ЛитМир - Электронная Библиотека

На самом деле хозяева Матта не были ее друзьями. Анни когда-то была ее постоянной покупательницей, и перед поездкой они оказались в безвыходном положении. А Марти отчаянно нуждалась в деньгах.

Прихрамывая, Марти поплелась к дому, в то время как Коул ставил очередной мешок с мусором на место, которое он определил для этой цели.

Сначала поесть, сказала она себе, потом — горячая ванна и постель. Не помешало бы почувствовать его сильные руки на ноющей пояснице, мелькнула у нее тоскливая мысль..

Прекрати это! Меньше всего на свете в твоей жизни нужен еще один мужчина.

Так как Коул шел прямо за ней до самой парадной двери, Марти прилагала героические усилия, чтобы не хромать. И не свалиться в пальто, перчатках и во всем остальном на диван в гостиной.

— Вам звонили еще три раза, — сказал Коул.

Марти вопросительно подняла брови. Хотя бы на лице у нее еще остались мышцы, которые могут функционировать, не причиняя ей боли.

— Да?

— Некая мисс или миссис Бизли, которая сказала, что может прийти в любой день на следующей неделе, если вы захотите устанавливать книги.

Мне кажется, что я видел ее на причале, и это она сказала мне, что вам нужен строитель. Вы должны позвонить ей, когда будете готовы.

— Благослови ее Бог, — пробормотала Марти.

Файлин прекрасно знает, что до расстановки книг еще очень далеко.

Стоя так близко к Марти, что она могла ощутить свежий запах пиленой древесины и аромат лосьона после бритья, Коул продолжал:

— Был звонок от женщины, которую, насколько я расслышал, зовут Саша. У нее есть образцы ковров, которые она принесет утром.

— Она знает, что мне не до ковров. А кто еще звонил? — с любопытством спросила она.

— Один из тех, кто звонит и вешает трубку.

Марти закрыла глаза.

— Черт, черт, черт! Я ненавижу такие вещи, а вы? Это должно считаться противозаконным.

— Вероятно, просто ошиблись номером.

Открыв глаза, она увидела, что Коул все еще в комнате. Он выглядит таким рослым, крепким и надежным — одним словом, герой, сошедший со страниц любовного романа, которого никогда не было в жизни Марти.

— Послушайте, я запер дверь и снова включил обогреватель. Почему бы вам не раздеться, пока я буду варить кофе? Как только вы согреетесь, вам, возможно, захочется…

Отчего, интересно, возникает привязанность между двумя незнакомыми людьми, которые обменялись всего лишь несколькими незначительными словами?

Или по крайней мере привязанность одного человека?

О чем-то таком думал каждый из них.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Разговор закончился тем, что Коул остался на ужин, отчасти из-за того, что ему больше нечем было заняться, отчасти потому, что дом Марти, несмотря ни на что, был все-таки чертовски комфортабельнее, чем пропахшая плесенью яхта с явно недостаточным обогревателем.

Он убеждал себя, что решил остаться вовсе не из-за этой женщины, хотя ему нравится ее общество. До сих пор она не сделала ничего, чтобы привлечь его внимание.

Вероятно, все дело именно в этом. Она использует природную приманку, а не искусственную наживку.

— Дело в том, — сказала Марти, продолжая ни к чему не обязывающий разговор, — что сейчас у меня нет времени на игры и развлечения. — Она протянула ему бутылку. — Вам нужен стакан?

— Сойдет из бутылки, — ответил Стивенс. Игры и развлечения? Марти вкратце рассказала ему об их любимом времяпрепровождении — сватовстве, что помогло понять часть услышанного им разговора с Файлин. — А как реагируют ваши жертвы?

Что они говорят об этом?

— Я бы не назвала их жертвами. Посмотрите, как много людей пытаются встречаться в клубах, чтобы просто поболтать. И многие ходят на свидания с незнакомым человеком.

— По собственному желанию. Им никого не навязывают.

— Мы никогда этого не делаем, — запротестовала Марти. — Мы просто устраиваем так, чтобы Х встретился с Y, а что будет потом — решать им.

— Х и Y, как в хромосомах?

— Никогда не думала об этом в таком смысле, сказала Марти, и в ее больших серых глазах вспыхнул огонек. — Как бы там ни было, сейчас я ломаю голову над тем, как поместить уйму трехметровых полок в двух передних комнатах, и мне не до светской жизни нашего медвежьего уголка.

Любой совет будет с благодарностью выслушан.

— Ну, это не проблема.

— Теоретически, возможно, нет. Просто распилить полки на две части и заделать концы. В теории я сильна, но когда дело доходит до практики…

— Я могу переделать вам пару полок после ужина.

Сомнение на лице Марти постепенно сменилось улыбкой, почему-то показавшейся ему обворожительной из-за крошечного скола в уголке переднего зуба. Вот черт, оказывается, естественная приманка — опасная штука!

— Вы не обязаны делать это, — возразила она.

У Коула возникло искушение согласиться. С другой стороны, его вовсе не тянет возвращаться на причал. Промолчав, он стал помогать ей убирать со стола с таким видом, будто занимался этим всю жизнь. Пола настояла на том, чтобы нанять кухарку, которая одновременно исполняла бы обязанности экономки. Когда Коул возразил, что, живя вдвоем, они не нуждаются в ней и, кроме того, его доходы не позволяют этого, она кротко согласилась с ним.

Несколько недель спустя он неожиданно получил повышение и порядочную прибавку к зарплате.

Сначала его обрадовала возможность заняться архитектурной стороной строительного бизнеса.

Это всегда было его целью. Ему даже удалось получить степень бакалавра до того, как он повредил левое колено, что положило конец стипендии, которую он получал как отличный футболист.

Выполняя незначительные поручения, он не догадывался, что в компании тестя попросту является «содержанкой». Впрочем, скоро ему поручили серьезное задание — проекты для офисного комплекса Мердока и городского административного центра, он занял прочное служебное положение и получал удовольствие от работы.

Так было до тех пор, пока многочисленные несчастные случаи не возбудили у него подозрение.

Коул начал рано приходить на работу и задерживаться допоздна, проникая в области вне его юрисдикции…

Голос Марти, пригласившей его в гостиную, отвлек Коула от неприятных мыслей. Она указала ему место для установки полок.

— Эта стена самая длинная. У меня одиннадцать полок, и мне бы хотелось, если возможно, поместить их здесь.

По мнению Коула, комната была подходящей и достаточно привлекательной. Стены выкрашены в теплые кремовые тона, обстановка — приятное сочетание старой и довольно новой мебели. Ему здесь нравилось. Ничего выдающегося, но по крайней мере ничто не вопиет: «К мебели не прикасаться!»

Пола настояла на белой цветовой гамме, чтобы выделить свою коллекцию картин. Он ненавидел их, включая все остальное, что она именовала «произведениями искусства».

У Марти тоже есть пара картин. На одной — грустный пейзаж с болотом, на другой — закат солнца в облаках, блики которого играют на воде. Обе картины производят приятное впечатление. Во всяком случае, они намного лучше, чем режущая глаз абстракционистская мазня в чертовой коллекции Полы.

Обходя помещения, находящиеся на первом этаже, — две комнаты, кухню и прачечную, Коул мысленно переставлял мебель, прикидывая, как установить полки. Жаль, что придется битком набить единственную комнату наверху, но это ее дом.

Марти ходила за ним, как голодный щенок, ждущий, когда ему дадут подачку. Он не чудотворец. Переделать второй этаж в его силах, но помимо этого он ничего не гарантирует. Почувствовав ее беспокойство, Коул сказал:

— Вы же понимаете, что у вас есть право на выбор.

— На выбор? Вы имеете в виду цвет?

Коул услышал, как Марти вздохнула, и, повернувшись, увидел, что она стоит на ступеньке позади него. Слишком близко. Он случайно коснулся рукой ее бедра, и словно электрический разряд пробежал между ними. Марти отшатнулась, и Коул понял, что она тоже почувствовала это.

С придыханием в голосе она сказала:

10
{"b":"4654","o":1}