ЛитМир - Электронная Библиотека

Из отрывочных разговоров Бен выяснил, что Джени и Джорджия — подруги, обе вдовы, обе бывшие учительницы. Джени и Чарли, судя по всему, однажды уже встречались на каких-то курсах.

Закончив есть и отодвинув тарелку со сложенными на ней приборами, Бен чуть переставил стул так, чтобы видеть остальные столики. Стала вырисовываться общая картина — большинство присутствующих были пожилыми людьми, на фоне которых он и девушки за столиком у кухни выглядели белыми воронами.

Его наблюдения совпадали с тем, что он узнал из журнала регистрации — в графе «Род занятий» большинство присутствующих написали «пенсионер», сам он написал «служба безопасности», что в целом нельзя было считать ложью.

Его взгляд снова вернулся к мисс Райли. По случаю первого ужина она была одета в длинное платье с застежкой донизу, на шее — легкий шарфик. Он не видел ее ноги, но почему-то не сомневался, что на ней по-прежнему ужасные «танкетки» с тонкой кожаной петлей для большого пальца.

Его советом она, несомненно, решила пренебречь.

Она что-то горячо объясняла маэстро. Если Бен и успел что-то понять о Мэгги Райли, так это то, что она вспыльчива и готова каждую минуту рассердиться, ощетиниться, броситься в атаку.

Если бы она была мужчиной, он назвал бы это комплексом Наполеона, свойственным многим людям маленького роста. Впрочем, комплекс Наполеона — вещь двоякая: она может превратить человека в труженика и привести к вершинам, а может стать источником боли и огорчения. Похоже, мисс Райли — как раз второй случай.

Бен бросил еще один взгляд на профиль Мэгги прямой короткий носик, высокие, красиво очерченные скулы, несколько родинок, полные губы, упрямо поджатые в данную минуту…

Спокойно, Бен, следи за собой и за своими выражениями — здесь полно пожилых благовоспитанных леди. Мисс Эмма содрала с него три шкуры, когда он однажды забылся и обозвал парочкой крепких слов какого-то идиота, подрезавшего его у бакалейного магазина и содравшего краску с крыла его машины.

Да, он не сможет вернуть деньги, которые мошенник выманил у его бабушки, но он хотя бы позаботится о том, чтобы такое больше не случилось ни с чьей бабушкой.

— Кажется, маэстро решил все свое внимание отдать столику у кухни, — заметил Чарли, бывший школьный учитель биологии. Он кивнул в сторону столика, где Силвер все еще нависал над двумя девушками. Платиновая блондинка с отросшими черными корнями волос умудрилась надеть белую прозрачную блузку на красный бюстгальтер, да еще и не застегнуть ее.

Но Бена интересовала не она. Его взгляд был снова прикован к Мэгги Райли. Если верить написанному в журнале регистрации, она — журналистка из Клеммонса, и если он не путает, то это в получасе езды от Моксвилля, где живет его бабушка. Все это очень интересно, размышлял Бен, но это не должно его касаться, будь она хоть физиком-ядерщиком. Он должен думать о седовласых, за исключением Джени с ее розовой косой, леди, на которых, если Бен все правильно просчитал, и нацелился мошенник от акварели.

— Что? Натуральный волос? — О чем, черт побери, речь? О прическах? О париках? О цвете?

Его мысли тотчас же вернулись к Мэгги — вот у кого и цвет натуральный, и волосы свои.

— Некоторые любят плоские, а я предпочитаю круглые…

Наконец-то Бен сообразил, что они говорят не о париках, а о кистях для рисования. Он тоже купил кисть, правда совершенно не знал, круглая она или плоская, поскольку все продавалось в комплекте с красками, которые он даже не открывал. Какая разница, какой формы кисточка, если весь смысл — макнуть ее в краску да повозить по бумаге?

Несмотря на то что он терпеть не мог рисовый пудинг, Бен засиделся за десертом, в то время как все остальные потянулись на веранду, чтобы полюбоваться закатом. Вообще-то солнце село с полчаса назад, но, по словам неугомонной Джени, именно последние лучи богаты оттенками, которые так и хочется перенести на бумагу.

Увидев, как две девушки за дальним столиком откинулись на спинки стульев, продолжая беседу, Бен подхватил свои тарелки и понес их в кухню.

Когда он проходил мимо мисс Райли, та подняла голову и вопросительно взглянула на него.

— Это тоже мы должны делать? — удивленно спросила она, но тут же поднялась и начала собирать грязную посуду со своего стола.

Выразительно изогнув брови, Сюзи посмотрела сначала на Бена, затем на Мэгги и произнесла:

— Увидимся позже, да?

Мисс Райли проследовала за ним в кухню, где женщина, подававшая им еду, мыла посуду, по локоть погрузив руки в мыльную воду. Похоже, посудомоечная машина, как и любая другая бытовая техника, здесь не была предусмотрена.

— Вот еще посуда, — сказал Бен.

Не оборачиваясь, женщина буркнула:

— Сгребите остатки еды в помойное ведро и поставьте на стол.

Бен посмотрел на Мэгги, Мэгги — на Бена.

Именно в этот момент он заметил, что цвет ее глаз имеет множество оттенков, как и цвет волос.

Он не мог точно описать все, но определил коричневый, желтоватый и сине-зеленый. В глазах, не в волосах.

— У меня что, грязь на лице? — В многоцветных глазах вспыхнуло предупреждение.

Бен заставил себя отвести взгляд.

— Извините. Я задумался о завтрашнем дне…

— А-а… Я тоже о нем думаю. Завтра предстоит… хмм… испачкать первый лист.

— Дайте мне те чашки, — рявкнула женщина, и они одновременно потянулись за белыми кружками, только что поставленными на стол для грязной посуды. Рука Бена задела руку Мэгги, а та гору кое-как составленных чашек. Словно в замедленной съемке они наблюдали, как несколько из них падают на пол, покрытый вытертым линолеумом. К счастью, разбилась только одна.

— Извините, — произнес Бен. Он быстро поднял с пола неразбившиеся чашки, а Мэгги стала промокать бумажным полотенцем разлившиеся остатки кофе. Они одновременно присели и оказались лицом к лицу. До Бена донесся легкий аромат ее волос — яблоко с примесью, кажется, кокоса. В том, что запах исходит от Мэгги, он не сомневался — ни яблоки, ни кокосы в меню сегодня не значились. Как и Мэгги Райли — в его персональном меню, напомнил себе Бен.

Они ретировались с кухни прежде, чем смогли бы нанести еще какой-нибудь урон, и не дожидаясь благодарности от посудомойки, что было маловероятно. С веранды доносился громкий смех розововолосой Джени. Ее лицо сморщилось, как смятая салфетка, но смех был очень заразительным. Она нравилась Бену все больше. Похоже, у этой особы хватит здравого смысла не купиться на посулы сладкоречивого мошенника, но все-таки он присмотрит и за ней.

И за ее подругой Джорджией, которая как раз вызывала у него больше опасений. Седые волосы, ситцевое платье в цветочек, шерстяная кофта с пуговицами, толстые чулки и кроссовки. Добавить к этому шишку размером с мяч для гольфа на третьем пальце левой руки и явно распухшие суставы. Бедная женщина. За ней он проследит особо. Как только он заметит, что Силвер уделяет ей повышенное внимание, он тут же предупредит ее.

Так, с Джени и Джорджией понятно. Кто еще входит в группу риска? Как минимум десяток кандидатов, если не считать двух блондинок и двух мужчин, Чарли и его самого.

Лучше всего, конечно, было бы провести семинар на тему: «Как не попасться в сети мошенника», чтобы разом охватить всех потенциальных жертв, поскольку, по правде говоря, у него не было четкого плана действий. Впрочем, хороший полицейский часто действует экспромтом.

— Присоединимся? — Бен кивнул в сторону веранды.

Мэгги посмотрела ему в лицо, подумала секунду, а потом отрицательно покачала головой.

— Нет, спасибо.

Отлично, Хантер! С этого момента выбрось все из головы и думай только о деле.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Вернувшись в свою комнату, Мэгги не знала, чем заняться. Оставался еще час до того времени, когда она обычно ложилась спать, а делать в маленькой комнатушке было абсолютно нечего, разве что болтать с Сюзи, которая тоже предпочла вернуться в комнату. С завтрашнего дня ученикам предстояло самим готовить и убирать на кухне, и Сюзи, сосредоточенно красившая ногти на ногах, с надеждой заметила:

5
{"b":"4652","o":1}