ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я слышала, как кто-то сказал, что маэстро должен прибыть к ужину, — прошептала Сюзи Джеймс, усаживаясь за маленький столик с их фамилиями. — Черт, мы снова оказались рядом с кухней! Я что, по их мнению, Золушка?!

— Зато еда будет горячая. — Мэгги окинула взглядом небольшую столовую, намеренно не остановив взгляд на Бене Хантере. Но ее новую подружку было не провести.

— Классный парень, да? — с придыханием заметила она.

Мэгги равнодушно пожала плечами.

— Все привлекательные мужчины очень тщеславны. — Можно подумать, она знавала их немало.

— Я переживу, если единственный его недостаток — любовь к зеркалам. Не люблю извращенцев, но парочка зеркал — это даже интересно. — Она подмигнула Мэгги.

В этот момент в холле поднялась какая-то суета.

— Говорят, Перри большой любитель эффектного выхода — «Вот он я, ребята, во всем блеске своей славы!», — прошептала Сюзи.

— В твоем голосе слышится сарказм или я ошибаюсь? Зачем ты тогда записалась на эти курсы?

— Выбор у меня был небогат: либо сюда, либо все лето вкалывать на папашу на его складе лесоматериалов. Он все еще не оставляет надежду, что я увлекусь его деревянным бизнесом и приду работать в его офис. Я — и лесоматериалы, представляешь?

— Я понимаю, о чем ты. Мой отец занимается страхованием, и я — его единственный ребенок.

Так что он лелеет примерно такую же мечту, что и твой. — Впрочем, отец Мэгги никогда эту мечту не озвучивал.

— Но у тебя уже есть работа. Ты же сказала, что журналистка.

— Громко сказано. Я пока веду одну еженедельную колонку в маленькой местной газете. — Мэгги помимо воли посмотрела на Бена. Ковбой хмурился. Господи, разве может быть привлекательным хмурый мужчина? Оказывается, может. Ну просто Хью Джекмэн в своем последнем фильме!

Мэгги мысленно одернула себя — Бен Хантер может стать большим искушением, стоит ей расслабиться и позволить ввести себя в это искушение.

Их столик очень долго не обслуживали.

— С завтрашнего дня мы должны будем сами о себе заботиться, — заметила Сюзи. — Предполагается, что первый вечер особенный — еще не все съехались, не перезнакомились между собой, а потом переходим на самообслуживание. Ты разве не читала об этом в брошюре?

Мэгги имела привычку пропускать напечатанное мелким шрифтом. Кроме того, она была слишком занята изучением фотографии Перри Идеального.

— Похоже, нет. Я прочитала главное — что это стоит кучу денег и что краски и холсты надо везти с собой.

Женщина с неприветливым выражением лица со стуком поставила перед ними две чашки кофе.

Мэгги вообще-то хотела холодного чая, но решила не вступать в конфликт в первый же день.

— Судя по усиливающейся суматохе в холле, сейчас состоится выход. Если ты раньше не встречалась с Перри, советую не обманываться его видом.

— А ты встречалась с ним?

— Он один раз появился в доме отца и пытался уговорить его вложить деньги.

— Во что?

— В великого Перри Силвера. Он неподражаем, когда нужно обаять потенциального спонсора.

Точь-в-точь история с Мэри-Роуз и ее богатым отцом.

— Да, ты явно не самая горячая поклонница маэстро. Может быть, лучше было бы остаться и поработать на отца?

— Ни в коем случае! Я и так каждое лето честно отрабатываю две недели его секретаршей, пока его собственная в отпуске, но на этом все. На лесном складе не встретишь высокого и красивого техасского ковбоя. — Сюзи кивнула в сторону столика, за которым сидел Бен, и причмокнула губами. — Интересно, что он здесь делает?

— То же самое, что и мы, — надеется научиться рисовать.

— Ха-ха! Так я и поверила! Наверняка он здесь на задании, а Школа — просто прикрытие. Я слышала, в здешних местах варят самогон…

Мэгги чуть не поперхнулась кофе, который был холодным и некрепким.

— А что? Ему нужно находиться поблизости, а кроме этой Школы здесь ничего нет. Знаешь, я не удивлюсь, если выяснится, что тот, кто в двадцатые годы построил этот дом, разбогател именно на самогоне. — Поставив локти на стол, Сюзи принялась фантазировать.

— Зачем нужно варить самогон, если в любом супермаркете можно купить какую хочешь выпивку?

— Между прочим, даже виски «Джек Дэниэлс» бледнеет в сравнении с настоящим, хорошо сваренным самогоном.

Мэгги не удержалась от смеха. Боковым зрением она увидела, что Бен Хантер повернулся и внимательно посмотрел на нее. Почувствовав, как вспыхнули ее щеки, Мэгги заставила себя заняться тушеным цыпленком и разварившимися овощами.

— Приготовься, к нам приближается маэстро, прошептала Сюзи. — На этот раз он решил подходить к каждому столику и знакомиться. Улыбайся, и, может быть, он тебе поставит хорошую отметку по окончании курса.

Мэгги подняла голову и наткнулась на внимательный взгляд ярко-бирюзовых глаз. Линзы, с уверенностью решила она. Бог просто не мог дать такие глаза простому смертному.

— Вот мы и встретились снова, мисс Джеймс. Перри с улыбкой перевел взгляд на Сюзи, затем обратно на Мэгги. — А вы? Позвольте, я догадаюсь. Вы — мисс Райли? Маргарет Л. Райли, журналистка? Могу я к вам присоединиться ненадолго?

С другого конца столовой Бен наблюдал, как Силвер продвигается в сторону столика Мэгги.

Он нахмурился, заметив, что этот слащавый болван сосредоточил все свое внимание на мисс Райли, полностью игнорируя крашеную блондинку.

До него доносились обрывки разговоров пожилых соседей:

— Я помню те времена, когда десять тысяч казались огромной суммой…

— Да… При нынешних ценах этого не хватит и на полгода.

Бен прикидывал, кого из них может избрать своей жертвой этот мошенник Силвер. Слева от него сидела Джени Бургер, чей муж, ветеран Второй мировой войны, умер два года назад, оставив ей автомобиль-фургон «плимут» восемьдесят шестого года, дом, нуждающийся в ремонте, и страховку на сумму десять тысяч долларов. В Школу акварели ее записала дочь, чтобы вытащить, по словам самой Джени, из болота тоски и отчаяния.

Хотя женщина не произвела на него впечатления отчаявшейся. Совсем наоборот.

— В качестве художницы я никогда не разбогатею, — заметила Джени с самоиронией, — зато избавлюсь от вечной проблемы подарков. На Рождество все друзья и знакомые получат по ужасной акварели, но ни у кого из них не хватит мужества сказать мне, что талант у меня отсутствует напрочь.

Бен даже отвлекся от наблюдения, чтобы внимательнее присмотреться к женщине, которая нравилась ему все больше — и юмором, и даже своими необычными розовыми волосами.

— Мы относимся к среднему уровню, да? — Это задал вопрос Чарли Спейнауэр. — Несколько лет назад я уже посещал парочку курсов, но не нарисовал ни одной картины с тех пор, как моя последняя жена захотела иметь в ванной розовый потолок.

Разговор продолжался, но Бен снова переключился на наблюдение за столиком у самой кухни, где мисс Райли улыбалась и хлопала ресницами, глядя на Силвера. Неужели она рассчитывает стать любимицей маэстро? Напрасно. Не такая уж она и красавица…

— Я даже не знаю, смогу ли я снова рисовать, — продолжал тем временем Чарли.

— Не волнуйтесь. Говорят, Перри Силвер хороший учитель, — ответила седоволосая женщина, которую звали, кажется, Джорджия. — Думаю, к концу недели мы все восстановим свои навыки…

Судя по разговору, Бен был единственным, кто никогда не держал в руках кисточки, и он начал чувствовать себя рыбой, выброшенной на берег.

Джени, сняв очки в красной оправе и протирая их салфеткой, с улыбкой заметила:

— Я нарисовала свою первую акварель, когда этот мальчик, — она кивнула в сторону Бена, — был еще в пеленках. С тех пор рисую и рисую, но лучше мои акварели не становятся.

Все, включая Бена, засмеялись. Может быть, ему и не было очень весело, но он старался создать впечатление, что он один из них. Он даже подумал, не следовало ли привезти сюда мисс Эмму, хотя кисть бабушка держала в руках один-единственный раз — когда решила покрасить стулья на кухне. Но вдруг в ней таится скрытый талант?

4
{"b":"4652","o":1}