ЛитМир - Электронная Библиотека

— Может быть, кто из бабулек возьмет это на себя?

— С какой стати? — удивилась Мэгги.

— Ну… Большинство из них побывало замужем, а значит, они привыкли готовить и убирать.

Мэгги тоже привыкла готовить и убирать, но не стала сообщать об этом соседке. Ее мать уехала из дома, когда Мэгги было одиннадцать, заявив, что жизнь быстротечна и она хочет успеть насладиться ею сполна. Спустя несколько недель она написала им с отцом из Айдахо, где прибилась к коммуне хиппи. Мать даже несколько раз приезжала навестить их, но оставалась не больше чем на два-три дня. В последний раз она приезжала года четыре назад, но весточки продолжает слать, хотя и нерегулярно. Обычно это самодельные открытки, на которых изображены луна, звезды, радуга, эльфы…

Может быть, мне повезет, подумала Мэгги, и завтра выяснится, что я унаследовала художественный талант матери?

Мэгги решила распаковать свой ноутбук и записать первые впечатления, чтобы по возвращении посвятить одну из колонок своему пребыванию в Школе акварели. Может быть, ей даже заплатят за эту статью, поскольку это не входит в ее рабочие обязанности, и тогда она сможет компенсировать затраты на эту поездку…

Чуть подвинув косметику Сюзи, Мэгги пристроила ноутбук на край стола и огляделась в поисках розетки, поскольку не сомневалась в том, что забыла подзарядить батареи. Как всегда! Почему не изобрели ноутбуки, которые можно было бы подключать к мобильному телефону? Впрочем, может, уже и изобрели. Она порассуждает об этом в одной из своих колонок — «Технологии для дилетантов» или что-то в этом роде.

— Я все-таки думаю, что он не художник, долетели до нее слова Сюзи.

— Кто? — Как будто она не знала, о ком речь! Между прочим, все известные художники — мужчины, — заметила Мэгги, роясь в карманах сумки в тщетных поисках запасных батареек. — То же самое говорят о поварах. Но согласись, ему больше пойдет пистолет, чем кисть. Кольт? Браунинг?

Нет, ремингтон!

— Вполне вероятно, что в его кармане и спрятан один. Он же написал, что занимается безопасностью. — Сюзи стала осторожно вытаскивать специальные распорки, которые засунула между пальцами ног, чтобы не смазался лак.

— А может быть, он — модель, которую мы будем рисовать? — высказала безумное предположение Мэгги, ни секунды не веря в него.

— Тогда моя жизнь будет навеки принадлежать искусству.

— Давай сменим тему. И вообще, я хотела бы сделать несколько заметок для будущей статьи.

— Я помогу. Итак, главную героиню зовут Сюзи, а героя Бен…

Мэгги рассмеялась и бросила в Сюзи бумажный шарик. Он не долетел, приземлившись на ряд обуви, выставленной у двери, из которой четыре пары принадлежали Сюзи и одна — Мэгги.

— Пойду приму душ, пока все на веранде. Взяв мыло, шампунь и просторную хлопковую рубашку, которую решила использовать как халат, Мэгги направилась на второй этаж, где одна из комнат была переоборудована в женскую душевую со старинной ванной на ножках и тремя душевыми кабинками. Мужская душевая была намного меньше и располагалась на первом этаже, из чего можно было сделать вывод, что женщин здесь всегда значительно больше, чем мужчин.

Намыливая волосы, Мэгги размышляла о том, по каким критериям Силвер отбирает учеников.

Ее удивил тот факт, что большинство женщин были старше пятидесяти. Но по размышлении это лишь укрепило ее в подозрении, что маэстро куда больше заинтересован в деньгах, чем в сексе или романтических отношениях.

С другой стороны, он весь вечер увивался вокруг Сюзи. И хотя сама Сюзи явно предпочитает Бена Хантера, но кто знает? При этом себя Мэгги не рассматривала как возможного кандидата ни для первого, ни для второго случая.

Ее отец всю жизнь продавал страховки, но у него не было своей компании и больших денег, поэтому Мэгги пришлось учиться в местном колледже, а не в университете и поэтому теперь она работает в маленькой местной газетенке за жалкие гроши, а не в большом глянцевом журнале.

Но она так и так не смогла бы никуда уехать из дома — отец нуждается в ней. Предоставленный самому себе, он бы не ел ничего, кроме бекона с яйцами, настоящего, а не облегченного сливочного масла и четырехпроцентного молока, доводя свой холестерин до максимума.

Пока мать не покинула их, она заставляла их есть тофу и другие соевые продукты. Тогда Мэгги поддерживала тайное сопротивление отца, и они на пару лакомились фаст-фудом — бургерами, жареной картошкой, куриными крылышками. Но с тех пор отец постарел, стал хуже себя чувствовать, и теперь уже Мэгги старалась следить за его питанием. Хлеб — только зерновой, все продукты с пониженным содержанием жира и сахара, много овощей и фруктов. И поскольку у нее в наличии был всего один родитель, она должна заботиться о нем. И пусть ее мать порхает с места на место, поигрывая на цитре и покуривая марихуану, Мэгги, слава богу, унаследовала практичность своего отца и сумеет позаботиться и о нем, и о себе.

— Горячая вода осталась? — спросила Сюзи, когда Мэгги вернулась в комнату.

— Уйма. Послушай, я хотела попросить тебя о помощи. — И Мэгги рассказала своей соседке о Мэри-Роуз и о цели своего приезда сюда.

— Черт, я даже не знаю… — Сюзи не могла оторвать взгляда от ярких ногтей на своих ногах. Честно говоря, я уже положила глаз на ковбоя.

Кроме того, Перри все свое внимание уделяет той пожилой леди с некрасивой стрижкой, но трехкаратным бриллиантом на пальце.

— По-моему, ее зовут Джорджия. — Усевшись на единственный в комнате стул с отвалившейся спинкой, который по этой причине можно было считать табуретом, Мэгги занялась волосами. Ковбой может подождать. Мне нужно доказательство того, что с тобой Перри будет придерживаться той же тактики, что и с Мэри-Роуз, и тогда я с ним расправлюсь.

— А твоя подруга поверит тебе?

— Я постараюсь записать его слова на кассету. Мэгги очень надеялась, что Сюзи согласится принести себя на алтарь справедливости, но та не спешила. — Мэри знает, что я никогда не лгу… Разве что если это совершенно необходимо.

— Если я помогу тебе с Силвером, ты отдашь мне ковбоя?

— Если он не женат или еще что-нибудь в этом роде, он — твой, — великодушно согласилась Мэгги, как будто это зависело от нее. Впрочем, если бы это действительно зависело от нее, вряд ли она была такой щедрой.

— Он не носит кольцо, — заметила Сюзи, усевшись в одну из поз йоги. — Между прочим, я очень верю в йогу и каждый день выполняю комплекс упражнений.

Вытирая полотенцем волосы, Мэгги вернулась мыслями к мужчине, который прочно обосновался в ее голове.

— Вряд ли он модель, которую мы должны рисовать, если зарегистрировался в журнале вместе со всеми остальными, — продолжала размышлять вслух Сюзи.

— Забудь об этом. Это была шутка.

— Не хочу. Мысль о том, чтобы рисовать обнаженного ковбоя, кажется мне очень соблазнительной.

— Кстати, о рисовании… Ты вообще как?

— Пробовала когда-то.

— А я не держала кисть в руках со времен школы, но и тогда пиком моего творчества были несколько палкообразных человечков под радугой.

— Полагаю, мы не единственные новички здесь. Сюзи, похоже, ничуть не волновалась по этому поводу.

— Кто знает… — Почему-то Мэгги была уверена, что если среди них и есть еще кто-то, не умеющий рисовать, то это Бен Хантер. Ну не могла она поверить, что он художник, и все тут. Может быть, все дело в его поношенных ковбойских ботинках? Или в широких плечах и мускулистых руках? Они предназначены для чего угодно, но только не для вождения кистью по бумаге.

— Какая Перри разница, новички мы или нет, если деньги заплачены? — резонно заметила Сюзи.

Как ни странно, эти слова подействовали на Мэгги успокаивающе, и они переключились на обсуждение одежды и мужчин. Обе сошлись во мнении, что взяли с собой совсем не те вещи, что следовало бы, а насчет мужчин… В арсенале Сюзи оказалось три брошенных бойфренда, у Мэгги не нашлось и одного, хотя в школе она была влюблена в молодого преподавателя физкультуры.

6
{"b":"4652","o":1}