ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дикси Браунинг

Одиночество не для них

Глава 1

Подавальщица из придорожного кафе, едва взглянув на его трость и на лицо, разукрашенное синяками всех цветов и размеров, всплеснула руками и запричитала: «Ах, бедняжка!..» Лайон махнул рукой и захромал к своему пикапу так быстро, как только позволяла ему покалеченная нога.

Кое-как устроившись в кабине, он заворочался на сиденье, пытаясь принять позу поудобнее. Доктора предупреждали его, что, пока спина не придет в норму, водить машину не стоит. Во всяком случае, нельзя сидеть за рулем несколько часов без перерыва. Лайон не прислушался к совету врачей.

Пять недель назад он спасся от верной смерти. Взрыв унес жизни двух агентов и троих гражданских лиц, а на нем даже ожогов не осталось. Однако взрывной волной его отбросило на стоявший неподалеку фургон, и при падении он повредил спину и колено.

Могло быть и хуже.

Несколько дней назад он сбежал из больницы. А что ему оставалось? Валяться в кровати, спеленутому словно мумия, и гадать, что случится раньше: доберутся ли до него эти типы, или замучает зеленая больничная тоска? И он решил уйти и залечь на дно.

Общение со смешливыми сестричками немного скрашивало томительные дни безделья. Почему-то Лайона в больнице любили. Одна медсестра — круглолицая пожилая хлопотунья даже говорила в шутку, что готова его усыновить. А другая, помоложе, мечтала забраться к нему в постель. Лайон всерьез подумывал согласиться на это предложение. Хотя бы для того, чтобы доказать самому себе — он не совсем инвалид, кое-какие органы у него еще работают… Но, поразмыслив, решил не связываться. Не в том он сейчас положении, чтобы крутить романы.

Уже давно Лайон обнаружил, что мужчины и женщины воспринимают секс совершенно по-разному. Женщины — по крайней мере те, с кем ему приходилось иметь дело, — пользуются сексом как средством для достижения цели.

Для всех знакомых ему женщин, кроме, может, одной или двух, секс — наживка. Женщина самой природой нацелена на поиск сильного и богатого самца. Так говорил его старик. Отец успел вбить эту мудрость Лайону в голову еще до того, как обчистил кассу у себя в конторе и смылся, оставив без гроша измученную жену и озлобленного подростка-сына.

Лайон не многому научился у отца, но полупьяные филиппики в адрес женщин в родительском доме слышались так часто, что навеки запечатлелись в его памяти.

А что такое секс для мужчины? Возможность расслабиться и отдохнуть. Основная физиологическая потребность наряду с едой, питьем и несколькими часами сна, не более того. Человеку в положении Лайона нет смысла желать чего-то большего.

Снова выехав на шоссе, Лайон расслабился. Не стоит загадывать далеко вперед. Все, что ему сейчас нужно, — забиться в какую-нибудь нору и зализать раны. А там можно будет вернуться и поискать ответы на пару вопросов…

Вдалеке показалась патрульная машина, Лайон сбавил скорость до семидесяти миль в час. Разумеется, никакая дорожная полиция не заставит его платить штраф. Достаточно показать документы, и его тут же отпустят с миром. Но Лайон понимал: нельзя привлекать к себе внимание. Это не просто вопрос здравого смысла. Это вопрос выживания.

Здравый смысл твердил, что человеку в таком состоянии вообще нечего делать за рулем. Особенно после того, как, желая восстановить утраченный контроль над своим телом, ты три дня не принимал ни обезболивающих, ни успокоительных. В результате у тебя все болит. И руки дрожат — бог их знает, от слабости, от усталости или от чего другого.

Патрульный проехал мимо, и Лайон вздохнул с облегчением.

На границе Вирджинии с Северной Каролиной он остановился возле придорожного мотеля. Припарковавшись на стоянке, он обошел ее кругом, во-первых, чтобы размять затекшие мышцы, а во-вторых, проверить, нет ли слежки.

Ничего подозрительного!

Следуя дорожной карте, Лайон пересек границу штатов и поехал на юго-восток. До возвращения на работу — или выхода в отставку — у него есть три месяца.

По крайней мере, там, куда он направляется, не будет репортеров. А также наркодилеров, террористов и агрессивных безумцев. Чем меньше народу, тем безопаснее.

В чаще девственного леса, среди непроходимых каролинских болот, Лайон отдохнет, оправится от ран и обдумает свое положение. Задача его нелегка: необходимо вычислить предателя, из-за которого погибли двое агентов, а третий едва избежал гибели.

Жасмин чувствовала, что вот-вот разревется. Она с нетерпением ожидала этой посадки. Едва не прыгала от восторга по дороге от аэродрома к дому престарелых. Но все ее надежды лопнули, словно мыльный пузырь.

Бабушка, ее единственная родственница, с которой Жасмин не виделась со времени переезда из Каролины в Оклахому (а было это восемнадцать с половиной лет назад), не узнала свою родную внучку!

И что обиднее всего — не желала узнавать. Хетти Кленси держалась вежливо, была доброжелательной и немного рассеянной, но Жасмин ясно видела, что партия в бридж с подругами и мыльные сериалы по телевизору занимают старушку куда больше, чем общение с внучкой, которая ради встречи с ней пересекла континент.

Что ни делается, все к лучшему, убеждала она себя. Какой смысл завязывать отношения с бабушкой, живущей от тебя за тысячи миль, с бабушкой, которая вряд ли согласится переехать в Лос-Анджелес, с бабушкой, которую ты все равно не в силах обеспечить?

И все же — как жаль… Как жаль!..

Жасмин встряхнула головой, отгоняя уныние. Не так уж все плохо. Как бы там ни было, она все же познакомилась со своей единственной родственницей. И теперь, отправляя письма и поздравительные открытки по адресу, найденному в бумагах отца после его смерти, будет видеть перед собой живое лицо.

Жасмин давно отвыкла тосковать об отце, когда однажды он, усталый, сломленный и больной, появился у нее на пороге. С удивлением она узнала, что его мать еще жива, с еще большим удивлением — что она живет в Северной Каролине. До сих пор она полагала, что родственники у нее могут быть в Оклахоме, где прошло ее раннее детство.

Жасмин немедленно написала Хетти Кленси. Ответа не получила, но продолжала писать. Гоняясь за ролями, чтобы оплатить собственные расходы и медицинские счета отца, она урывала каждую свободную минуту, чтобы отправить в Каролину открытку или письмецо. Однажды, когда ее имя появилось в телепрограмме (а такое случалось очень редко), Жасмин послала бабушке газету, жирным красным фломастером подчеркнув свою фамилию.

Чтобы свести концы с концами. Жасмин снялась в нескольких рекламных роликах и устроилась на работу в магазин одежды. Не бог весть что, но на жизнь хватает. Плюс крошечная скидка на платья, которые она все равно никогда не сможет себе купить.

Что же она натворила? Выкинула столько денег на поездку к бабушке, которая ее даже не узнала! И не проявила никакого желания познакомиться. Пустая трата времени и средств — лучше уж сидела бы дома!

Нет, не лучше. Жасмин заслужила отпуск. Она не помнила, когда последний раз отдыхала…

И еще одна причина, из-за которой ей срочно потребовалось ехать на край света, — несколько месяцев назад Тахо Эрик начал ухаживать за ее лучшей подругой, а на днях Синтия впорхнула в магазин и защебетала:

— Угадай, что у меня за новость? Мы с Эриком решили пожениться! И ты обязательно будешь подружкой на свадьбе! Непременно, и не вздумай отказываться — ведь это ты нас познакомила!

И то правда. Надо же было сотворить такую глупость — познакомить любимого человека с очаровательной блондинкой, у которой к тому же постоянная (хоть и второстепенная) роль в «Уайлде и его детях»!

— Когда? — сдавленным голосом спросила Жасмин.

— В Валентинов день! Правда, это так чудесно, просто не верится!

Жасмин заверила, что ей тоже не верится в такие чудеса. И сочинила на ходу просто невероятную отговорку.

— Ой, видишь ли… у моей бабушки день рождение, семьдесят девять лет. Отмечает она пятнадцатого, но я обещала приехать заранее, чтобы помочь ей. Вы ведь, наверно, не захотите ждать до будущего года?

1
{"b":"4653","o":1}