ЛитМир - Электронная Библиотека

Свисток из кухни объявил, что кофе готов.

— Вы хотите остаться здесь или перебраться на диван?

— Я бы предпочла лечь в постель или в горячую ванну, — тихо хихикнув, призналась Марти, — но мне кажется, что я не смогу подняться по лестнице.

Если это намек, он проигнорирует его.

К несчастью, его тело потеряло связь с мозгом.

— Вы уже завтракали?

— Выпила соку. — Марти положила руку на поясницу и поднялась.

Помнится, вчера он уже видел, как она несколько раз хваталась за поясницу.

— Послушайте, вы уверены, что с вами все в порядке?

— Конечно. Несколько таблеток ибупрофена — и все пройдет.

— Сколько? — Коул уже прошел этим путем, только в его случае это было выдаваемое по рецепту обезболивающее средство, которое ему пришлось принимать после того, как его обработала пара головорезов, нанятых бывшим тестем. Старая история, но он извлек несколько ценных уроков. Никогда не доверяйте парню, чья шея толще, чем расстояние между ушами, особенно если он называет вашего тестя боссом. И не подвергайте риску свой мозг и желудок, потребляя что-либо крепче, чем пиво, эль, и лишь изредка — стопку виски.

— Как продвигаются дела наверху? — спросила Марти с улыбкой, в которой не было веселья.

Другими словами, понял Коул, не лезьте в мои личные дела.

Он направился в кухню, а она вошла в гостиную и опустилась на диван. Ее желудок не будет в восторге от кофе, но чем-то нужно завести мотор.

— Побольше сливок! — крикнула она.

Вежливый плотник. С добрыми руками. С крепкими пальцами, которые знают, где и как делать массаж, не причиняя боли. Для Саши это был бы памятный день, если бы сейчас она смогла проникнуть в мои мысли, усмехнулась Марти.

Она не возражает против кофе, даже если ее желудок литрами вырабатывает кислоту. Несколько недель назад она ознакомилась со всем, что касается стресса и его физических проявлений. Теперь ей известно, как избежать его или по крайней мере бороться с ним. Беда в том, что у нее нет времени заниматься тай-ши. Что касается йоги, которая когда-то нравилась ей, то дальше поклонов солнцу ей не продвинуться.

Другой совет — музыка. Дейзи подарила ей компакт-диск «Мечтательная музыка нового века», которая не только не успокаивает ее, но даже приводит в раздражение, заставляя с нетерпением ожидать заключительного аккорда вместо бесконечно льющейся мелодии.

Вопли — вот, кажется, единственное средство.

Бесплатное и, вероятно, с минимальными побочными эффектами, но, чтобы воспользоваться им, ей нужно иметь на кого кричать. Она слишком закомплексована, чтобы выйти на улицу и испустить первобытный вопль.

— Я сделал вам несколько тостов.

Марти открыла глаза. Паваротти с хрипотцой снова здесь. Он просто невероятно привлекательный!

— Вам действительно необходимо принять ибупрофен? — спросил Коул.

Марти вздохнула.

— Нет, наверное. — Таблетками не вылечить надорванную спину. Ей нужно чувствовать боль, чтобы знать, насколько она нездорова.

— Когда вам надо в следующий раз выгуливать собаку?

— Днем. В любое время между двумя и шестью, когда закрывается собачья гостиница.

— Я пойду с вами. Мне все равно нужно заехать в хозяйственный магазин за материалами для стенных шкафов. Какой породы, вы сказали, этот пес?

— Помесь сенбернара с клайдсдейлом. Возможно, с белым медведем. Анни рассказывала, что он был маленьким пушистым шариком, когда они забирали его из питомника. Ха-ха!

— Итак, теперь он большой пушистый шар.

Коул включил лампу; утро было пасмурное и серое. Вместо того чтобы подняться наверх, он опустился на стул. Марти попыталась устроиться полулежа.

— Как насчет… ну, вы понимаете? — она указала на потолок.

— Я уже сказал вам, что опережаю график. Поэтому могу позволить себе пару коротких перерывов в течение дня. Теперь скажите мне, какую древесину вы предпочитаете.

— А вы что посоветуете?

Они обсудили стили, отделку древесины и металлические детали.

— Я возьму вас с собой, чтобы вы выбрали все это после того, как я встрою шкафы.

— О, так мне наконец разрешается высказать свое мнение! Означает ли это, что я могу подняться наверх в то время, когда вы там, или мне нужно подождать, пока вы уйдете, и потом выписать заказ?

— Ну, ну, какие мы язвительные!

— Да, язвительные, — отрубила Марти и зевнула.

Ноющая спина, сон, наполненный сновидениями…

Последнее, что она помнила, было ощущение, что кто-то осторожно разжал ее пальцы и взял чашку. Коул не выключил лампу, но повернул ее так, чтобы свет не резал ей глаза.

— Не уезжайте без меня днем, — тихо сказал он.

— Ммм, — пробормотала Марти.

Около четырех часов, когда они отъезжали от дома, Марти заметила, что на подъездной дороге у дома Кейси серого «мерседеса» нет. Она попыталась вспомнить, когда уехали Кейси. По словам Файлин, которая знала практически всех жителей и была в курсе их дел, они уехали в Тампу, чтобы увидеть своего первого внука. Мальчика. Его назвали Тодд.

— Погода меняется к лучшему, — заметил Коул.

Они ехали в грузовике, который Марти мысленно окрестила колымагой, — после прогулки с Маттом Коулу нужно будет привезти доски.

Преодолевая сонливость, она смотрела на руку Коула, лежавшую на рычаге переключения передач. У него хорошие руки… с сильными, но чуткими пальцами. Теперь она знает это.

— Вы не прочь еще вздремнуть? В чем дело?

Вам мешает спать беспорядок, который царит наверху? — спросил он.

Ну… быть может, не руки произвели на нее наибольшее впечатление, тем не менее…

— Я прекрасно сплю, — солгала Марти. — Погода действует на меня. Наверное, во мне есть что-то от медведя. В холодные дождливые дни меня тянет впасть в спячку.

Интересно, медведи в берлоге спят вдвоем?

Чем, интересно, они там занимаются?

Спустя несколько минут, когда Коул вывел Матта из его одноместного решетчатого номера, Марти вылезла из грузовика и присоединилась к ним. Матт был в прекрасном настроении. Когда они подошли к углу, Коул слегка потянул за поводок и взмахнул правой рукой.

Матт послушно повернул направо.

Марти остолбенела.

— Как вы это сделали?

— Что сделал?

Коул был без шляпы, ветер играл его волосами.

Марти нашла, что в его невероятной привлекательности есть нечто опасное.

— Как вам удалось заставить его повернуть направо? Он буквально отрывает мне руки, когда я заставляю его идти туда, куда нужно.

— Разве вы не подаете ему знаки рукой?

— У меня заняты обе руки. Если вы не заметили, он тянет меня за собой, как упряжка из шести мулов.

— Марти, вы же знаете, что он глухой, не так ли?

Разве вас не предупредили об этом? — Коул щелкнул пальцами. Пес даже не оглянулся.

Марти медленно покачала головой. Теперь она начала понимать, что Холлеты многое скрыли от нее, вероятно опасаясь, что, узнав о недостатках пса, она может отказаться от работы.

— К тому же на одном глазу у него созревшая катаракта.

— Вот черт!

Пока Коул объяснял Марти собачьи недуги, Матт сидел на широких задних лапах; на его трехцветной морде гуляла добродушно-глупая ухмылка.

— Он еще хорошо видит одним глазом. Ну, а то, что он глухой… вам просто нужно быть поаккуратнее с командами, подаваемыми рукой.

— Но… я никогда не подавала команды таким образом! — воскликнула она.

— По-видимому, вы делали это неумышленно.

Похоже, он привык следить за ними, поэтому, когда вы машете руками сначала в одну сторону, а затем в другую, он теряется. Это же пес. Он начинает вести себя так, как хочет. Обычно это ограничивается тем, что он метит территорию и исследует запахи.

Марти была раздосадована. У нее никогда не было собаки, хотя ей всегда хотелось завести ее.

Но сначала была школа, затем — Алан, нуждавшийся в уходе, а потом работа в магазине, которая занимала у нее много времени. Было бы несправедливо оставлять животное в одиночестве на весь день.

12
{"b":"4654","o":1}