ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Значит, они не настоящие охотники? — прошептала она.

— Правильно.

— Зачем же они так вырядились?

— Маскировка. Охотников в здешних местах полно, на них никто не обращает внимания.

— Однако ты заметил, что эти двое — ряженые? Лайон пожал плечами. Помолчав несколько секунд, Жасмин заговорила сама. Она быстро училась.

— На них все новенькое, с иголочки. И, как ты сказал, украшения. Кто станет лезть в болото с дорогими часами на руке, когда можно купить дешевые?

— Молодец.

— Это все? Или есть еще какие-то признаки, по которым ты их вычислил?

На этот раз Лайон молчал очень долго. Жасмин думала, что не дождется ответа. В груди у нее тошнотворным узлом скручивался страх. Лайон казался спокойным и расслабленным, однако машину он гнал со скоростью почти восемьдесят миль, и резкая линия плотно сжатого рта говорила, что не поздоровится тому, кто попробует встать у него на пути.

— Может быть, то, как внимательно они оглядели нашу машину, прежде чем войти. Может быть, то, как они рассматривали нас украдкой в зеркале. Может быть, то, что сегодня мы встречаемся с ними уже дважды. Может быть, то, что они держатся ровно в четверти мили позади — не ближе, не дальше. Не пытаются нас догнать, но и не упускают из виду.

Жасмин казалось, что это сон. Очень дурной сон. Ярко светило солнце. По обеим сторонам дороги весело желтели первые цветы. Какой-то старик разжигал костерок на краю свежевспаханного поля. Везде царили мир и покой.

Как в кино, подумала Жасмин. И кажется, впервые в жизни эта мысль ей не понравилась.

На подъезде к Плимуту транспортный поток увеличился. Повинуясь правилам, Лайон сбросил скорость до семи миль в час. Он проехал мимо двух закусочных, остановился перед третьей и, опустив стекло, заказал два бургера, два кофе и две порции жареного цыпленка.

— Тебе не нужно зайти внутрь? Жасмин покачала головой.

— А что… они? — спросила она тревожным полушепотом, мотнув головой в сторону заднего окна.

— Тоже остановились там же. Скоро нас нагонят.

— О господи! — прошептала Жасмин. — Что же нам делать? Найти полицейский участок?

Позвать на помощь?

Лайон развернул дорожную карту, быстро взглянул на нее, что-то подсчитал в уме и убрал карту. Все — без единого слова.

— Ешь. Когда выберемся из города, разверни мою порцию и дай мне разок откусить, хорошо?

Цыплят подсоли. А кофе не давай, я не хочу обжечься.

Бросив на нее быстрый взгляд, он добавил:

— Пожалуйста.

Они давно покинули город, пронеслись мимо многих миль распаханной земли, проехали несколько деревушек и пересекли пару разбитых проселочных дорог, когда Лайон заговорил снова. Спортивный автомобиль по-прежнему следовал за ними, сохраняя ту же дистанцию.

— Я отвезу тебя в аэропорт и посажу в самолет. Когда прилетишь домой, позвонишь по номеру, который я тебе дам. Меня там не будет — просто оставишь сообщение. Мне нужно знать, что ты дома и в безопасности.

Глава 11

Пока самолет не поднялся в воздух, Жасмин не позволяла себе вспоминать о торопливых минутах прощания.

Аэродром был маленький, захолустный. Несколько пассажиров маялись в зале ожидания. Возвращение прокатного автомобиля Лайон взял на себя, она же направилась к окошечку продажи билетов, где кассир долго и недоверчиво сличал ее лицо с фотографией на идентификационной карточке.

Она понимала, почему возбуждает подозрение. Что может подумать честный человек о женщине, которая переминается с ноги на ногу и то и дело оглядывается через плечо? Жасмин не могла выкинуть из головы ту странную парочку. Где они? Ждут снаружи? Что намерен делать Лайон? Неужели собирается возвращаться в Колумбию, или где он там оставил грузовик?

Дрожащей рукой схватив билет, Жасмин поспешила к окну, выходящему на стоянку. Они были там — дожидались, прислонившись к замызганному синему капоту.

Жасмин уже с ума сходила от тревоги, когда появился Лайон. Протянув ей сложенную квитанцию, повел ее прочь от окна.

— Какой выход тебе нужен?

— Выход? Лайон, послушай, они там. Ждут нас. Тебе нужно обратиться за помощью. Нужно…

— Ш-ш-ш. Тише. Теперь послушай меня. «Продолжается посадка на рейс…» — прохрипел громкоговоритель.

— Я не могу улететь и оставить тебя в опасности!

— Выслушай меня. Жасмин. Сейчас ты сядешь в самолет. Первое, что ты сделаешь, когда вернешься домой, — позвонишь по номеру, который я тебе дал, и оставишь сообщение, что добралась благополучно. Поняла?

Жасмин кивнула, тяжело сглотнув.

— Умница. А потом, через неделю… или сколько тебе там понадобится, чтобы убедиться, что все в порядке… я имею в виду…

— Убедиться, что у меня не будет ребенка?

— У нас не будет ребенка, — поправил он, неотрывно глядя ей в глаза. — Ты позвонишь еще раз. Обещаешь?

— Ты будешь там? По этому телефону?

Он поколебался — и по этому колебанию она поняла ответ.

«Заканчивается посадка на рейс 1332 в Атланту», — объявил жестяной голос из динамика.

Жасмин почувствовала, как кровь прилила к ее лицу. Защипало в глазах. Гордо вздернув подбородок, она произнесла:

— На твоем месте я бы подошла к первому же полицейскому и…

— Да, да, конечно. Тебе надо идти, милая, опоздаешь на самолет. Со мной все будет хорошо. Я знаю, кто такие эти парни и что им нужно. Все будет хорошо. Поверь мне.

Лицо его расплылось у нее перед глазами. Он сжал ее плечи, обжег быстрым, яростным поцелуем, а затем развернул ее и подтолкнул к выходу. Когда Жасмин нашла в себе силы обернуться, Лайон уже исчез.

С утра в понедельник Жасмин вновь приступила к работе в универмаге «Марсель». В десять утра она сделала перерыв, чтобы позвонить своему агенту и сообщить, что она снова в городе и свободна.

Впрочем, это она сделала больше по старой привычке. Настало время распрощаться с неудавшейся актерской карьерой. Издержки астрономически велики, а результата никакого. Пора расстаться с детской мечтой и окунуться в реальность.

На компьютер — даже подержанный — у Жасмин не было денег, так что она взяла напрокат портативную пишущую машинку.

Весь день Жасмин провела, строя планы на будущее: куда «толкнет» свой первый очерк, где попробует зацепиться, за какую тему возьмется в следующий раз. Лучше всего, думала она, пристроиться на постоянную работу в какое-нибудь небольшое еженедельное издание. Она найдет себе более скромное жилье, тогда денег хватит и на ребенка…

Но последняя мечта бесславно погибла на следующий же день. Жасмин обнаружила, что не беременна. Следовало бы этому радоваться. Карьера ее пока под вопросом, а того, что она сейчас зарабатывает, едва хватает на жизнь ей одной. Жасмин знала, что должна радоваться. И все же проплакала до поздней ночи.

Через три дня она позвонила по телефону, оставленному Лайоном. Автоответчик включился не сразу, после целой серии загадочных гудков и щелчков.

— Это Жасмин. Можешь не беспокоиться, — коротко произнесла она и повесила трубку.

Немало дней прошло, дней, наполненных нелегким, но увлекательным трудом. Наконец, воскресным утром в начале апреля. Жасмин вставила в машинку новую ленту и села печатать чистовик. К трем часам пополудни она остановилась, чтобы размять ноющие пальцы, полюбоваться растущей стопкой листов и перечитать, что получилось.

Получилось хорошо. Не шедевр, конечно, но очень и очень неплохо. Чистая энергичная проза, много глаголов и очень немного тщательно подобранных прилагательных. А главное — ей удалось передать атмосферу. Прочтя две страницы. Жасмин словно наяву увидела перед собой немые силуэты безлистых деревьев, черную, сонную, вяло текущую воду. Ощутила аромат плодородной земли, острый запашок прелых листьев, запах ила, дыма от костра и…

Лайон! Черт побери, опять! Как ни старалась она стереть его из памяти и со страниц очерка, избавиться от его образа было невозможно. Он как живой стоял перед глазами. Лайон. Сердце и душа этого угрюмого, загадочного мира.

25
{"b":"4653","o":1}