, интересная тема. Мэгги обязательно ответит этому мужчине. Она даже сама напишет несколько писем, чтобы оживить дискуссию и осветить проблему с разных точек зрения. Моя картошку, заворачивая ее в фольгу и отправляя в духовку, Мэгги мысленно составляла ответ. «Если оба супруга работают вне дома, справедливо, что домашние обязанности они разделят поровну…»

27
{"b":"4652","o":1}